20 января в кинотеатрах вышла французская комедийная драма «9 причин, чтобы жить», в чем‑то похожая на «1+1». Новинка рассказывает о дружбе нездорового школьника и распущенного папиного сынка. В главной роли Виктор Бельмондо — обаятельный внук легендарного Жан-Поля Бельмондо. Зинаида Пронченко поговорила с продолжателем актерской династии.

— «9 причин, чтобы жить» принадлежит к так называемому жанру кино благих намерений: автор утешает человечество, а оно сейчас особенно нуждается в добрых словах. Чем себя утешаете вы?

— А я не уверен, что прям нуждаюсь в утешении. Во-первых, я молод. Во-вторых, относительно удачлив. Разумеется, уровень тревоги, разлитой в воздухе, сегодня слишком высок. Но я пока справляюсь самостоятельно. Мои амбиции — мое утешение. Хочется много чего успеть и преуспеть. А так, конечно, семья и кино — две главные составляющие моей вселенной.

— То есть вы пока оптимист и верите в лучшее в людях и для людей?

— Оптимист — громкое слово. Оптимистов сейчас, наверное, вообще не существует. Да и не разновидность ли это глупости — оптимизм. С другой стороны, жить и ни на что не надеяться тоже преступно. Я просыпаюсь и говорю себе: любая погода хороша, а свобода, равенство и братство не за горами. Люди скорее меня радуют, чем наоборот. Потом я читаю новости и вижу, что проблем стало еще больше, они растут в геометрической прогрессии. Увы.

Кадр из фильма «9 причин, чтобы жить»
© Russian World Vision

— Вы читали новый роман Мишеля Уэльбека «Уничтожить»?

— Пока нет. Полагаю, что и у него хороших новостей для нас нет.

— Именно. Но если вернуться к вашему фильму, вроде бы это гимн толерантности, гуманизмом пропитан каждый кадр. Однако, если взглянуть на вашу картину, применив определенную оптику, можно сказать, что фильм политически безграмотный. Вы в роли «белого спасителя», имеет место и колониальный взгляд на «рабочие предместья», частичная апроприация, ну и далее по методичке… Насколько вам важны политические и идеологические аспекты в кино?

— Ох ты, это действительно «оптика». Ну я скажу честно: наш фильм довольно наивный и ставит перед собой базовые задачи. Как и сама жизнь. Это же реальная история. Не стоит об этом забывать. А базовая задача жизни, человека — милосердие. Его всегда не хватает. Во веки веков, так сказать.

Что касается политики, я не самый активный гражданин в политическом плане. И не выбираю фильмы исходя из критерия: какие проблемы затронуты, какая оптика применена. Разница между черным и белым, добром и злом установлена давно. Границы тоже. Баланс сил зато все время меняется. Сейчас в правильную сторону. Это воодушевляет. Но повторюсь, идеология не является для меня решающим фактором. Да и потом на данном этапе карьеры я вообще мало что выбираю. Меня выбирают. Мне опять же везет.

— А что с фильмом «Хватит врать» по роману Филиппа Бессона (переведен в России. — Прим. ред.) о тернистом пути гомосексуала к каминг-ауту? Съемки закончены?

— Почти. Это классный проект. И как раз важная тема. Для России, наверное, тоже. Для меня большая, сложная роль. Наконец-то. Мне нравится роман. Надеюсь, понравится и фильм. По крайней мере, работать над ним было интересно.

Кадр из фильма «9 причин, чтобы жить»
© Russian World Vision

— Не факт, что он выйдет в России. Хотя роман вышел. У нас есть закон о пропаганде гомосексуализма, так что все зависит от степени откровенности вашего кино. Хотела спросить вот о чем. Уверена, вам задавали этот вопрос миллион раз. Неужели вас не пугала перспектива постоянного сравнения с дедом, комментариев «не тот Бельмондо», когда вы выбирали профессию актера?

— Пугала, конечно. Продолжает пугать. Хотя выбор любой профессии — дело волнительное. Ты же вроде бы выбираешь жизнь. Это страшно. Можно, конечно, «не выбирать жизнь, а что‑то еще». Но это даже страшнее. И потом сравнения неизбежны. Всех сравнивают со всеми — без всякого кино. Разве соцсети не устроены по принципу постоянного сравнения? А сравнение себя с остальными — прямой путь к депрессии.

Я, конечно, особый случай. Мой референс — Бебель (ласковое прозвище Жан-Поля Бельмондо во Франции. — Прим. ред.). Хуже не придумаешь. Как равняться на солнце. Но ведь хорошо, когда солнце есть, когда оно проглядывает сквозь тучи, не так ли?

— Какой ваш любимый фильм с дедом?

— «Обезьяна зимой» однозначно. Я люблю этот роман и обожаю этот фильм. Жан Габен там безупречен. Дед от него не отстает. Пейзажи мрачнее не придумаешь и оттеняют печаль героев. Могу пересматривать бесконечно.

— Хорошо, а каков ваш план — в погоне за вечностью и недостижимым идеалом по имени Жан-Поль Бельмондо?

— Ну понятно какой. Тут сложно быть оригинальным. Сниматься в хорошем кино. Я мечтаю попасть в проекты Кантена Дюпье, Ромена Гавраса, Маттео Гарроне, Паоло Соррентино. Только что посмотрел его «Руку Бога». Боже, как же мне понравился этот фильм! В нем столько личного. Честно говоря, я даже не ожидал от Соррентино такого градуса искренности, любил его с детства за эстетизм и иронию, но «Рука Бога», пожалуй, сильнейшее его произведение.

— В «Руке Бога» футбол в лице Марадоны — полноценный герой. В вашем фильме футболу тоже нашлось место. Жан-Поль Бельмондо обожал футбол. А вы? За какой клуб болеете?

— Конечно, за ПСЖ«Пари Сен-Жермен», или ПСЖ, — французский профессиональный футбольный клуб из Парижа.. Дед был сооснователем этого клуба. А я внук своего деда. Здесь Париж, и Париж — это магия!

«9 причин, чтобы жить» с 20 января в российском прокате
Подробнее на Афише
Расписание и билеты
Смотреть в Okko
Подробности по теме
Чувствительное животное: Алексей Васильев о силе и красоте Жан-Поля Бельмондо
Чувствительное животное: Алексей Васильев о силе и красоте Жан-Поля Бельмондо