Перед премьерой «Черной Вдовы» Станислав Зельвенский рассказывает о том, как киновселенная Marvel зарифмовалась с глобальными событиями в связи с пандемией и шагнула в четвертую фазу.

«Марвелу» на удивление идет маленький экран — это стало особенно заметно в последние полгода, когда начали выходить сериалы, снятые не телевизионным подразделением компании, а теми же взрослыми, что делают фильмы. Все знают, что комиксы надо смотреть в кино, но в сущности это не более чем стереотип: в марвеловской колоде мало кто интересно работает с изображением, и все, что делает оборудование кинозала, — это молотит зрителя по голове. Дома звук потише, герои, будь то Халк или Человек-муравей, не нависают над тобой с огромной стены, а умещаются на ладони, и можно спокойно разобраться, кто из них что чувствует и что говорит. Тем более что вселенную, постоянно пополнявшуюся новыми персонажами, регулярно бросало то в мыльную оперу, то в ситком (особенно в коллективных фильмах — «Мстителях» и «Стражах Галактики») задолго до того, как это не без остроумия обыграли в «ВандаВижене».

Двухлетнюю паузу между фильмами «Марвел» однажды позволял себе в самом начале пути — после провального «Халка», перед вторым «Железным человеком». Сейчас с окончания третьей фазы MCU тоже прошло ровно два года — не так много времени, но целая эпоха: супергерои возвращаются в совсем другой мир, и Скачок, главное драматическое событие в финальной части «Саги бесконечности», очевидно зарифмовался с поразившей планету пандемией.

«Черную Вдову» сняли еще два года назад (по сути она скорее обрезок третьей фазы, чем начало четвертой), а вот сериалы для Disney+ делались уже с коронавирусом в воздухе, и вольно или невольно они выглядят комментарием к происходящему в настоящем мире.

Кому, как не «Диснею», заниматься психотерапией миллионов.

В «ВандаВижене», где Ванда Максимофф оплакивает погибшего андроида, центральная тема — горе, а ключевые слова — «самоизоляция» и «самообман». Последний, естественно, ни к чему хорошему не приводит: нехитрая мораль сериала состоит в том, что захватить в заложники городок в Нью-Джерси — не решение, а надо взять себя в руки, посмотреть в глаза суровой реальности и двигаться дальше. Правда, если первые серии были неожиданно и изобретательно стилизованы под американские ситкомы разных десятилетий, ближе к концу «ВандаВижен» становился все более тривиальным и в магической комиксовой суете растерял львиную долю своего обаяния.

© Marvel Studios

Примерно то же самое, но в условно пацанском формате проповедует «Сокол и Зимний Солдат», похожий на обычный марвеловский блокбастер, только в телевизоре: Сокол собирается с силами, чтобы поднять щит Капитана Америки, Зимний Солдат замаливает старые грехи и проговаривает травмы, постскачковый общественный невроз воплощается в анархистской террористической организации «Разбиватели флагов». Здесь на первый план со временем выходит не сеанс психоанализа, а политика: актуальный расовый вопрос плюс смутно левый антиглобалистский месседж, на всякий случай погребенный под руинами взорванных зданий. Самая комическая и символичная попытка «Марвела» постоять среди простого народа — эпизод, где Сокол безуспешно пытается получить небольшой кредит в банке.

Наконец, идущий сейчас «Локи» выбирает другой путь: побег в альтернативный таймлайн и параллельные реальности, то есть чистый незамутненный эскапизм. И пока, надо сказать, этот сериал выглядит слабее всего: многословный, декоративный и построенный исключительно вокруг харизмы — слегка уже утомительной — главного героя. Характерно, что единственная тема для обсуждения по итогам трех серий — бисексуальность бога шалостей.

Подробности по теме
«Бисексуальная эйфория»: как встретили каноничную ориентацию Локи
«Бисексуальная эйфория»: как встретили каноничную ориентацию Локи

Все более ожесточенная, несколько шизофреническая борьба между диалогом со стремительно меняющейся реальностью и уходом от нее и станет, по всей видимости, для «Марвела» главным мотивом и вызовом четвертой фазы. Среди очевидных тенденций — избавление по возможности от белых мужчин, кроме тех, что несут самые большие золотые яйца (кто в своем уме выгонит Камбербатча?): даже выжившие мстители передадут эстафету женщине-Халку, женщине — Соколиному Глазу, Торихе и так далее.

Другой важный момент — поиск компромисса между прогрессивными идеями, которые продаются на Западе, и желанием присутствовать на проблемных, но огромных рынках, в первую очередь — китайском. Здесь все тонко: судя по последним сводкам, есть, например, хорошие шансы, что первый азиатский супергерой «Марвела» («Шан-Чи и легенда десяти колец»), а также первый фильм киновселенной, поставленный китаянкой («Вечные»), попросту не пройдут китайскую цензуру.

Что касается «Черной Вдовы»: она едва ли плюнет в русскую душу настолько глубоко, чтобы всполошились профильные комитеты Госдумы. И в любом случае Наташа Романофф мертва и большой угрозы не представляет. Другое дело, что раз «Марвел» собирается шагать в ногу со временем, то и у России в грядущих фильмах и сериалах перспективы гораздо богаче, чем, например, у Заковии.

Смотреть в Okko
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
Тест «ВандаВижен»: в каком ситкоме вы бы застряли?
Тест «ВандаВижен»: в каком ситкоме вы бы застряли?