Что такое метавселенные, о которых все говорят? Станут ли они нашей новой реальностью? Какие угрозы они в себя таят? Вместе с XR-специалистом и юристом «Афиша Daily» разбирается в главных вопросах о метавселенной.

Ваня Юницкий

XR-эксперт, продюсер иммерсивных проектов. Основатель студии VOIC LAB. Автор телеграм-канала «VOIC: о технологиях и людях»

Роман Бузько

Юрист, сооснователь юридической фирмы Buzko Krasnov. Соавтор первой в рунете статьи о правовом регулировании метавселенной

Что такое метавселенные?

Роман Бузько: Термин «метавселенная» был введен киберпанк-писателем Нилом Стивенсоном в романе «Лавина» 1992 года. Греческая приставка «мета» означает «следующий за», «обобщенный» или «более комплексный». По задумке Стивенсона, метавселенная должна прийти на смену господства интернета, каким мы его знаем сейчас.

Это очень прогрессивный виртуальный мир, в котором присутствуют все социальные элементы реального мира, есть своя экономика, жители — игроки в виде аватаров. Идея легла в основу многих компьютерных игр и других произведений, например, фильма Спилберга «Первому игроку приготовиться» по книге Эрнеста Клайна.

Подробности по теме
Это часть нашего спецпроекта о будущем. Изучите его полностью
Это часть нашего спецпроекта о будущем. Изучите его полностью

Мы планомерно движемся к появлению виртуальных миров, описанных в этих произведениях. На самом деле мы уже проводим в виртуальности более 50% времени. Как минимум столько, согласно исследованию, взрослый человек тратит на взаимодействие со смартфоном, перед телевизором, в социальных сетях и за приставкой.

Ваня Юницкий: За 29 лет технологии разных направлений развивались, чтобы начать удобно собираться сегодня в эту самую метавселенную. Когда что‑то объединяешь вместе и даешь этому одно название, всем становится понятнее, куда мы двигаемся в технологическом плане.

Интересы, связанные с новыми рынками, бизнес-моделями и расширением влияния в интернет-пространстве, привлекли к идее метавселенной многих техногигантов (самый яркий пример — Meta Марка Цукерберга). При этом идеей метавселенной интересуются не только ИТ-компании, но и модные бренды (вроде Gucci и Nike. — Прим. ред.).

Как работает метавселенная?

Ваня Юницкий: Точно так же, как и ваш повседневный выход в интернет, только добавляется чуть больше иммерсивности, фиджитала (т.е. сочетания цифрового и физического опыта. — Прим. ред.) и межплатформенности. Говоря про метаверс, мы имеем в виду следующий шаг развития интернета, в котором мы перестанем находиться в плоскости монитора.

Добавляются удаленное присутствие, творческие коллаборации в VR, вездесущий AR, покрывающий цифровым слоем реальный мир. Огромное влияние уделяется вашему цифровому аватару.

Теперь вы не юзерпик в инстаграме, а полноценная 3D-личность с четкой идентификацией, в цифровых кроссовках Nike за 199$ и индивидуальностью, переполненная данными, которые нужны корпорациям.
Подробности по теме
Цифровая одежда будущего: 5 тезисов от участницы Summit Z8 Регины Турбиной
Цифровая одежда будущего: 5 тезисов от участницы Summit Z8 Регины Турбиной

Что нужно, чтобы подключиться к метавселенной?

Ваня Юницкий: Выход в интернет и девайс, который окажется под рукой: будь то AR- или VR-очки, лэптоп или смартфон.

Могут ли метавселенные вообще стать реальностью?

Ваня Юницкий: Для маркетологов они уже реальность. То, что год назад мы называли многопользовательским VR, сегодня уже метавселенные. На самом деле наш путь развития на сейчас проходит этап «метадеревень», где есть отдельные игровые и социальные платформы с некоторыми признаками метаверса.

Метавселенных не может быть много, она будет одна — и это будет следующая версия интернета с более широким спектром возможностей коммуникации. Это станет частью нашей реальности, как и сегодняшний интернет. Люди уже сегодня зависят от технологий во всех аспектах своей жизни.

Роман Бузько: Мы уже проводим в офлайне меньшую часть дня. Я бы сказал, что мы прошли эпоху зарождения метавселенной и теперь живем в примитивном виртуальном мире. Следующий этап — слияние между виртуальным и реальным мирами.

Например, рейтинг в видеоигре будет оцениваться банком или страховой в качестве кредитного скоринга. Но до этого далеко.

С какими техническими сложностями столкнутся компании, которые будут создавать метавселенные?

Ваня Юницкий: Для компаний, уже создающих свои платформы в метаверсе, главными барьерами остаются малая доступность для потребителей AR/VR-устройств и сложности с бесшовностью работы платформ на устройствах разных типов. Для создания самой метавселенной одним из сложных этапов станет объединение мощностей и массивов данных техногигантов в единую информационную систему.

Роман Бузько: Одна из проблем — это децентрализованная репутация, то есть набор атрибутов, ассоциированных с личностью. В реальном мире — это репутация среди друзей, диплом, мнение коллег, политический капитал, кредитный рейтинг. В современном цифровом мире — это количество подписчиков, лайки и даже рейтинг в каршеринге.

Личность не существует без атрибутов. Если при перемещении из одного виртуального мира в другой пользователь будет терять весь свой набор атрибутов (друзья, рейтинг) в другом мире, то такой цифровой мир ничем не будет отличаться от того, с чем мы взаимодействуем сегодня. Можно привести пример каршеринга. Допустим, вы зарегистрировались в одной компании, водили два года, накопили баллов, чтобы водить «мини-купер». Приезжаете в другой город, а там этого каршеринга нет, есть только конкурент. Тратите полчаса, чтобы зарегистрироваться, наконец-то садитесь и видите, что вам доступны только «Логаны».

Ваша заработанная репутация не принадлежит вам. Понятно, что приложения делают это, чтобы привязать себе пользователя, но сколько полезного времени глобально тратится на повторные регистрации и доказательства благонадежности. Единая база данных является необходимым условием развития метавселенной.

Захочет ли государство контролировать происходящее в метавселенных и как оно сможет это делать?

Ваня Юницкий: Наше? Конечно, захочет. Как? Надеюсь, что контролировать будет так же, как боролось с Telegram. Ну или придется выкупить парочку глобальных метаплатформ, как выкупили VK.

Роман Бузько: Захочет, если там можно будет взымать с кого‑то налоги.

Контролировать метаверс можно будет через требования к провайдерам интернета (блокировка доменов), разработчикам игр (обязательные правила) и производителям устройств (предустановка приложений).
Подробности по теме
Луна за окном и одинаковые аватары: Как выглядит виртуальная метавселенная сейчас
Луна за окном и одинаковые аватары: Как выглядит виртуальная метавселенная сейчас

Все это уже существует. Каких‑то больших изменений в этой плоскости я в ближайшее время не вижу.

Будет ли в метавселенных место анонимности и свободе слова?

Ваня Юницкий: Предполагается, что да, но на деле вряд ли вообще можно говорить о какой‑либо анонимности в сети, будь то зашифрованный выход в нынешний интернет или заряженный метаверс на блокчейне с новейшими VPN. Я не верю в стопроцентную анонимность, а вот в свободу слова верить хочу.

Роман Бузько: В идеале в метавселенной должны быть псевдоанонимность и мультианонимность. Псевдоанонимность подразумевает, что каждый человек будет сам контролировать, что именно ему раскрывать о своей личности, а мультианонимность — то, что у каждого человека будет несколько личностей и цифровых аватаров.

Смогут ли компании защитить наши персональные данные, ведь у них их будет все больше?

Ваня Юницкий: Пока что они с этим справляются на троечку. Крупные утечки случаются еженедельно. Здесь стоит подумать даже не о персональных данных, а о данных, от которых могут зависеть жизни миллионов людей. С приходом метавселенных придется думать, как защитить цифровое представление физического мира и все его непрерывные процессы. А это пострашнее украденного пароля от почты или фейсбука.

Подробности по теме
Это часть нашего спецпроекта о будущем. Изучите его полностью
Это часть нашего спецпроекта о будущем. Изучите его полностью