перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Состояние электроники Иван Афанасьев: «Туман и ель — наш лесной нуар»

Участник электронного дуэта Love Cult и основатель лейбла Full of Nothing поговорил с «Афишей» о смешении высокой и низкой культуры, коротком жизненном цикле российского андеграунда, смешных деньгах и Карелии.

Музыка
Иван Афанасьев: «Туман и ель — наш лесной нуар» Фотография: Из личного архива

О лейбле

Мысль о том, что надо бы запустить лейбл, появилась в 2005-м, а первый релиз Full of Nothing вышел в 2010-м. Первые релизы были в формате CD-R, потом появились кассеты: с обложками ручной работы и очень маленькими тиражами — по 20–30 штук. Когда у нас выпускался итальянский проект throuRoof, релиз был посвящен картам Таро. А мы с Аней пошли гулять в лес и нашли пачку карт Таро. Мы взяли их домой, высушили, очистили и использовали как обложку — каждая кассета была с картой Таро. В какой-то момент мы купили дубликатор и начали профессионально кассеты дублировать — не на музыкальном центре. А сейчас уже делаем это на питерском заводе GoTape.

О цели

Цель была такая — спровоцировать диалог нашего андеграунда с андеграундами других регионов. Два фокуса, которые нас невероятно впечатляли, — это Америка и Финляндия. Третий — Великобритания. И то, что творилось в 2010-м на этих трех сценах, не имело никаких аналогов в России вообще. Мы, сидя в Петрозаводске, бывали с выступлениями в Москве и со всеми общались — никто не пытался делать ничего такого, как Sunburned Hand of a Man, как финский лейбл Fonal. У нас в прессу это вошло как психофолк, но на самом деле это более широкое явление, сцена на стыке фри-джаза, нойза и какого-то фолка. Во всех этих странах было огромное количество лейблов с тиражами по 20–30 копий — целая экосистема. В России же не было ни одного лейбла, группы, блога — и мы решили, что это может быть началом диалога.

Мы делали кассеты и наугад отправляли в эти три страны всем людям, которые нам нравились. А потом очень резко Wire об этом написал, отозвались ребята из Америки. Так множество этих малюсеньких контактов дало результаты — нельзя назвать их революцией или прорывом, но они помогли развиться как артистам Love Cult и каким-то близким группам. И которые в некоторой степени помогли нанести Россию на какую-то карту андеграунда. Нас интересовала конкретная сцена, частью которой мы хотели быть. Другое дело, что уже через год существования лейбла она словно бы рассеялась: движение начало потухать. Но появилось много отпрысков, в которые мы тоже втянулись. А где-то на третий год существования лейбла начало вырисовываться что-то свое.

Последний на данный момент релиз дуэта Love Cult, в котором состоят Иван Афанасьев и Анна Куц, носит название «Wonderland» и выпущен, естественно, на Full of Nothing

О русских единомышленниках

Слушай, очень интересно, что они меняются практически каждый год, — проекты закрываются с невероятной скоростью. Это против чего я протестую и веду беседы на кухне со своими друзьями уже много лет. Я просто не понимаю этот короткий жизненный цикл российских андеграундных проектов. Мне, допустим, безумно нравилась московская группа Arabian Horses — они активно функционировали полтора что ли года. Был Polypus Sapiens, очень хороший проект из Ростова — он прожил пару месяцев после релиза, как и его отпрыск Polypus Acephalous. Из тех, кто в то время на нашем лейбле выпускался, живы, получается, Asian Women on the Telephone. И те, кто выпустились в этом и прошлом году, — Suokas, Hmot...

О Moa Pillar и несправедливо оставшемся незамеченным альбоме «Humanity»

Абсолютно согласен с тем, что альбом очень сильный. Странно, что на личном уровне мы получили отзывы отовсюду, включая тусовку лондонского радио NTS, тусовку Boiler Room, всех, кого надо. В личных сообщениях все написали «чуваки, это бомба», но до того, чтобы кто-то об этом сделал пост… Этот материал звучал в пяти, по-моему, эфирах NTS. Но не щелкнуло почему-то на том уровне, которого Федя заслуживает. Что очень печально, конечно. Хотя все кассеты разошлись за неделю, и на нашем стандартном уровне все классно.

С Федей мы познакомились, когда с Love Cult в Powerhouse записывались. А потом я наткнулся в SoundCloud на трек «Тихих камней» (группы Федора Переверзнева (Moa Pillar) и Насти Толчневой (Lovozero). — Прим. ред.). Я пишу: «Ребят, да это ж сила вообще!» Они отвечают: «Да это ерунда вообще, это никто не должен слышать, это для себя». Я говорю: «Нет, давайте уж издадим». А когда издали, ребята стали больше по-дружески делиться всем, что у них происходит. Федя какие-то рабочие вещи показывал, Настя Lovozero прислала, на которое я тут же набросился и месяца два умолял выпустить у нас. Но она отказалась, потому что это Monoleak, им очень хотелось попробовать себя как диджитал-лейбл. Так Lovozero сорвались, зато мы с Федей поняли, что мыслим одними категориями. И в какой-то момент он сам сказал: «Full of Nothing — подходящий дом для этой записи».

Альбом Moa Pillar «Humanity» вышел на Full of Nothing этой осенью

О роли Full of Nothing в продвижении артистов

Разумеется, мы к этому прилагаем усилия, но на DIY-андеграундном уровне. У нас большая база личных контактов, имейл-рассылка, база журналистов. Но мне кажется, даже это не особенно важно — любой артист сам способен такой базой обзавестись, приложив немного усилий. Главный эффект от выпуска на лейбле, как мне кажется, в том, что артист получает диалог и контекст. И мне кажется, что у нас на русской сцене этот контекст есть. К нам приходят сотни демок из неочевидных стран — из Греции, из Италии и так далее. Люди очень конкретно пишут, что слушают релиз за релизом и им кажется, что вот это верное направление. У нас смешные деньги, смешные продажи, нет каких-то туров, да. Но есть какая-то жила, течение, в котором приятно быть. Из-за этого люди с нами остаются.

Одному нашему артисту немецкий лейбл предложил издать винил. Они отобрали треки, договорились выпускать. Потом они ему говорят: «Слушай, тут у тебя в песне слишком грустный момент, давай его повеселее. А этот трек не сработает на танцполе, а у нас как раз есть какой-то немецкий чувак, который сделает ремикс — и вот тогда пластинка получится отличная». И он подходит ко мне: «Давай лучше у вас кассету выпустим, на фиг мне нужны какие-то диджеи, которым мой синтезатор кажется грустным».

Станислав Шарифуллин, он же Hmot, деятельный энтузиаст российской электронной сцены, основатель кассетного лейбла Klammklang. Весной на Full of Nothing у него вышел EP «Barricades».

О вечеринке «Эго трип»

Если вкратце, то мы не получаем кайфа от большинства вечеринок, на которые мы сами ходим. Идеальная вечеринка для нас — это путешествие в себя, момент, когда музыка, обстановка, атмосфера и люди позволяют тебе быть самим собой, не прикрываясь, и чувствовать себя очень расслабленно. На некоторых вечеринках, особенно в Москве, чувствуешь себя, словно ты экспонат в витрине. Иногда тебя слишком пытаются веселить — есть больший уровень энтертейнмента, чем он должен быть. В смысле света, шоу и так далее. А мы достаточно простые и ортодоксальные слушатели, которым кажется, что если есть пара напитков в продаже, приглушенный свет, хороший звук и хорошая музыка, то этого достаточно. И что основная часть вечеринки происходит у тебя в голове. Поэтому «Эго трип» — это достаточно простая вечеринка, на которой можно побыть собой и услышать хорошую музыку, которую ты, может быть, услышать и не ожидал.

О контексте Full of Nothing

С одной стороны, это нежелание становиться нишей. В современном мире очень легко выбрать фокус и оперировать строго в нем. Но практически всегда момент сенсации происходит, когда ты не находишься полностью в нише. Ты не можешь прийти в джаз-клуб на джаз-банд, который играет джазовые стандарты, и испытать ту сенсацию, которую ты испытаешь, если сходишь на джаз-банд в «НИИ». С другой стороны, это достаточно понятная тенденция смешения высокого искусства с низким и наоборот. В 2015-м кажется естественным сходить на выставку картин в берлинском ночном клубе или посетить танцевальную вечеринку в Эрмитаже, как это было в прошлом году на «Манифесте». Сейчас вполне нормально  хаус-диджея поставить в лесу под дерево, а техно-чувака загнать в консерваторию. Сергей Суокас как раз записал альбом в Петрозаводской консерватории. Изначально подразумевалось, что он выйдет на Full of Nothing, но потом появился лейбл из Лондона и Сергей нас «променял» — выпускает это дело там на виниле. В чем мы его полностью поддержали, так как это ему открывает гораздо больше перспектив. А с нами он сделает другую кассету.

Сет Suokas на фестивале Save на Трехгорной мануфактуре

О предыдущих шоукейсах Full of Nothing в Москве

Мы их делали дважды, последний — весной в клубе Powerhouse по случаю пятилетия лейбла. Главный вывод, который мы сделали, — публика не совсем готова воспринимать сочетание танцевальной и нетанцевальной музыки. Мы исходили из того, какую музыку хотели бы слушать  сами, поэтому у нас первыми играли «Тихие камни», вторыми Lovozero — начиналось все с эмбиента, ребята сидят на полу, ковры, свечи. Потом были Love Cult с нойзовыми и хардкорными вещами, Hmot, Moa Pillar с более экспериментальным сетом, у Суокаса уже прямая бочка. Для нас это естественная прогрессия. По факту же публика поделилась на две части: одни шли на вечерний концерт, вторые — потанцевать. И они никак не пересекались. Поэтому сейчас мы возвращаемся к привычному ночному формату.

Микс для радиостанции NTS в честь пятилетия лейбла Full of Nothing

Об участниках «Эго трипа»

На «Золото» я наткнулся в SoundCloud, подумал: «Как же плохо сделано, как жестко звучит». А потом я послушал еще раз и еще раз. И на 20-й раз я Ане говорю: «Материал-то никакой, а я его все слушаю и слушаю». Она отвечает: «Так, наверное, там что-то есть. Что-то, что не описывается стандартными критерями качества».

InLensk сделал ремикс на Love Cult, мы по-дружески общались. Но у него есть Other People, поэтому ему совершенно не нужен Full of Nothing. Тем не менее мы хотим расширять рамки этой вечеринки — это не просто лейбл, а лейбл и друзья. На следующем «Эго трипе», скорее всего, ICЗPEAK будет. Хотя некоторые будут плеваться, потому что «низкая культура», «за пять минут сделанные на лэптопе треки». А мне сложно объяснить, чем они обладают, но они обладают чем-то таким, чего не хватает ребятам, способным, например, сделать крутой звук.

О состоянии электронной музыки в России

Идет активный процесс развития — может быть, не на таком уровне, чтобы говорить о чем-то свершившемся и сформировавшемся. Но меня очень радует, что люди активно работают и всецело погружаются. То, что я говорил о желании попасть в нишу и пародии на самих себя, — мне кажется, мы этим страдаем. Но слава богу, что есть другие примеры — например, лейбл «ГОСТ звук». С одной стороны, у них вроде бы есть ниша, но настолько эфемерная, что ничего не мешает выпускать техно, хаус и какие-то эмбиентные вещи. Менять форматы, но оставаться верными своему видению — у них очень разные артисты, но они все в одном видении. Поэтому «ГОСТ звук» кажется одним из самых прогрессивных лейблов и тусовок — несмотря на то, что это ретротусовка и ретромузыка.

Я говорю не только о ретростилистике, которую лейбл избрал, а о том, что техно и хаус — это ретрожанры. В которых с 1991 года меняется немногое. Меняется дизайн, но несущая структура остается той же. Сейчас популярен витч-хаус, который появился в 2006-м, — этого больше нет нигде. Видимо, виновата ностальгия по утраченному времени, которая и приводит к переработке старых штампов. Хотя сам по себе витч-хаус был прогрессивной музыкой до той поры, пока там происходило что-то новое, — а в нем давно началось калькирование.

Техно и хаус такие жанры, которые тебя жестко ограничивают. Ты же не можешь потерять бочку. Больше всего в этих жанрах меня смущают одни и те же звуки барабанов, вот эта повальная озабоченность 808-ми и 909-ми «роландами». Это странно, ведь даже металлисты — самый закомплексованный слой музыкантов, которые ко всему подходят очень ортодоксально, даже они постоянно находили, как раздвинуть рамки.

О месте Карелии в контексте Full of Nothing

Очень просто играть на локальных клише, когда есть экспортный бренд, понятный тег. О нем просто писать в пресс-релизах или говорить в курилках. «В Москве ритм большого города и все куда-то спешат, а в Карелии леса и озера». Но я только что с пробежки — у меня в трех минутах от дома начинается глухой еловый лес. Я бегал, слушал всякие релизы лейбла Blackest Ever Black и понял, что эта музыка здесь имеет идеальный контекст. Туман и ель — такая, знаешь, твин-пиксовщина. Или романтические моменты из «Секретных материалов», какой-то мистический нуар. Мы в этом живем. В Питере нуар другой, какой-то декадентский. А у нас провинциальный лесной нуар, как в «Твин Пиксе». Думаю, что это слышно и в Love Cult, и, например, в Суокасе.

В чем еще находит свое отражение локация лейбла? У Петрозаводска в узких кругах есть репутация города сумасшедших одиночек. У нас все хейтеры, все друг друга не понимают, вместе работать не умеют и не хотят. Но все имеют нотку гениальности, сидят у себя дома и делают абсолютно безумные вещи. Например, Sashash Ulz, у которого нереально распродаются кассеты на Discogs, наверное, релизов 40 на 20 американских лейблах. Мы Сашу очень трепетно любим, когда мы с Сашей встречаемся, нам очень весело. Но никогда не доходит до того, чтобы мы что-то делали вместе или считали себя частью одной тусовки. Мне кажется, что в Love Cult и Full of Nothing это тоже прослеживается. Как только у нас появляется связь с какими-то творческими тусовками Москвы или Питера, то она очень быстро обрывается. Возможно, потому что быть сумасшедшими одиночками нам комфортнее. Строить свой мирок, сидя в туманном лесу.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить