перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Звуки

«Группировка «Беловежская Пуща», Пантерабог, Асид Костя и другие группы сентября

Редакция «Волны» продолжает исполнять взятый на себя обет и оценивать — строго, но справедливо — группы, которые присылают нам свою музыку и просят о ней написать. Чтобы не было упреков, что наше издание пишет «не про тех», про тех мы теперь тоже пишем — хотя бы раз в месяц.

«Малиновая гора»

Что говорят они

«Мы с группой «Малиновая гора» недавно закончили нашу EP из пяти песен. Хотел бы вам предложить отрецензировать запись или, может быть, даже взять нас на ваш лейбл». 

Что слышим мы

Ничего такого не слышим: «Малиновая гора» — это несколько довольно очевидных клише «сказочной» музыки: психоделический поп «Револьвера» The Beatles, чудной фолк Jethro Tull, скромная тихость Ника Дрейка и ранний БГ, «Калинов мост» и, прости господи, «Чиж и компания» с отечественной стороны. В принципе, с такими референсами можно сделать и что-то интересное, но «Малиновая гора» будто нарочно старается максимально нейтрально и безлико передать общее настроение такой музыки. Что им в общем-то удается — но зачем? Вот и самопрезентация группы, приведенная выше, тоже какая-то совсем формальная, а ведь люди, сочиняющие тексты со строчками «Седлал степного коня,/Конь знал больше меня» и «Мама пришла домой,/Она пьяна,/Она тоже имеет право,/Она человек,/XXI век», явно способны на большее.

Thorn1

Что говорит он

«Альбом Евгения Жейды из Алтайского края. Крайне сложно определить стилистическую принадлежность, но если все же попытаться, то выйдет что-то типа lo-gaze-pop или post-pop. Релиз отличают неплохая работа со звуком и отличные мелодии. Впрочем, в некоторых композициях они запрятаны вглубь слоистой структуры, оставляя простор для воображения: иногда не знаешь, действительно ли ты слышал то, что слышал».

Что слышим мы

Больше всего альбом «The Light of Random Star» напоминает первую запись исландцев Sigur Rós, «Von». На ней, если не слышали, большую часть времени занимает вкрадчивый эмбиент, из которого вырастают всего две (но мощные) полноценные песни. «Von» не сделал Sigur Rós ни популярными, ни даже заметными, но по нему очень хорошо был слышно, как исландцы прощупывают почву, ищут свой звук и находят в итоге то, что на следующих альбомах сделало их известными на весь мир. У Thorn1 то же самое — это очень аккуратные, осторожные эксперименты со звуком, попытки понять, как написание звуковых полотен работает в принципе, и тут так же из эмбиента и лоу-фая иногда выныривают полноценные песни. Разница, разумеется, в том, что, если бы не все то, что с Sigur Rós произошло потом, «Von» была бы одной из самых неинтересных пластинок в мире, а за «The Light of Random Star» пока не следует вообще ничего. Но если Thorn1 сможет понять, куда двигать тот звук, который он так аккуратно вырабатывает, дальше, то и этот документ становления большого артиста будет так же интересен, как пресловутый «Von».

Пантерабог

Что говорит он

«Привет, «Афиша», я предлагаю вам новость: рассказать обо мне. Писал Гоше Биргеру и Никите Величко, не дождавшись ответа, пишу письмо жизни и сюда. Жду ответа в любом случае, если для вас это супербеспонтово, то напишите мне об этом, а если вам понравится, то можем вместе попить чай на мои именины и покурить спайс. Спасибо».

Что слышим мы

Пантерабог, сначала хотелось бы поблагодарить вас за предложение попить чай и покурить спайс. Спайс мы не курим, но все равно спасибо. Это музыка, которую все так настойчиво продолжают называть «хипстерской», хотя тренд ее уже прошел два года назад. Человек в маске на обложке, геометрические фигуры, синтезаторы и, разумеется, непонятное название. Приятно, что Пантерабог поет на русском языке, хоть и голоса у него, наверное, нет, судя по тому, насколько сильно он изменен на записи. Но, с другой стороны, кто вообще умеет петь из присылающих письма в эту рубрику? Пантерабог явно старается делать музыку и разнообразной, и модной, но за двумя зайцами не угнаться; лучше избежать копирования и делать что-то свое. Или просто добавить живые ударные и быть русским Slow Magic, что тоже неплохой вариант — московская публика будет носить вас на руках в течение еще как минимум полутора лет.

«Рига»

Что говорят они

«Для нас Музыка — маленькое напоминание Бога, что есть что-то большее в этом мире, чем мы. Гармоническая связь между всеми живущими… и звездами…»

Что слышим мы

«Я отпускаю в небо фонари, чтоб ты увидел эти огни,/Сокращаю расстояние между нами» — это припев песни под названием «Расстояние», а еще одна песня называется — сюрприз! — «Фонари». Зычно поет женщина, типично и тупо звучат арпеджио и аккорды на гитаре, орет из колонок трафаретный хард-рок. Бог правда есть, и он с нами.

Золотухин

Что говорит он

«Буду признательна (пишет, скорее всего, его менеджер. Прим. ред.), если Вы послушаете акустические записи Владимира, которые вошли в его живой альбом и, возможно, поможете с их размещением на «Афише–Волна», так как мы давно стараемся, чтобы достойные артист и музыка попали в пространство главного транслирующего музыкальные тенденции механизма!»

Что слышим мы

Грубая лесть не поможет — Владимир Золотухин, вокалист группы Cardio Beat, известной благодаря тому, что выступала у Семена Чайки в программе «Живые», поет песни предельно скучные и банальные; его манера пения напоминает практически любого томного принца, пытающегося под акустическую гитару соблазнить девушку каким-то французским стилем пения с нижегородским акцентом. Грубо говоря, если бы Луи Франк из Esthetic Education был бы бесталанен, то получились бы именно эти песни. «Я допиваю последний глоток и отправляю дымок в потолок» — ну как можно петь такое настолько серьезно? Двойка вам по любви, Владимир.

Владимир Золотухин feat. Алим — «Последний каприз»

Дмитрий Филатов

Что говорит он

«Добрый день, не знаю, насколько это может быть интересно «Волне», но все-таки решил написать. Меня зовут Дмитрий Филатов. Уже достаточно давно я занимаюсь электронной музыкой — ближе к коммерческому направлению. Много где издавался. У меня недавно вышел альбом. И я решил его раздать бесплатно. Если вдруг заинтересует, то его можно послушать у меня на странице».

Что слышим мы

На PromoDJ альбом и правда раздают бесплатно — но на iTunes его все-таки продают: врут те, кто говорят, что щедрость не знает границ. Скорее всего, каждый из нас сталкивался с тем, что слышал (возможно, даже просто случайно наткнувшись на волну, а не по своей воле) музыку с радиостанций Radio Record и DFM — на последней Филатов даже ведет авторскую передачу «Динамика». Тем удивительней, что именно динамики его песням не хватает: просто поразительно, как даже в такой не самой лучшей музыке можно делать настолько плохие песни, абсолютно плоские и лишенные грува. Видимо, благодаря фанатам передачи Филатов все-таки умудряется это кому-то впихнуть, но мы бы предпочли старого доброго Ферри Корстена.

Filatov feat. Sugarmammas — «Blow (Radiomix)»

Асид Костя

Что говорит он

«#rave #acid #eurodance #techno #асид #костя».

Что слышим мы

Теги не врут — если, конечно, этого парня действительно зовут Костей. Он вполне себе нормально поет и даже как-то заполучил к себе на подпевки оперную певицу Наталью Бызееву: возможно, те, кто еще помнит Органическую Леди, чуть всплакнут, услышав ее голос. Тем не менее его первая и пока последняя песня все же плохая: она буквально разваливается от идей, которых здесь невероятно много, да и эйсид здесь из десятых, а не тот самый. До уровня великой песни «Танцуй и повинуйся» это все-таки не дотягивает (правда, до нее потом не смогли дотянуть и авторы), но если Костя еще немного постарается, то его полюбят как минимум модники Москвы. Уже что-то.

«Группировка «Беловежская Пуща»

Что говорят они

«Здравствуйте, уважаемая «Афиша–Волна»! Хочу предложить Вам посмотреть первый клип «Группировки» на песню «Танцующий в темнтоте». Посвящаю Ларсу фон Триеру. «Группировка «Беловежская Пуща» — это армагеддон-shanson, second-модерн, pop-стоп, virt-реализм, no rock, dark-эстрада, hard-попс, porno-регги и бульба-jazz белорусского рока! Да здравствует новый белорусский андеграунд! Хай жыве ГБП!»

Что слышим мы

Минская группа с говорящим названием называет себя армагеддон-шансоном (причем «шансон» пишет латиницей) и порно-регги («порно» тоже пишет латиницей). По сути, это тот самый белорусский андеграунд — песни с социальным подтекстом, тоска по тюремной романтике, концерты-квартирники — все «как раньше». Надо сказать, что музыка у «Группировки «Беловежская Пуща» очень даже слаженная, тексты песен — немного наивны в своем категорическом максимализме, но все же больше похожи на стихи, чем на рифмованные словосочетания, с какими приходится в основном сталкиваться, говоря о песенном стихотворчестве. Но все это потому, что «Гриппировку» делают еще совсем молодые люди, отсюда и юношеская любовь к фон Триеру, и песня «Олигарх», скопированная с «Hey Joе» Шарлотты Генсбур, и экзистенциальные противопоставления подъездных тусовок вроде «Там на лестничной клетке мутный запах мочи». Молодые музыканты тоскуют о том, чего сами никогда не видели, но о чем читали в книгах, и вполне возможно, что их юношеский романтизм через пару лет пройдет и они пойдут работать топ-менеджерами в крупные компании.

Свежий клип группы и его описание: «[Клип] Посвящаю Ларсу фон Триеру. На запись песни, съемки и монтаж ушло всего лишь два дня. В кадрах мелькает замечательная кукла, сотворенная Машей Комаровой... собственно, и сама Маша-растеряша, с коей мы и снимали вместе, случайные прохожие, забытая кем-то бутылка водки, детский рояльчик, который я использую иногда в качестве палитры, дабы украсить сей инструмент... ну и я, ФМ!»

«Вторые брюки»

Что говорят они

Не просто говорят, а терроризируют редактора «Волны» Артема Макарского. Далее — несколько выдержек из писем группы «Вторые брюки»: «Наш первый альбом потихоньку рвет чарты. <…> Мы уже отпрезентовали альбом в Москве, был полный аншлаг. <…> Пишешь про «Отстой», а лучше б о «Вторых брюках» написал».

Что слышим мы

Мы слышим группу «Аквариум» в песне «Мы будем», мы слышим «Аукцыон» в песне «За тобой/Встреча», мы слышим старый добрый русский рок, в общем, во всех песнях «Вторых брюк». И не то чтобы это было очень плохо, это просто очень не ново и очень несвоевременно; парни должны были родиться полвека назад, тогда бы они пришлись ко двору. А сейчас лоуфай-записи режут слух, расклешенные брюки напоминают о грязных каэспэшниках с сальными волосами, а бесформенное завывание под акустическую гитару (песня «Oh, том») отсылает к попрошайкам со Старого Арбата. Там, собственно, группе и место.

Baked Milk

Что он говорит

«Пишу музыку под этим псевдонимом примерно с декабря 2013 года, вдохновившись модной волной джука и трэпа. Стараюсь искать свой звук и думаю, что еще стиль мой до конца не оформился, несмотря на то что удовлетворен звучанием своих треков. Распространяю свою музыку бесплатно, размещая ее на странице «ВКонтакте». Радует, что народу нравится и получаю, как мне кажется, неплохой фидбэк. Мир».

Что слышим мы

Русские музыканты в большинстве своем почему-то думают, что джук — это не в первую очередь танец, а музыка, под которую хорошо полежать в комнате, полной белого дыма, и подумать о своем; впрочем, оставим это на их совести. Конечно, под музыку «топленого молока» можно атмосферно покачать головой, но количество последователей сообщества «Береза» уже зашкаливает — что же они будут делать, когда из моды выйдет и джук, и трэп? Где все великолепные битмейкеры, делавшие так называемый инструментальный хип-хоп несколько лет назад? Это не проблема Baked Milk, но молодой музыкант явно в опасности.

Nikita Malinin — «Kitty (Baked Milk Remix)»

Garnet Hyenas

Что говорят они

«Дебютная EP от наших соотечественников, воодушевленных драйвом гаражного блюз-рока, наполненная мощной атмосферой, традиционной грязью и собственной философией».

Что слышим мы

Группа Garnet Hyenas (что переводится как «гранатовые гиены», между прочим) обещают «традиционную грязь» и «собственную философию» — что это означает, одному богу известно, так что по поводу грязи и философии — непонятно, а вот драйв, прописанный в пресс-релизе, и правда присутствует. Гитары, от которых рвутся майки и проливается пиво, — вот он, концерт мечты. Слушать в плеере эту группу уже не так интересно, к тому же в хорошем  качестве будут слишком заметны вокальные огрехи музыкантов — мало того что у вокалиста нет голоса, так и поет он, как это свойственно провинциальным российским группам, с заметным акцентом. Но вот для концертной рубиловки эта группа подходит идеально — так и хочется вылить себе на голову пива и пойти слэмиться. Это, вероятно, и есть обещанная грязь.

Ze'bros Band

Что говорят они

«Молодая команда, не ограничивающая себя рамками определенного стиля, стремящаяся раскрасить зебру жизни разноцветными фломастерами. Взяв за основу хип-хоп в живом исполнении, Ze’bros Band намотали на этот клубок фанк, регги, рок и еще что-то любопытное».

Что слышим мы

Вообще-то в данном случае самопрезентация действительно дельная: короткая и по делу. Это действительно белый хип-хоп с белым фанком и гитарными риффами, сместь 5’Nizza и Noize MC с Джеймсом Брауном и ранними RHCP; чем-то подобным промышляли многие: от Эверласта до Dust Junkys (неизвестно, знакомо ли это имя участникам Ze’bros Band, но это буквально их заокеанские братья-близнецы из 1990-х). У такой увеселительной и нестеснительной музыки в России большие перспективы, особенно если сценическая харизма и артистичность живьем будут соответствовать тому запалу, что есть в записи. Но радоваться этому почему-то совсем не хочется — Ze’bros Band своим существованием только подтверждают печальный тезис, что для успешности в России нужно быть натужными весельчаками, востребованными на натужных веселых корпоративах. 

«Юла»

Sebra

Что говорят они

«Это, вероятно, на что-то похоже. Может, на Ане Брюн с усами. Или на Регину Спектор с прочими мужскими параферналиями. Или на Пи Джея Харви без гитары. Или на Кинга Крула на две октавы выше. Пит Доэрти со здоровой печенью?

Наверно, это даже попадает в какой-то жанр, скажем, сочетание акустического антифолка и камерного R'n'B.

Ну и хорошо. В любом случае, вот песни, которые роились у меня в голове, не давая покоя до той самой минуты, когда я их записал. Название переводится как «Улиточка — это иммигрант, который приехал, чтобы остаться и процветать».

Что слышим мы

Надежду дарит затейливое описание, но нет — это все те же три незвучных аккорда на акустической гитаре плюс мурлыканье с английским акцентом. Когда к четвертой песне подключаются другие инструменты, получается что-то в духе совсем подурневшей группы Brainstorm. В припеве первого трека можно расслышать слова «Can feel the pain in your eyes» — хочется в ответ спросить про уши.

Мини-альбом группы «Sneglen er innvandrer som har kommet for å bli og lykkes»

The Bottans

Что говорят они

«Чистая энергия и подпольные переживания. С 2006 года выпущено порядка 10 альбомов и синглов, невероятная популярность в рунете, море ненависти и хвалы со стороны слушателя. Группа умерла в 2011 году после провального релиза пластинки «Никак не называется». Но внезапно The Bottans снова ожили в 2014 году и готовятся к релизу совершенно(го) нового альбома».

Что слышим мы

Группа «Бредбери», о которой «Волна» уже сообщала в этой же рубрике, сменила название — теперь они «Перламутром». Ох. Ладно. Об этом редакция узнала со страницы The Bottans — сайд-проекта участников «Бредбери», то есть «Перламутром». The Bottans — это беззубые гитарные риффы плюс бледная электронная подложка, то есть попросту никакая, хоть и ладно записанная, музыка с текстами вроде «Ветер не станет ждать, пока ты не спишь ночью». Песня «Все потом» начинается интересно, но убивается как бы найк-борзовским вокалом. The Bottans, кажется, люди с юмором и сами все отлично понимают — их второй после «Никак не называется» альбом называется «Нового нет».

«Гудвин устал»

Что говорят они

«Виртуальный коллектив «Гудвин устал» выпустил новую песню — «Огонек». Песня выполнена в типичном для «Гудвин устал» акустическом стиле: инструменты — гитара и голос. «Гудвин устал» — созданный в 2014 году музыкальный акустический проект. Первые песни «Гудвин устал» получили положительные отклики слушателей. Жанр своих песен участники коллектива условно обозначают как «городское фэнтези» или «магический реализм». Имена самих участников неизвестны».

Что слышим мы

Участники скрывают имена и фамилии. Участников якобы несколько, однако слышно и правда одну гитару и один голос. Звучит этот анонимно-шизофренический проект подобно Сергею Бабкину, который вдруг запел весело и увлекся гребенщиковским мистицизмом. То есть в высшей степени безобидно звучит и многим взаправду нравится — случайные слушатели на странице в соцсети «ВКонтакте» интересуются аккордами песни «Огонек». Для них в видеозаписях «Гудвин устал» выложил соответствующий видеоурок.

Galman

Что говорят они

«Летний альбом для осеннего настроения, непредсказуемый в частностях и концептуальный в целом. Мой приключенческий артхаус, для любителей спонтанного порядка; надеюсь этот альбом будет для вас сугубо личным, персональным переживанием, надеюсь, что он будет для вас не монологом, а диалогом».

Что слышим мы

Прежде чем написать, что же мы слышим, хотелось бы получить ответы на пару вопросов. Вопрос номер один: почему все группы так любят писать в пресс-релизах «альбом/трек/микс для летнего настроения»; то есть у них есть выработанная схема, «название сезона» + слово «настроение» в родительном падеже? Новый сезон — новое настроение. Роман Галямин (создатель Galman Project) творчески подошел к проблеме и написал в пресс-релизе, что альбом летний, но настроение в нем — осеннее. Но этот вопрос скорее ко Вселенной. Второй же наш вопрос — к самому Роману Галямину: что означает «непредсказуемый в частностях и концептуальный в целом»? Очень любопытно. Жанр своей музыки Роман называет приключенческим артхаусом, и, вероятно, это очень верно подобранное словосочетание. Просто говоря, под артхаусом Роман подразумевает что-то абсолютно непонятное (в его случае — непонятное сочетание звуков). Приключение проекта Galman состоит в том, что это набор совершенно разной жанровой музыки, которая сплетена в один инструментальный комок. Здесь есть и нотки, преобладающие на сборниках «Евродэнс 2000», и мелодии аранжировок Наташи Королевой, и до кучи — гитарные элементы построка. Слушать это музыкальное приключение совершенно невозможно: оно приводит к эпилептическим припадкам.

Chucky

Что говорят они

«Chuckyband играют обаятельную и подкупающе искреннюю музыку в стилевом диапазоне от мягкого джаз-попа до R'n'B. Шестеро ребят с консерваторским образованием и состоявшимися карьерами в области большой музыки создали этот проект несколько лет назад и изначально не задумывали его как коммерческий, с привычным профессиональным тщанием относясь к подробностям аранжировок и качеству звучания. Именно подход к звуковой стороне итогового продукта отличает Chuckyband от любой другой группы: это с огромным вкусом продуманный бленд из умной акустической и расслабленной поп-музыки, вместивший в себя лучшее от обеих сфер».

Что слышим мы

Непротивный радийный поп-рок — даже немного странно, что коллектив, как минимум в соцсетях активный с 2012 года, до сих пор скитается по барам. То есть в Chuckyband нет вообще ничего нового, тексты положительно наивны, а по-настоящему группа редакцию «Волны» может заинтересовать, если ее вокалист-основатель Михаил вдруг начнет делать альтернативный R'n'B (шутка, на самом деле нет). В то же время — ничем не хуже героев современного FM-диапазона.

IWKC

Что говорят они

«Думаю, таких сообщений получаете много, потому сразу о том, на что стоит обратить внимание в данном случае: неоклассическая музыка/минимализм (ближайшие ориентиры — Алексей Айги, Владимир Мартынов), участвуют музыканты филармонического оркестра, хор Гнесинки, а также группа БРОМ. Запись делалась в живых акустических условиях — большом зале с естественной реверберацией. Новый альбом радикально отличается в более академическую сторону — в нем нет ничего с приставкой пост-, нет даже гитар. Если найдете время ознакомиться с материалом, но не посчитаете его подходящим для себя, интересуют любые комментарии».

Что слышим мы

Конечно, приятно, что группа прислала нам еще невышедший альбом «Evil Bear Boris», но, как понятно из их текста, только его слушать и имеет смысл. С одной стороны, гитар здесь действительно нет, но то, что их успешно заменяют синтезаторы, довольно печально, к тому же акустические условия пошли этой музыке только во вред — звучит она так, как будто запись какого-нибудь последователя того же Айги ждала своего часа десять с лишним лет. С другой — очень хорошо, что от построка музыканты решили уйти: несмотря на то что новый их альбом звучит бедно, затянуто и сухо, видно, что мысли у них все-таки есть. Пока их мало, да и для их нахождения группе понадобилось около пяти лет, но это не очень-то и страшно.

«Risk» (сейчас группа играет иначе, но новых композиций в сети пока нет)

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить