перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Контекст

Что такое мастеринг?

В новом выпуске рубрики, посвященной самым интересным вопросам, так или иначе связанным с музыкой, «Волна» выясняет, что такое мастеринг, почему музыкантов он так волнует, может ли обычный слушатель его услышать и зачем нужны ремастеринги альбомов.

Сергей Лугинин Сергей Лугинин звукоинженер

«Мастеринг — это процесс переноса записанной музыки на конечный носитель, который будут слушать потребители. Что-то вроде предпечатной подготовки в типографии. В 50–70-е был виниловый мастеринг, то есть подготовка фонограммы для нарезки ацетатного диска, с которого заводы делали копии. В 1980-е музыку стали издавать на компакт-дисках, и в основном развивался мастеринг для CD: инженеры учились использовать открывшиеся возможности цифрового носителя. С развитием интернета в конце 1990-х — начале 2000-х и распространением музыки без физического носителя стали обращать внимание на кодирование в сжатые форматы (mp3 и подобные). Сейчас CD все менее популярен, вновь много музыки выходит на виниле и ремесло винилового мастеринга становится более востребовано. Цифровое распространение тоже никуда не делось, алгоритмы сжатия совершенствуются, учитываются особенности потребления музыки посредством айподов и наушников.

Коррекция звучания при мастеринге может носить технически вынужденный характер. Например, винил может плохо воспроизводиться, если стереобаза (распределение звуков по горизонтали, между колонками) излишне широкая, особенно на низких частотах. То есть мастеринг-инженер (далее МИ) в первую очередь обязан позаботиться о громком/отчетливом/беспрерывном воспроизведении. Он не обязан вмешиваться в художественное решение музыкантов/продюсеров. Но поскольку МИ знают многое о конкретных носителях звука, имеют богатый опыт слушания музыки, располагают точными устройствами воспроизведения и приборами контроля, то способны скорректировать звучание, сделав его более привлекательным, а не только технически беспроблемным. Именно это заставляет музыкантов так трепетно относиться к мастерингу.

Идеальный МИ работает на аппаратуре очень высокого уровня в помещении с прекрасными акустическими свойствами. Требования к его звуковой системе — полная прозрачность, отсутствие искажений. Анализируя звучание с помощью измерительных приборов и опытного уха, МИ может добиваться некоего оптимального частотного, динамического и пространственного баланса фонограммы, таким образом сводя к минимуму вероятность плохого воспроизведения фонограммы на звуковой аппаратуре разной степени несовершенства. Конечного потребителя музыки вопросы мастеринга вообще не должны занимать. Далеко не на всех пластинках и компакт-дисках указано имя МИ, и это вполне справедливо.

Некоторые более продвинутые меломаны могут отмечать разницу в звучании разных изданий одной и той же музыки. Например, многие любители рока плевались от первых переизданий на CD в конце 80-х: они звучали плоско, неприятно чисто и обильно цыкали. Отчасти это было следствием детской радости музыкантов, продюсеров и собственно МИ от того, как много высоких частот позволял передать компакт-диск, как мало шума он издавал в отличие от кассет и пластинок. Буквально через несколько лет этим переболели, и более поздние переиздания звучат в диапазоне от прилично до прекрасно.

Однако, в 1990-е и 2000-е разразилась так называемая Loudness War: музыканты, продюсеры и МИ стали прикладывать массу усилий, чтоб их запись звучала громче записи конкурента. Винил не был благодатной почвой для такого состязания (хотя попытки сделать громче — это, по сути, вся история записываемой музыки), потому что при достижении определенного уровня громкости игла вылетала из бороздки. Цифровая технология позволила повышать громкость очень значительно в обмен на искажения и потерю глубины. То есть как раз на то, на что так называемый рядовой слушатель совершенно не обращает внимания. Большинство продвинутых слушателей сетует на плохое звучание компакт-дисков именно по этой причине. Сам формат CD, в общем, очень хорош, а виноваты только честолюбие музыкантов и продюсеров и мягкотелость мастеринг-инженеров (они совершенно точно знали, что искажения растут, а глубина пропадает).

Наглядный пример: трек группы Stoned Boys без мастеринга и с ним. Большинство слушателей смогут отметить лишь значительное прибавление в громкости

Современные рекомендации айтюнс (когда в выходной информации альбома пишут «Mastered for iTunes») и анализ громкости файлов с последующим ее усреднением (в том же айтюнзе, например) пытаются бороться с ростом громкости и искажений. В среде студийных работников увлечение добиваться ошеломительной громкости тоже проходит. Можно было бы надеяться, что времена чудовищно громкого мастеринга в прошлом, но, поскольку звукозапись нынче дело очень демократичное, то любой пользователь аудиоредактора и плагина типа Izotope Ozone может «разогнать» свою фонограмму до невероятной громкости (и даже не почувствовать искажения и уплощения звука, потому что его колонки также очень демократичны). По мере взросления и «профессионального становления» такой любитель, скорее всего, научится слышать более тонкие оттенки звука и будет обращаться к сторонним мастеринг-студиям или делать свой мастеринг более тонко.

Процесс записи музыки — это запечатление музыки в форме, удобной для домашнего/персонального прослушивания. Должно приниматься во внимание устройство бытовых аудиосистем и типичных пространств, где эта музыка воспроизводится. Например, басовитая подростковая электроника очень громкая и лишена динамических нюансов, скорее всего, потому что типичный слушатель потребляет ее на шумной улице или в метро через наушники-затычки. Задача этой музыки — не уступить окружающему шуму и прорваться через любые не особенно качественные устройства воспроизведения. МИ, изготавливающий такую фонограмму, не озадачен сохранением глубины сцены, натуральностью тембров и прочими деталями, которыми совершенно точно озадачен МИ, готовящий к выпуску симфоническую запись. Однако и симфоническая запись, скорее всего, имеет суженный по сравнению с живым исполнением динамический диапазон. Иначе тихие моменты в музыке просто не будут слышны в фоновом шуме типичного жилого пространства, а громкие потребуют мощности, которой типичная бытовая система просто не обладает.

Скорее всего, в наше время оба эти МИ пользуются примерно одинаковыми компьютерными программами-аудиоредакторами и похожим набором плагинов (дополнительных модулей обработки). Основных инструментов мастеринга два: для динамической обработки используются компрессоры (и их разновидности — от энхансера до лимитера), для частотной коррекции — эквалайзеры.

В то время как МИ и продюсер симфонической музыки пребывают в полном восторге от невероятно чистого и бесшумного цифрового звука, поп-продюсер и его МИ ищут путей имитации теплой аналоговой окраски (насыщение сигнала гармониками), столь приятной для слуха. В современной цифровой студийной практике очень распространены устройства вносящие эти искажения в чистый цифровой сигнал. В нынешнем мире МИ, работающий с «легкими жанрами» чаще всего располагает плагинами или «железными» устройствами обработки, вносящими ту или иную окраску.

Если говорить о примерах, то мне сразу приходит в голову очень хороший пример ремастеринга — переиздание чуть ли не всей дискографии The Smiths под руководством Джонни Марра (сделано с оригинальных мастер-лент). Звучит гораздо лучше прошлых изданий на CD (винилов я, к сожалению, не слушал). Как не очень хороший — переиздание «Tago Mago» Can по случаю сорокалетия альбома. Оно как раз стало громким и цыкающим. Не до такой степени, что прямо все пропало, но раньше (и на CD, и на виниле) звучало более волшебно, что ли. Очень огочился купив современное виниловое издание «Sketches of Spain» Майлза Дэвиса (якобы аудиофильское, на тяжеленной пластмассе, выпущено на Music of Vynil, подлейбле Sony). Звучит «в лоб», излишне ярко и без объема. Если говорить про отечественных музыкантов — альбом On-The-Go «November» очень аккуратно отмастерен. Как раз в Англии они это делали, насколько я знаю».

Теги
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить