перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Инспекция

В каких рюмочных лучше всего пить водку

Развлечения

­­­­­Коктейли в «Стрелке» out, рюмочные in: ­Ольга Уткина, Виктор Пузо, Олег Коронный, Павел Вардишвили и Юлий Гуголев обошли несколько московских распивочных.

«Второе дыхание»

Реинкарнация знаменитой злачной стоячки на «Новокузнецкой», 50 г — 50 р.

Фотография: Андраш Фекете

Павел Вардишвили, светский обозреватель ­«Interview Россия»: Я слегка испугался — тут такие люди агрессивные. Поэтому решил подождать вас на улице.

Виктор Пузо, художник, музыкант: Пойдем внутрь и возьмем сразу двести водки. У меня похмелье, разговаривать тяжело. Ну что, ну кафель положили в масонском стиле, ну этикетки на стены повесили, меню. А так — все по-прежнему. Цены низкие, люди те же, даже воняет, как раньше. Нормальная труевая помойка. Надо еще пельменей заказать — тут хорошие, слипшиеся, рабоче-крестьянские пельмени, я ни разу не травился. Удивительно, почему после запрета продажи алкоголя после 23.00 не открылось много новых рюмочных. Людям же надо где-то пить.

Второе дыхание Фотография: Андраш ФекетеОльга Уткина, журналист: Некоторые отлично выходят из положения. Я видела во Фрязино заведение, которое называется «Дом виски». На вид обычный винный магазин с ассортиментом напитков — от пива и до текилы. Но хитрые владельцы поставили пару утлых столиков, положили рядом с кассой три бутерброда и стакан с пластиковыми вилками и перепозиционировались в круглосуточное кафе. Никто там, конечно, не ест, зато очередь после 23.00 стоит нехилая.

Юлий Гуголев, поэт: Такого рода заведения практиковались в советское время — назывались они «дегустационные залы».

Олег Коронный, автор видеоблога W-O-S «О нет! только не это!»: Я сюда класса с десятого хожу, моя подруга здесь даже как-то 18-летие праздновала. Было очень странно: куча подростков против толпы алконавтов. Как нас не... [убили] — вопрос хороший. И тут вроде все так же, как тогда. А хотя — не вижу старого доброго трансвестита. Тут есть человек, который все время одевается в женскую одежду и пристает к молоденьким мальчикам. Видимо, он все-таки умер от герпеса или сифилиса, не знаю, что там у него могло быть. Ну чего, давайте за встречу?

Пузо: Да, пора уже остограммиться. Я вспомнил только что, как у меня однажды было дикое похмелье и я пришел сюда. В итоге сделал два наброска — вид от прилавка и до двери. Приехал ­потом домой, отлил в масле на холсте. Хорошо продал, кстати!

Андраш ФекетеФотография: Андраш ФекетеУткина: А в чем был смысл закрывать «Второе дыхание», если тут ничего не поменялось?

Пузо: Там так вышло: все решили, что оно закрылось навсегда, началась адская паника, петиции, демонстрации, переворот в Кремле. А потом выяснилось, что закрылось оно просто на ремонт.

Гуголев: Смотрите — рядом вывеска кафе «Аджика». Видимо, это объясняет появление в меню «Второго дыхания» хаша и прочих восточных блюд.

Пузо: Так это все принадлежит одним людям. Мне друг рассказывал, что владельцам «Второго дыхания» тут принадлежит куча кабачков в округе. Хотя началось все с «Втордыха». А пойдемте до следующего заведения пешком — тут по прямой минут десять.

  • Адрес Пятницкий пер., 8
  • Часы работы пн-вс 9.00-22.00

Hub

Демократичный бар с сэндвичами, бурбоном и спортивными трансляциями, 50 г — 250 р.
Слева направо: Ольга Уткина, Павел Гриншпун, Олег Коронный

Слева направо: Ольга Уткина, Павел Гриншпун, Олег Коронный

Фотография: Андраш Фекете

Вардишвили: Ну что, это такая Европа, хипстерня, все как надо. И это, конечно, никакая не рюмочная и не дешевая столовая.

Коронный: Очень важно отметить, что у них водка подается не в графине.

Уткина: Ну это ясно для чего: мы хотели взять 500 грамм водки, а пришлось брать всю бутылку 0,75.

Коронный: Cюда, видимо, приходят есть сэндвичи, это не водочное место.

Вардишвили: Кстати, сэндвичи тут, говорят, выдающиеся. Кто-то закажет?

Уткина: Я. А ты не хочешь попробовать?

Вардишвили: Я в Зюзино попробую.

Андраш ФекетеФотография: Андраш ФекетеПузо: А это что? Велкам дринк!

Вардишвили: Не, это я «Егермайстер» взял — я болею просто.

Уткина: Все водку, а он понтанулся.

Вардишвили: Это вы понтанулись, извините! Бутылку водки за 3500 р. взяли! Вообще, тут мило и по-своему аутентично. Они явно хотели сделать все, как в Берлине или Будапеште, там полно таких мест. Раз в пять дешевле, естественно.

Пузо: Это все … [глупости]. Это уже не рюмочная, а студенческая столовка с дорогим, как говорит Паук, модным бухлом. В чем смысл рюмочной: ты идешь, тебе холодно, плохо, зашел, съел бутерброд, выпил — и идешь дальше до следующей рюмочной. А тут можно зависнуть. Сидишь, в окно смотришь. Спорт по телику показывают. Отсутствие рюмочных в Москве — четкий показатель духовной деградации народа, это ведет к категорической и серьезной бездуховности. Рюмочные — суть духовные скрепы. И если их нет, значит, скоро настанет конец света. Все, давайте выпьем. Чей тост?

Коронный: Я знаю только один: «За ЦСКА!»

Вардишвили: А сэндвич они, заказанный в самом начале, готовят уже минут сорок. Это какой-то «South Park» — сорок минут очень натужно, со сложным … [выражением лица] готовить бутерброд.

  • Адрес Пятницкая, 82/34, стр. 1
  • Часы работы пн-чт, вс 10.00–0.00, пт-сб 10.00 и до последнего посетителя

«Рюмочная» в Зюзино

Псевдосоветская пивная с аутентичным меню, пивом в трехлитровых банках и общительными буфетчицами, 
50 г — 65 р.

Фотография: Андраш Фекете

Вардишвили: Я уже напился, но мне тут нравится. Трогательное место, очень хорошее, пока что лучшее из всех, в которых мы были. «Иванушки» играют, оливье под стеклом, огромная стоячка — все это очень хорошо и красиво.

Коронный: Совместная поездка всех очень объединила, и уже неважно, где пить, если хорошо идет разговор. А разговор идет еще лучше, когда ты проехал на машине 40 минут и оказался в Зюзино. И здесь играют не только «Иванушки», но и Александр Иванов с группой «Рондо».

Пузо: Так, я ожил, похмелье отпустило, и я считаю, что это замечательное место.

Гуголев: Почем тут водка? Давайте возьмем еще селедки с картошкой и вон того сала на закуску.

Коронный: 65 рублей — отличная цена!

Пузо: Присваиваю этому месту пять межгалактических мишленовских звезд в градации «Рюмочная». Сейчас попробую крылья. Ну да, вполне съедобно, в меру засушенные — как мы любим.

Коронный: Единственная проблема этого места — непонятно, как отсюда выбираться.

Пузо: Главное, здесь можно курить.

Андраш ФекетеФотография: Андраш ФекетеГуголев: Здесь совершенно замечательная немосковская атмосфера. Поначалу страшно, и ты думаешь, что на этой танцплощадке тебе сегодня точно отвалят. Но потом оказывается, что люди тихо пьют пиво из трехлитровых банок, смотрят хоккей. И никакие странные заигрывания с дизайном не могут замаскировать простую суть этого заведения: сюда приходят люди, которым пло­хо и которым совсем скоро должно стать лучше.

Пузо: Это потому, что главное в рюмочной — атмосфэра. Мы сегодня видели маргинальник — «Второе дыхание», видели что-то невразумительно модное, а здесь просто светлое, прекрасное место, где тихо и спокойно.

Уткина: Девушке в таких местах всегда очень неловко. Тут обычно женщин нет, либо они очень страшные.



Пузо: Рюмочная — это мужской жанр. Жена не ходит со мной по рюмочным. Однажды я ей показал «Второе дыхание», она все поняла.

Коронный: Это не то место, где нужно и можно знакомиться с девушками. Здесь чисто пришел, напился, поболтал с мужиками, я перднул — ты перднул, всем прекрасно. Обсудили, как я вчера причесал свою подмышку, а она все никак не укладывается.

Пузо: У женщин есть такая тема — «А мой сегодня…». Вот это то же самое, только для мужчин.

Коронный: Вот вы говорите, что это тихое место. А если сюда прийти вдвоем-втроем, то можно получить в … [по лицу].

Пузо: От кого?

Андраш ФекетеФотография: Андраш ФекетеКоронный: Кто-нибудь найдется.

Пузо: Миф о том, что на окраинах происходит трэш, это все-таки миф.

Гуголев: Точно! Россия все-таки обновляется!

Коронный: О, Россия! Ну как она? Встает с колен?

Пузо: Чтобы встать с колен, надо сначала выползти из вонючей лужи.

Коронный: Отлично, как только люди выпивают, сразу начинаются разговоры о России.

Пузо: В общем, мне по фигу — я выпить хочу.

Вардишвили: Я пропускаю. Что-то меня бутылка водки в предыдущем заведении подкосила.

Коронный: Павел, позор! И как вас взяли в этот поход?!

Пузо: Да, слабовато, ребята. У меня рекорд был — полтора литра. Потом я был весь день пьяный, а потом было похмелье — такое, что жить не хочется.

Коронный: Там наступает режим «темного попутчика» — как в сериале «Декстер». И ты просто перестаешь помнить своих собеседников и то, что с тобой происходит.

Пузо: Это да. Безопасная норма — 500 грамм.

Коронный: Давайте еще 300 водки и поехали на «Электру», иначе не выберемся отсюда.

  • Адрес Болотниковская, 21, стр. 3
  • Часы работы пн-вс 8.00–23.00

«Лесоруб»

Круглосуточная стекляшка со столовским меню и недорогим алкоголем, 50 г — 55 р.

Фотография: Андраш Фекете

Коронный: Здесь хорошо, все сидят, едят с улыбкой сардельку с картошкой, Кай Метов играет.

Гуголев: Хорошее, чистое место, оливье, сардельки, водка, пиво, компот.

Вардишвили: Тут фальшиво. А в Зюзино были прекрасные женщины, которые подавали чебуреки у кассы, у нас с ними такое общение завязалось. Зюзино — лучшее место на земле.

Гуголев: Я не уверен, что именно сейчас, когда здесь нет народу, мы можем точно оценить атмосферу этого места. Вот «Второе дыхание» мы увидели во всей красе — ханыги, болельщики…

Коронный: «Спартак» — говно!

Вардишвили: Тут странный дизайн. Специально сделанные стулья из ДСП, фальшь, сплошная фальшь.

Пузо: Да, ребята, выпить здесь можно дешево-сердито, но нет тут чего-то такого в воздухе. Вроде все отлично, все на месте — но не стоит. Просто столовка с алкоголем. У меня такая рядом с домом есть. То есть опохмеляться я сюда не пойду. Во «Втордых» пойду. В Зюзино бы пошел, но далеко.

Вардишвили: О, «Угонщица» Аллегровой заиграла!

  • Адрес Б.Семеновская, 20
  • Часы работы пн-вс круглосуточно
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить