перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Инспекция

Где пить крафтовое пиво в Москве

Еда

У пьющих москвичей появился новый любимый напиток – крафтовое пиво. Теперь модно разбираться в сортах солода, знать лично тех, кто сварил ваш напиток, или даже самому попытаться развести бурую жижу в ванне. Вместе с людьми, неравнодушными к алкоголю, журнал «Афиша» исследовал пабы с крафтом.

  • Наталья Кострова Наталья Кострова журналист, пресс-секретарь Политехнического музея
  • Дмитрий Красавин Дмитрий Красавин менеджер пивной компании
  • Денис Пузырев Денис Пузырев редактор отдела «Потребительский рынок» РБК
  • Ольга Шакина Ольга Шакина кинокритик
  • Михаил Осипов Михаил Осипов предприниматель


Согласно указаниям Федерального закона «О рекламе» редакция не имеет возможности ­сообщать названия конкретных алкогольных брендов. В материале марки заменены на троеточия и сопровождены нетрудными ребусами. Приносим свои извинения производителям напитков и читателям, а также предупреждаем, что неумеренное употребление алкоголя может нанести вред вашему здоровью.

Hophead Craft Beer Pub

450 сортов на «Бауманской»

Новый и очень чинный паб на «Бауманской» с самым богатым выбором крафтового пива и сидров в городе (450 сортов в меню). По выходным бывает чересчур громкая живая музыка, но это, вероятно, скоро исправят — место ­солидное, при Hophead даже собираются ­открывать школу поклонников пива.

Красавин: Далековато от центра, ничего не скажешь. Я вообще адепт системы «one bar — one drink». Когда сидишь в каком-нибудь маленьком хорошеньком баре, а все вокруг говорят, что пиво в России пить невозможно и что в Англии оно вкуснее в сто раз.

Кострова: Вы сами-то вообще пьете пиво?

Красавин: К сожалению, больше, чем следует. И хотел бы снизить его потребление, потому что вот это все (хлопает себя по бокам) меня очень волнует.

Пузырев: Я профессиональный алкоголик. Может, по пиву уже?

Красавин (пробегает глазами меню): Бельгию сразу отсекаю — не нравится мне их пиво. Британское — жестковато для начала. Первое пиво — это очень важно. Нельзя начинать с галимого. Потом можно все что угодно, но в начале — нет.

Пузырев: Мне у вас в меню дико нравится название ... у эля. Не знаю, что это такое, никогда не слышал.

Бармен Слава: Это из Петербурга. Еще есть пиво из Москвы, Ивантеевки и города Зареч­ного на Урале.

Пузырев: Мне питерское — исключительно из-за названия.

Красавин: А я возьму рубиновый эль.

Шакина: А скажите, нужно обязательно пробовать пиво или можно просто сидр попить? Я очень люблю сидр и хожу по пабам практически со школы.

Пузырев: Сидор! Сидор!

Шакина: Сами вы сидор! А знаете, как в очень старом пабе на «Полянке» бармены говорили: «Сидорочку?»

Осипов: «Сидор» — это напиток такой очаковский был. Со вкусом яблока.

Шакина: Со вкусом яблока и ада, да? Вообще, мест, где можно выпить сидра, сейчас стало очень много. Прямо революция какая-то. А у меня очень много подружек-цац, которые всегда хотят со мной выпить. Я люблю пабы, а они ходят только в рестораны. И вот как-то мы с моей подругой Орловой, ведущей с «Эха Москвы», зашли в «Джон Донн». А там сидра нет. Бармен учтивый нам ­говорит: «А вот напротив ТАСС паб открылся — вам туда». Орлова такая: «Фу-у-у, опять паб». Но только мы зашли, она совсем по-другому за­говорила: «Ой, как чистенько, и нет противных старых пенсионеров английских». Я это к тому, что таких вот чистеньких мест открылась уйма за последнее время.

Кострова: А этот паб вам нравится?

Осипов: Ну пабом это сложно назвать. Скорее ­ресторан с нормальным выбором пива.

Шакина: Парни, это паб.

Все хором: Не похоже!

Шакина: Да похоже! Будто я в пабах не разбираюсь.

Осипов: Кстати говоря, я бы добавил в наш маршрут «Главпивмаг» на Рыбном рынке. Это совершенно особенное место.

Пузырев: Да! Туда ходят люди, которые ни в какие бары не ходят. Они приносят бутерброды с собой из дома, покупают пиво в разлив и обсуждают, как слышали голос Синявского из репродуктора.

Осипов: Если уж погружаться в тему крафто­вого пива, то это самое знаковое место. Боль­шинство сортов, которые мы сегодня будем пить, впервые были показаны именно там. Хотя, вообще, баром это место назвать нельзя, выглядит оно точно как обычная торговая палатка на Рыбном рынке.

  • Адрес Фридриха Энгельса, 20, стр. 1
  • Телефон +7 968 810 18 88
  • Режим работы пн-чт, вс 12.00–0.00, пт-сб 12.00–3.00
  • Сайт www.hophead.ru

Beermarket

Уличные посиделки, шум, пустые стаканы на Страстном 

Дико шумный, не очень уютный паб с богатым выбором кранов. Внутри очень громкая музыка и огромная очередь в общий туалет. Большинство посетителей с бокалами пива стоят в проходном дворе, соединяющем Страстной бульвар с Козицким переулком. Пустые стаканы внутрь заносить отказываются — раз в час специальный уличный официант собирает посуду со ступенек и несет в мойку.

Красавин: Мне нравится, как тут все сделали. Раньше идешь — пустая улица, а сейчас прямо как в Лондоне. Прикольно.

Шакина: Да, в этом что-то есть. Появилась куль­тура выходить на улицу с бокалами. Года три ­назад это было совершенно немодно.

Осипов: Пиво — новое вино.

Красавин: В вине сложно разбираться. Я вот вообще в нем ничего не понимаю.

Шакина: Я понимаю, почему крафтовое пиво начали предпочитать просто пиву. Мне интересно, почему культура пабов вдруг развилась. Именно пабов, а не коктейль-баров или, например, ­винотек.

Красавин: На конвейере такой паб, как «Бир­маркет», не сделаешь — нужно специальное ­знание.

Осипов: Какие еще знания? Найти дешевое по­мещение? Все остальное понятно, как делать.

Красавин: Сейчас, может, и понятно. Потому что развелось много энтузиастов. Но не забывай, что Москва на 90% — это все равно проклятая «Кофемания». А для меня все сетевое — это сатана. В том же Питере ситуация куда более приятная. Там запросто могут выживать заведения без кухни, даже без орешков, просто на алкоголе. В Москве это нереально абсолютно.

Осипов: Условный Лондон тоже на 90% состоит из закусочных Pret a Manger.

Шакина: Ребята, вы уводите разговор в другую плоскость, возможно, более профессиональную и интересную, чем то, что интересно мне, но я так и не поняла, отчего так много народу стало ходить в пабоподобные места?

Осипов: На самом деле все просто. Оля, вы пьете пиво и потому замечаете, что повсюду пабы. А если бы пиво не пили, то и не заметили бы.

Красавин: Ну что ты такое говоришь?! Идешь по улице, видишь кучу людей, которые пьют ­пиво, — и не замечаешь их? Пять лет назад ни­чего этого реально не было.

Осипов: А сколько ресторанов суши за эти пять лет открылось?

Красавин: Да их настолько до хера, что уже не замечаешь, в том-то и дело. А это новая история. Бум пабов — такого еще не было, согласен. Раньше для меня стоять на улице и пить темное пиво — это был бы трэш. Но сейчас мне это очень нравится.

Пузырев: Да тут все вообще отлично. Единственное, я бы приплатил бармену, если он разрешит мне покурить внутри.

Кострова: А что, скажите мне, у нас с пивом? Кто что здесь заказал?

Красавин: Мне мой ... очень нравится.

Шакина: У меня прекрасный сидр ....

Осипов: На самом деле мода на крафтовое пиво хороша тем, что наконец-то вводится формат 0,33.

Красавин: Мне тоже нравится формат малень­ких стаканчиков.

Шакина: А я люблю гигантские бутылки. ­Помню, как на Венецианском кинофестивале, ­когда совсем не было денег, брала 0,6 местного за 2 евро.

Красавин: Это же жестокое пиво для рабочих!

Шакина: Я и есть рабочий. Помню, как в штате Юта, где очень много настоящих американ­цев, на фестивале «Сандэнс» ко мне подсели ­какие-то чуваки: «А что это у вас акцент-то такой английский?» Я им: «Это у меня от друзей из Кембриджа». Тогда, говорят они, мы вам сейчас купим ­самого омерзительного ­американского пива. И не обманули. Это было что-то типа градуса три, лимонного цвета, жуткое говно, которое они пьют и еще пивом ­называют.

Осипов: Тем не менее весь этот пивной ревайвл пришел именно из Америки.

Красавин: Пивной ревайвл?! Ты правда это так называешь?

  • Адрес Страстной б-р, 4, стр. 2
  • Телефон +7 905 741 41 41
  • Режим работы пн-вс 11.00–23.00
  • Сайт facebook.com/beermarketbar

«Все твои друзья»

Бар при магазине подарков в переулке на Тверской

Крошечное заведение за ­магазином подарков — но народу во «Всех твоих друзьях» столько, что люди теснятся не только рядом с витринами с кружками в надписях, но и по всему Малому Гнездников­скому переулку.

Осипов: Мне здесь не очень. Такое обычное, ­нейтральное место без культурных акцентов, где люди пьют в том числе и крафтовое пиво.

Красавин: А мне нравится! Идешь по центру Москвы, тут тебе Кремль, тут тебе мэрия, за­ворачиваешь в переулок и — бац! — попадаешь в реальное адище. Хороший бар, но я не уверен, что его ждет долгая и счастливая жизнь.

Шакина: Здесь дешево! 220 рублей пинта. В «Симачеве» на двоих по 0,33 — это 700!

Хозяин бара Саша Малеев приносит всем по бо­калу.

Шакина: Саша, почему всем вдруг стало инте­ресно пить много всякого пива и сидра? Я весь вечер задаюсь этим вопросом в надежде, что кто-то знает ответ.

Малеев: Наверное, как и в еде, людям просто ­стало интересно попробовать что-то необычное.

Шакина: То есть пришел новый тренд? Окей, я ужасно рада.

Кострова: Как вам вообще в голову пришло открыть крафтовый бар?

Малеев: У меня друг путешествовал по Америке и много про крафт рассказывал. Потом я узнал, что в Питере делают примерно то же. На самом деле мы открывали это место не для пивной ­аудитории.

Пузырев: А для какой же?

Малеев: Для околомузыкальной, околофутбольной. Наши друзья — это в хорошем смысле главные алкоголики Москвы. Они все ждали, когда же мы наконец откроемся.

Кострова: И вот вы открылись, и все, кто еще в прошлом году ходил в «Жан-Жак», теперь ходят к вам, а Митя Борисов рвет на себе волосы.

Малеев: У нас с Митей Борисовым была беседа на тему крафтового пива — мы как раз вместе ехали в Питер на «Сапсане». Он тоже, может быть, свой собственный паб откроет.

Кострова: А знаете, чего все реально боятся? Что «Афиша» напишет про крафтовое пиво, что Митя Борисов откроет крафт-паб, а жулики, которые торгуют якобы живым пивом, переименуют его в крафтовое, и весь ваш прекрасный мир покатится в ад. Согласитесь, большинству людей все равно, что пить.

Малеев: Понятно, что 80% тех, кто к нам ходит, пьют, не понимая. Но 20% уже начали разбираться, запоминать названия.

Пузырев: А сколько вы работаете?

Малеев: С 12 июля.

Пузырев: Сколько планируете протянуть?

Малеев: Долго, надеюсь. На самом деле мы планируем еще одно заведение.

Пузырев: Что — хорошо идут дела?

Малеев: Лучше, чем мы ожидали. Вот — пробуйте, .... Это имперский стаут, наш, отечественный. Такой когда-то варили для Екатерины II. Опасная штука. У нас тут один товарищ, байкер бородатый, выпил пять стаканов, сел на кеги, потом встал — и упал лбом. Мы его еле подняли.

Пузырев: Есть такая книжка про тысячу лучших сортов пива, автор — Майкл Джексон. Одна знаменитая петербургская пивоваренная компания напечатала ее на русском, потому что единственное русское пиво, которое упомянуто в этой книге, — это их .... Про нее там так и сказано — Russian Imperial Stout.

Малеев: На самом деле это портер.

Пузырев: Но в стиле Russian Imperial. Я у них спрашивал и про другие сорта, они говорят, что на одном пиве они делают бизнес, а на другом зарабатывают международные награды.

Малеев: У них там в Петербурге есть феерический пер­сонаж — Юрий Катунин. Один из тех, кто на­чинал крафтовое движение в России. Он со­трудничал со знаменитой датской пивоварней одной — у них бары по всему миру, и в каж­дом висит табличка «Carlsberg Free Zone» — и его из-за этого даже уволить хотели. 

Пузырев: У них, кстати, в Питере есть клуб, где они всячески извращаются, варят пиво на апельсиновых корках, а потом рассылают его алкокритикам. Вообще, крафтовый формат сейчас на виду, и для крупных компаний он представляет максимальный интерес. Но не с точки зрения капитализации, а с точки зрения про­движения — для них это возможность догнать то, что они не видят.

Малеев: В Америке почти все крупные пив­ные корпорации пытаются делать что-то под крафт. Наши тоже подтягиваются. Например, «МПК» сварила очень хорошее пивко, его все оценили.

Пузырев: Только зачем его продавать в литро­вой бутылке? А слышали новость дня? Московские пивовары покупают компанию, которая выпускает главный хипстерский бренд — пиво ..., которое и в «Breaking Bad», и в «South Park» ­засветилось. Об этом написала The Wall Street Journal.

Осипов: Для потребителя не важна погруженность в процесс, ему важны стабильное качество и красивая картинка.

Малеев: У нас тут вчера снимали фильм про крафтовое пивоварение. Обсуждали, что крафт цепляет названиями, и если уж начинать варить, то первым делом какое-то зашибическое название придумать.

Осипов: Из крафтового, говоришь, названия ­цепляют. А какое лучшее?

Малеев: Вот .... Очень неплохое ­пиво, в нем используется американский хмель Mosaic. У него своеобразный аромат.

Пузырев: Так, я внимательно изучил ассорти­мент. Тут куча незнакомого даже мне пива. Как у тебя тут все устроено? Приходят люди и говорят: «Я делаю пиво, возьмешь?»

Малеев: К нам знаешь кто приходит? Дмитрий «Сид» Спирин из группы «Тараканы», ­который давно в теме и сам варит крафто­вое пиво. В октябре у него будет первая пре­зентация того, что он более или менее массово варит.

Осипов: Мы как раз говорили о том, что есть определенный порог для фанатиков: недоста­точно хорошо разбираться в пиве. Надо хорошо разбираться в производстве.

Малеев: Варить дома и варить на производстве — разные вещи.

Осипов: Да, в ванной, там же, где и белье у тебя стирается. Для большинства обывателей краф­товое пиво так и воспринимается. Продукт типа варенья, несерьезное что-то.

Малеев: Ну не знаю. Завод, выпускающий ... в Шотландии, шесть лет назад все еще варил свой крафт в ванной. И ничего — известны на весь мир.

Кострова: А кто все эти люди в переулке?

Малеев: Друзья, алкогольная туса и угар. Они ждали, когда мы откроемся.

Кострова: Вы их спаиваете, и они умрут, не дожив до тридцати?

Малеев: Да им всем уже глубоко за 30.

  • Адрес М. Гнездниковский пер., 12/27, магазин «Просто так», м. Тверская, Пушкинская, Чеховская
  • Телефон 8 925 562 89 90
  • Режим работы пн-ср, вс 10.00–0.30, чт-сб 10.00–6.00
  • Сайт facebook.com/craftbar.msk

«Энтузиаст»

Мотомастерская в Столешниковом, где сперва любили сидр, а теперь – крафтовое пиво

Заведение, открывшееся полтора года назад как сезонная мотомастерская и магазин ­аксессуаров для любителей двухколесного ­транспорта, превратилось в место слета ­любителей пива. Совладелец мастерской ­Семен Берчанский всегда на посту, с ним ­можно обсудить все последние новости из мира отечественных крафтовых пивоваров.

Берчанский: Откуда к нам такие веселые пришли?

Кострова: Только что из бара, которому всего два месяца.

Берчанский: Да, сейчас много крафтовых баров открывается. Еще год назад, если ты ставил крафтовые сорта, люди очень долго к ним привыкали. Ты им говоришь: ..., питерское пиво. И реакция вполне предсказуемая: «Ой, только не питерское!» К нам приходили разные поставщики, которые пытались перебить наш крафт словами: «Да мы сейчас вам из Германии привезем настоящий крафт». Ты их спрашиваешь: «А вы пробовали наше-то пиво?» Ответ один: «В России все говно».

Кострова: И как вы отбрыкались?

Берчанский: Послали их. Понимаешь, для меня крафтовое пиво значит чуть больше, чем для кого-то из вас. Для меня крафтовый сорт — это тот, производителя которого я знаю лично. А еще знаю человека, который мне его привозит. И со всеми ними я общаюсь. Я знаю, что это люди, которые когда-то так же, как и я, бросили офис и стали ­заниматься пивом.

Осипов: В крафте главное — быть local.

Берчанский: Согласен. Если приехали в Берлин, пейте берлинское пиво. В Калифорнии ищите ­калифорнийские бутылочки. Вы же не будете в Лос-Анджелесе ходить в магазин за пивом глобальных корпораций? Это, кстати, один из наших экспериментов. Мы долго искали простое пиво и остановились на .... Стали наблюдать: люди видят ... — и все. Мы говорим: ­ребята, да у нас есть American Pale Ale, у нас есть WPA! А они: «Нет, только это». Им просто лень разбираться. Тогда я просто наливаю чело­веку стаканчик, он его выпивает и спрашивает: «А что это?» А я: «Вот такое существует». И после этого человек начинает пить, приходить, выбирать закуску и все такое.

Осипов: Вот, кстати, интересная тема — гастро­номия к крафту.

Пузырев: Да! Подходит ли шаурма к крафтовому пиву?

Осипов: Отлично подходит. В принципе, сочетание хорошего пива с хорошей едой — это всегда эксперимент.

Пузырев: А плохое пиво с плохой едой? Или с семечками?

Осипов: А вот это уже искусство. Доширак говяжий, кстати, нормально так с пивом идет. Насчет семечек ничего не могу сказать. Я независим от этого наркотика — у меня мелкая моторика плохо развита.

Пузырев: Миш, ты пазлы в детстве не собирал! Нет, ну реально, мы уже четыре паба обошли, очень жрать хочется. И я хочу понять, есть ли ­разница между закусками к ноунейм-пиву и закусками к крафту типа IPA? И еще один ракурс той же проблемы: в барах, ориентированных на традиционное пиво, всегда идет футбол. А что должно быть в крафтовом пабе? Трансляции ­первой английской лиги? Диджей, играющий ­альтернативную электронику, как здесь? Семен, вот у тебя крафтовое пиво, и тут же на стенах футболки «Гражданской обороны». «Гроб» — это что, крафтовая музыка?

Берчанский: Нет, просто эта группа близка человеку, который у нас занимается музыкой. Денис, все зависит от того, с какой целью ты открываешь место. Если ты открываешь бар на Петровке, выжимаешь весь зал под посадочные места, тебе надо выбрать концепцию, которая удовлетворит больше 90% людей. Но если ты открываешь ­заведение для своих друзей и тебе самому там приятно находиться, то ты можешь выбирать хоть мотоциклы, хоть бабочек. Знаешь, мы когда открывались полтора года назад, я все думал, что это у нас поп-ап-история, что вот отработаем мы лето, шикарно проведем время и закроемся. И только к середине лета я понял всю глубину ­того, что мы натворили. И вот мы сидим тут с вами, и вы не уходите. Ради этого крафтовое пиво и существует.

Материал был опубликован в №18 журнала «Афиша» (6–19 октября 2014 года)

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить