перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Инспекция

Первоклассные бармены напиваются в московских рюмочных

Еда

«Афиша-Город» попросила победителей мировых барменских чемпионатов — нет, не приготовить замысловатые коктейли — а напиться водки, пива и других понятных сочетаний в простых и веселых распивочных.

  • Михаил Борзенков Михаил Борзенков Главный редактор журнала Stereo & Video, член группы Elektromonteur
  • Даниеле Далла Пола Даниеле Далла Пола Бармен с двадцатилетнем стажем, судья барных чемпионатов Bacardi Legacy, «король тики-коктейлей», владелец Nu Lounge Bar в Болонье
  • Елизавета Евдокимова Елизавета Евдокимова Победитель мирового барменского чемпионата Bacardi Legacy 2013, смешивает напитки в Delicatessen

«Второе дыхание»

Классическая рюмочная-стоячка на задворках метро «Новокузнецкая» со статусом культового советского реликта 

Заказ

01

Водка «Пять озер», 75 р. за 50 г, 3 порции

02

Пиво «Жигулевское», 80 р. за 500 мл, 3 порции

03

Ананасовый сок, угостили

Общий счет вечера: 465 р.


Заходят в бар с надрывающимся гармонистом, который поет песню группы «Ноль»: «Школа жизни — это школа капитанов. Там я научился водку пить из стаканов!»

Михаил Борзенков: Друзья, сегодня перед нами стоит довольно простая задача: попробовать максимально эффективно напиться за минимальные средства, попутно обсуждая мировые алкогольные традиции. Пьянство принято считать социальным пороком: чем человек беднее и несчастнее, тем сильнее его тянет приложиться к бутылке. Все мы знаем, что Москва сейчас переживает трудные времена: денег стало меньше, тратить их как раньше не хочется. При этом за жирные годы в городе появилась кое-какая коктейльная культура — пить водку из горла у подъезда больше не принято, и даже студент технического вуза может отличить коктейль «Олд-фэшенд» от мохито. Вы — победители барменских чемпионатов, миксологи и адепты высокой питейной культуры, которая ближе к балету, чем к пьянке. Ну вот скажите, как вам тут?  

Елизавета Евдокимова: Никогда не была во «Втором дыхании», хотя много про него слышала. Тут весело, и это главное. Мне нравится.  

Борзенков: Что берем для разгона?

Даниеле Далла Пола: А что тут обычно берут?

Борзенков: Водку и пиво — возьмем самые дорогие из меню. Кстати, ребята, сразу вам вопрос как миксологам: из водки с пивом можно смастерить приличный коктейль?

Пола: Да, это же типичный случай. Вспомним «Блэк-вэлвет» — шампанское с «Гиннессом». Или ту же «Субмарину», когда шот водки топишь в пивном стакане. Так что можно.

Евдокимова: Коктейли с пивом и водкой хорошо идут в Лондоне. «Кровавая Мэри» с пивом — классика. А если добавить в нашу водку с пивом хрен, может заиграть. Или черный хлеб — сироп из него сделать. Ну а почему нет?

Разговор прерывает дед на костылях за соседним столом с просьбой дать соточку.

Борзенков: Вот тебе полтинник.

Дед: Ну чо ты? Дай еще 50 рублей колдырю! Дедушке!

Борзенков: Дайте ему кто-нибудь.

Евдокимова: Так мы ему только что дали.

Борзенков: Тебе дали!

Дед: Без обид, но ща я тебя ... [изобью]! Я спартанец, имей виду. Не дай бог увижу в Сокольниках, сука! Не, ну серьезно, у меня шейка бедра. Выручи?

Дают ему мелочи. Отстает.

Борзенков: Ну все-таки — на что похоже «Второе дыхание»?

Пола: Я из страны, где таких местечек полно. У нас на каждом углу рестораны, где владелец к обеду уже пьян в стельку, потом спит до ужина и к ночи опять нарежется. А есть места в Болонье, где ты приносишь свою еду и покупаешь только шампанское, — там типа такие итальянские коммунисты собираются, это у них считается радикальным шиком. Они все в Gucci одеты, обсуждают политику и играют в карты. А бары в пригородах, где теперь в основном темнокожие сидят, там вообще опасно. Водка, кстати, тут хорошая — в Италии похуже будет.

Борзенков: А пиво?

Пола: У нас на футболе такое же наливают. Не лучше.

Пьяная молодежь за соседним столом начинает громко скандировать: «Егорьевск! Егорьевск!» Компания барменов плавно смешивается с молодыми людьми.

Борзенков: Молодежь, чего пьем?

Высокий юноша: Водку и сок!

Пола: Смотрите, а это уже коктейль!  

Высокий юноша (перепрыгивая с русского на английский): Дай, братан, скажу: вначале было слово, а перед этим — пустота, космос! А потом было слово, и слово было «Егорьевск»! Understand?

Борзенков: Выпьем.

Пьют. 


Высокий юноша: Майне фатерланд — Егорьевск! Зиг хайль!

Пола (в сторону): На юге Италии полно таких мест, и даже похуже есть.

Борзенков: Тут тоже похуже можно найти.

Пола: Ну так пошли искать. Пусть мне сегодня задницу надерут уже!

«Рюмочная»

Реликт на Большой Никитской с посетителями, похожими на интеллигентов из фильмов Рязанова

Заказ

01

Настойка клюквенная, 90 р. за 50 г

02

Настойка брусничная, 90 р. за 50 г

03

Настойка рябиновая на коньяке, 90 р. за 50 г

04

Беляш — 110 р.

Общий счет вечера: 845 р.


Борзенков: Возьмем для разнообразия настойки. В России мужики пьют водку, а женщины — настойки.

Пола: На самом деле это просто спирт и сахар.

Борзенков: Неизбывная проблема отчаянного пьянства — похмелье. Расскажите мне, как выпить много, а страдать мало?

Пола: Градусы должны идти от нуля по возрастающей — это банальное правило работает. Потом пейте все-таки что-нибудь хорошее, а самое главное — в хорошей компании, чтобы наутро было непротивно вспомнить. А вообще, каждому нужны личные правила. Вот мне 45, и с 17 лет я бармен, и правило у меня такое: днем я не пью! Только так ты можешь продержаться ночью. А лучшее время дня для меня — это аперитив, когда ты перед ужином немножечко выпиваешь — и потом еда. Это, кстати, еще одно правило: если пьешь, то надо есть. 

Борзенков: А такого рода сладкие напитки пьют в мире? Или такое бывает только в России?

Евдокимова: Разница в том, что в Европе их используют для коктейлей, а у нас потребляют чистыми.

Пола: Я обычно такие штуки поджигаю. Для красоты.

Борзенков: Самое время поговорить о серьезном. Каким коктейлем лучше всего убиваться?

Евдокимова: Мой самый действенный коктейль — «Негрони-сбальято». Обычный «Негрони» — это джин, красный вермут и кампари. А тут еще шампанского сверху.

Пола: Мы это пьем на аперитив: три выпил — и свободен! Ну а что касается любимого крепкого коктейля, то это мой вариант «Зомби». Он подходит вместо «Лонг-Айленда», причем мне обходится дороже: там 4 рома и 4 настойки, которые я сам делаю. Он убойнее и вкуснее. У нас в Nu Lounge Bar в меню написано, что мы наливаем максимум два «Зомби» на человека. Потому что как-то один гражданин выпил три, а потом поехал в аэропорт. Водитель долго молчал, а потом говорит: «Ну ты полный зомби!» Так название и родилось. 

Борзенков: Как вам эта рюмочная?

Евдокимова: Она больше похожа на какое-то придорожное кафе: все чистенько, подают куриные крылышки и что-то под сыром. И скатерти на столах.

Пола: Когда я зашел, мне показалось, что это место гораздо менее хипстерское, чем прошлое. Тут интеллектуалы сидят, одеты прилично, пьют и не буянят, культурно разговаривают. Я боялся, что мы им помешаем. 

Борзенков: Напитки стоят своих денег?

Пола: Нет. Я бы такое даром разливал — подавал бы тем, кто еду заказал.

Борзенков: Ну, пойду тогда возьму беляш.

Отходит к бару. 

Бородач в очках у стойки: Скажите, а я не вас видел на канале «Культура»?

Борзенков: Бывало и такое.

Бородач в очках у стойки: А с чем связан визит в рюмочную этого итальянского господина?

Борзенков: Мы исследуем в Москве места, где можно дешево, но культурно напиться. У вас вот тут какая обычно программа на вечер?

Бородач в очках у стойки: Простая: по 150 грамм водки — и на спектакль в Театр Маяковского.

«Театральное кафе»

Буфет при театре «Школа современной пьесы», украшенный картонными фигурами из фильмов Гайдая

Заказ

01

Белый ром, 180 р. за 50 г, 3 порции

02

Гренадин, 160 р.

03

Лимон, 40 р.

Общий счет вечера: 1585 р.


Борзенков (буфетчице): Скажите, а что у вас обычно пьют?

Буфетчица: Коньяк.

Борзенков: Это неинтересно. Давайте-ка, пользуясь отсутствием посетителей, сделаем коктейль! Самый дешевый и вкусный из имеющихся тут ингредиентов. Господа, изучайте меню!

Пола: Так, давай возьмем ром, гренадин и один лимон.

Евдокимова: У них для цитрусов пресса нет.

Пола: Я сам все выжму!

Борзенков: В России коктейли не так давно стали популярны, а как в других странах обстоят с этим дела?

Пола: В Италии всегда любили смешивать алкоголь, а вот в Испании только вино — и никакой коктейльной культуры еще три года назад не было. В Америке повсеместно пьют коктейли, но в основном все они дерьмовые.

Борзенков: Какой самый вкусный коктейль из дешевых?

Пола: Джин-тоник: швепс, кусочек лимона, лед, джин и красивый стакан — и вот отлично. Или ром-кола. Это работает в баре. А если вы хотите что-то сотворить дома, я бы на вашем месте взял ром, сок, мед, кипяток, апельсины, специи и ликер — можно вот эти настойки ваши. И получится пунш.

Евдокимова: В России полно алкоголя, который в чистом виде нельзя пить, зато для домашних пуншей они отлично подходят. Взял настойку, чай, сок, добавил сахару — дешево, сердито и вкусно.

Борзенков: А чем запить пунш, чтобы сразу опьянеть?

Евдокимова: Холодным шампанским! 

Даниеле указывает на фигуру Куравлева из фильма «Иван Васильевич меняет профессию».

Пола: А можно я заберу с собой вот этого человека? В шапке, красивый такой.

Бармены фотографируются с Куравлевым и пытаются его тихо вынести из кафе. Попытку пресекает буфетчица.

Killfish

Питерская сеть дисконт-баров, недавно добравшаяся до Москвы. Славится обширной коктейльной картой

Заказ

01

Коктейль «Пьяный ежик», 330 р.

02

Коктейль «Джигурдец», 264 р.

03

Коктейль «Сугроб», 110 р.

04

Темный эль Killfish, 110 р.

05

Лагер Killfish Discount Beer, 77 р.

Общий счет вечера: 2542 р.


На входе пьяная молодежь орет: «Москва сосет! Питер рещает!» Даниеле отвечает им криком «Davai!». Один из юношей говорит ему: «Давай прикурить» — и пытается зажечь сигарету со стороны фильтра. Заходят внутрь. 

Пола: О, да это же бар, где делают коктейли! Значит, мы закажем три напитка и устроим турнир: будем оценивать подачу, навыки и вкус, а победителю нальем!

Евдокимова: Тут в меню есть разделы: «Экстрим-подача», «Олд-фэшенд» и «Лонг-дринк».

Борзенков: Выбираем по названиям: из «Экстрима» берем «Пьяного ежика». Из «Олд-фэшенд» — «Сугроб», а лонг-дринк — «Джигурдец»!

Пола: Джигур... что?

Борзенков: Джигурда — это русская трэш-звезда, а с таким окончанием это означает конец света.

Пола: Возьми еще пару пивка, если это реально будет конец света — запьем. Скажите, если бы я жил в России, как бы меня звали?

Евдокимова: Даня.

Пола: Окей, на моей могиле напишите: «Даня, который выпил «Джигурдец». 

Бармен с именем Джефф на табличке наливает следующий коктейль.

Джефф: Ребята, готовьтесь, вот это вас реально поубивает. Называется «Ежик». Переведи итальянцу, чтоб каску надел. 

Евдокимова: У него там и бита еще.

Джефф: Такая подача. А как вы думали?

Борзенков: Серьезный ты парень. Давно ты лупишь людей битой по голове?

Джефф: Барменом три месяца. Сейчас я подожгу абсент. Скажите ему, чтобы вдыхал глубоко. И так три раза, а потом пусть пьет и держит каску крепче.

Даниеле следует инструкциям бармена. Получает битой по голове. Вскрикивает.

 

Джефф: Нормально?

Борзенков (допивая «Ежика»): Что там было?

Джефф: Советское шампанское, бренди, персиковый сироп и абсент. А «Джигурдец» — это черный и белый ром, пряный ром, апельсиновый ликер и амаретто. Так, у меня смена кончилась, всем пока.

Евдокимова: В мире такие места называются дайв-барами: куда заныривают буквально на один напиток. Поглядите, тут все в кашу.

Пола: Вообще они молодцы: одна трубочка в коктейле черная, другая оранжевая — в цветах заведения.

Борзенков: Пробуем третий коктейль — «Сугроб». Смотрите, какой беленький. 

Евдокимова: Ой, это слишком сладко. 

Борзенков: Какой из коктейлей в итоге можно назвать победителем? 

Пола: «Пьяный ежик» с битой, безусловно, победил по подаче.

Борзенков: Что ты скажешь про мастерство местного бармена?

Евдокимова: На троечку.

Борзенков: А вкус?

Пола: Все три были полное говно.

Пьяные люди за стойкой пытаются познакомится с Даниеле. Борзенков сообщает им, что это Джорджо Мородер. Пьяные просят передать ему, что он похож на Хлыста — героя Мики Рурка из второй части «Железного человека». 

«Пивная 46»

Стеклянная палатка, где, по общепринятому мнению, делают самую вкусную шаурму в городе

Заказ

01

Пиво «46 пивная», 80 р. за 500 мл, 2 порции

02

Донер в сырном и обычно лаваше, 140 р., 2 порции

03

Дюшес, 35 р.

Общий счет вечера: 3017 р.


Борзенков: Даня уже говорил о том, как важно закусывать, если ударяешься в бархоппинг. Собственно, донер — такая мусорная еда, которая и в Берлине, и в Париже отлично идет в пьяную ночь.

Евдокимова: Я к тому же сильно проголодалась. 

К компании боязливо обращается один из посетителей палатки.

1-й посетитель: Я извиняюсь. А вы не хотите выпить за коммонвелф?

Борзенков: Ну, давайте за коммонвелф!

Чокаются пластиковыми стаканами, пьют. В диалог вступает друг автора тоста. 

2-й посетитель: А может, я ему ... [врежу]?

1-й посетитель: Кому?

2-й посетитель: Этому?


1-й посетитель: Ну ты что?

Борзенков (пытаясь сгладить): Господа, с вами невероятно интересно, но нам пора. 

2-й посетитель (провожая криком): За комонвелф!

«Кафе, прежде известное как «Кризис жанра»

Эталонное место с дешевой вкусной едой, брит-роком и скидкой в 50% после полуночи в будние дни

Заказ

01

Пиво, 130 р. за 0,3 мл, 2 порции

02

Водка, 110 р. за 50 г (алкоголь подали по 4 порции — действовали «счастливые часы»)

03

Имбирный чай, 170 р.

04

Профитроли, 180 р.

Общий счет вечера: 3847 р.


Пола: О, это, похоже, самое милое место из всех, где мы сегодня побывали.

Борзенков и Далла Пола хором подпевают песне The Doors «Touch Me». Официантка вежливо просит перестать. Заказывают пиво и водку.

Борзенков: Все-таки меня не оставляет страх завтрашнего похмелья. Как будем бороться?

Пола: Я не убиваюсь в хлам, если знаю, что утром рано вставать. Жизненный опыт вырабатывает определенный иммунитет: я всегда сам могу дойти до дома и лечь в кровать. А утром надо обязательно надо выпить много воды. За ночь из организма вымываются соли и минералы, поэтому перед тем, как отрубиться, советую выпить берокку или аспирин. 

Евдокимова: Утром возьмите бульон, горячий чай, безалкогольную «Кровавую Мэри».

Борзенков: То есть вы строгие противники русской методики опохмела? 

Пола: Нет. Только хорошая плотная еда с хлебом и мясом.

Борзенков: Какие в итоге у вас ощущения от московских дешевых баров?

Евдокимова: Ну, погуляли...

Пола: Было хорошо — столько разных людей повстречали. Были и алкоголики, на которых страшно смотреть, и странные интеллектуалы в рюмочной рядом с Консерваторией. Меня поразило, что везде такой разный запах. До сих пор в Москве я видел только шикарные бары и отели, а тут наконец-то прикоснулся к реальной жизни.

Борзенков: Похоже на жизнь в Болонье?

Пола: Ни на что не похоже. Сегодня я как раз говорил одному приятелю, что, когда едешь в московском метро, возникаешь ощущение, что ты в 80-х, но в каждом вагоне — бесплатный вайфай. Вот и от баров такое же впечатление. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить