перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Состояние ТВ Эрнст, Добродеев и Кулистиков глазами современников

Российские госканалы — это прежде всего Константин Эрнст, Олег Добродеев и Владимир Кулистиков. Все они работают на телевидении больше 20 лет. Поговорив с десятками очевидцев, «Афиша» составила краткую биографию трех главных российских телевизионных начальников.

архив

1990. Олег Добродеев — директор программы «Вести»

 

None

Владимир Кара-Мурза

в 1990-е ведущий программы «Сегодня в полночь» на НТВ

«В восьмидесятые Олег вел программу «60 минут», потом «120 минут» и часто ко мне заезжал. Я не влезал в его дела. Олег меня познакомил с наиболее либеральными сослуживцами — Во­лодей Молчановым, Таней Митковой, Киселевым, Гурновым. Потом он стал меня уговаривать прийти на работу: «Ты же не хотел при коммунистах работать, а сейчас они уже уходят в прошлое». Например, в программу «Вести» позовет: «Мы органи­зовали отдельно российскую телекомпанию РТР, приходи туда». «Но, — говорю, — все равно главнее вас Горбачев».

 

Леонид Парфенов

основатель программы «Намедни»

«Олега Добродеева я первый раз увидел в международном отделе программы «Время» примерно в 1987–1988 году. Я сдавал свой материал в «Международную панораму» с Александром Бо­виным редактору программы Татьяне Митковой, и в комнате с ней сидел редактор французской информации с лицом Пьера Безухова. А еще стоял ­свободный стол, и там лежала линейка — ими в доисторические времена прижимали телетайпные листы, чтобы оторвать от простыни кусок с нужным сообщением. Над­пись на линейке предупреждала: «Не трожь, это рвалка Гурнова!» Потом мы виделись на этапе ТСН — были такие выпуски новостей, предтечи энтэвэшного стиля 1990-х. А вскоре и само НТВ случилось. Официально должности Добродеева — уже Олега Борисовича — там назывались по-разному, но он своей миссией, конеч­но, считал глав­редство в новостях. В золотое время «Тани и Миши» я сам информацией не занимался, только всякими документальными спецпроектами. Процесс никто не контролировал — но вроде и результат никого не подводил. Помню, мы вместе были на восьмидесятилетии Солженицына: едва юбиляр сказал, что отказывается от ордена, Олег вылетел из зала. Я, тревожась, выскользнул через минуту. В полутемном фойе Театра на Таганке главред яростно отчитывал по редкому тогда мобильному: «Я тебе говорю, какой еще Ирак, с этого надо выпуск начинать!»

1991. Константин Эрнст открывает на Первой программе ЦТ СССР программу «Матадор»

 

None

Александр Панов

в 1990-е ведущий информационных программ на ОРТ

«До Эрнста руководителями канала были милейший, интеллигентный человек Сергей Благоволин, сильная женщина Ксения Пономарева, которая у меня ассоциировалась с героиней пьесы «Оптимистическая трагедия», и далекий от журналистики Игорь Шабдурасулов, тоже милейший человек. Уже при Благоволине Эрнст был, если можно так сказать, арт-директором, отвечал за творческие проекты компании. Эволюция Кости от юноши в широкополой черной шляпе а-ля Фассбиндер до влиятельнейшего человека российского ТВ, телемагната в полном смысле слова, удивительна. Есть версия, что в этом путешествии не обошлось без трагедий и драм. Я, например, когда об этом думаю, вспоминаю фильм Иштвана Сабо «Мефисто».

1993. Владимир Кулистиков работает репортером на радио «Свобода»

 

None

Андрей Бабицкий

в 1993-м корреспондент радио «Свобода»

«Володя очень любил выпить. Я не могу припомнить ни одного человека, который, выпив столько, мог спокойно вести прямой эфир, а потом выйти из студии и упасть на пол. Он очень любил женщин — кажется, ему нравились полные. С ним было приятно работать, но было ощущение, что перед ним стояла задача направить информацию в нужное русло. Мне часто намекали на то, что Володя человек непростой, поскольку «Новое время» (до «Свободы» Кулис­тиков работал там. — Прим. ред.) — журнал, созданный для работы советских агентов за рубежом. Володя — пример эпохи коммерциализации государственных служб. Думаю, из своих связей он сумел свить собственное гнездо, в котором обеспечил свои интересы больше, чем государственные».

1993. НТВ. Олег Добродеев — вице-президент НТВ и директор службы информации

 

None

Евгений Киселев

сооснователь НТВ

«Надо сказать, что наша с Олегом дружба — или то, что я по заблуждению считал дружбой, — не была безоблачной. Порой у меня возникали основания подозревать, что Олег против меня интригует. Тогда я эти подозрения от себя гнал, теперь понимаю, что так оно, скорее всего, и было. Например, поначалу Добродеев много раз пытался убедить меня в том, что мне тяжело в одиночку вести программу «Итоги», что нужен второй ведущий. Я воспринимал это как заботу обо мне — чтобы у меня хотя бы каждое второе воскресенье было свободно для отдыха. Отшучивался: ничего, мол, не умру. Годы спустя понял, что Олег Борисович пытался действовать по принципу «разделяй и властвуй»: если бы у «Итогов» появился второй ведущий, то это была бы уже не моя авторская программа, а программа Добродеева».

1995. Убийство Влада Листьева

Константин Эрнст — генеральный продюсер ОРТ

 

None

Андрей Васильев

в 1995–1997 годах заместитель генерального продюсера ОРТ

«Листьев был гендиректором, и когда его убили, встал вопрос, кто должен руководить каналом. Думаю, Эрнст был близок к концепции и принимал участие в ее разработке. Поэтому его и взяли. Тогда Костя был скорее художественным человеком. А ситуация была… мама дорогая. Надо было уметь разбираться и разруливать. Чем он не занимался тогда, так это новостями. Но кроме них вся сетка была на Косте. А ее нужно было делать из глубокого минуса».

 

Борис Березовский

в 1990-е акционер ОРТ

«Насколько я помню, сделать Эрнста генпродюсером было предложение Бадри Патракацишвили, который по нашей взаимной договоренности (моей и Бадри) был делегирован на ОРТ. После того как не стало Влада, именно Бадри посоветовал мне поговорить с Костей. Он произвел впечатление, которое до сих пор не изменилось, — сильного и интеллектуального. Но поскольку я плохо понимаю в людях, я подумал, что он еще и порядочный».

1996. Владимир Кулистиков становится заместителем гендиректора службы информации НТВ Олега Добродеева

 

None

Бывший сотрудник НТВ

«Однажды в начале 1996 года меня догнал в коридоре Добродеев, приобнял (что не свидетельствовало ни о чем хорошем) и спросил: «Ты не против, если у нас будет работать Володя Кулистиков?» Володя тогда был на радио «Свобода», у него всегда были в эфире классные персонажи. Так Кулистиков появился на НТВ».

 

Бывший сотрудник НТВ

«Кулистиков в числе прочего курировал «Героя дня». Он вообще не был только начальником. Сам ездил, снимал репортажи, даже в Ингушетию. Обстановка была очень демократичная. Не без бульдогов под ковром, но и бульдоги были мирные, и ковры тонкие».

1996. На НТВ появляется программа «Криминал»

 

Николай Николаев

с 1996-го руководитель программы «Криминал»

«Мне предложили криминальное подразделение — в приказном порядке: «Делать будет Коля Николаев». Главное было — подготовить людей, которые работали бы ловко. Почему именно из криминала стали выходить люди для выполнения политических заказов? Есть дело взяточника. Взяточнику очень невыгодно, чтобы о нем говорили. Выгодная история для журналиста? Непоказанный сюжет стоит гораздо дороже, чем показанный».

 

Бывший сотрудник НТВ

«Слухи о связях Кулистикова со спецслужбами достоверны. Кажется, он служил в Ливии. Я как-то вернулся из Ирака. Чищу утром зубы. Звонит он: «Как мои бывшие соратнички? А хорошо ли вы помните биографию Лоуренса Аравийского? И чем он закончил?» «Он был английским шпионом, и его убили». — «Так, да не так. Его трагедия была в том, что он был гомосексуалистом. Как-то один арабский наездник скакал себе, а Лоуренс возьми да и пристройся к нему сзади. Ну и тот отрубил ему голову. Так что в этих ближневосточных делах нужно быть осмотрительным». И повесил трубку».

1996. Президентские выборы

Ельцин побеждает Зюганова во втором туре

 

None

Андрей Васильев

в 1995–1996 годах заместитель генерального продюсера ОРТ

«Во время вторых выборов Ельцина Эрнст просто по конструкции канала никак не участвовал в новостях. Это не то что ему не доверяли. Дирекция информационных программ была независима от продюсерской службы».

 

Борис Березовский

в 1990-е акционер ОРТ

«Костя был нерешительный. И это меня смущало. В частности, он был нерешительный в очень критический момент, когда были выборы 1996 года. И там жестко стоял вопрос об эфирном времени для коммунистов, и Косте нужно было пойти и отказать Зюганову. Костя очень боялся это делать. Но аполитичным я Костю не считаю. Я считаю Костю трусливым — это совсем другая история. Трусливым, потому что он подобострастно обслуживает власть».

 

Виктор Шендерович

в 1990-е сценарист программы «Куклы»

«У Добродеева было раздвоение личности — он был журналистом и одновременно государственным человеком. Олег с удовольствием рассказывал, как бывал у Ельцина, он ловил кайф от близости к власти, от «доступа к телу». Олег Борисович, как я в какой-то момент понял, трепетал».

1999. Война в Югославии

 

None

Виктор Шендерович

в 1990-е сценарист программы «Куклы»

«Два разговора с Добродеевым дали мне понять, что он отходит куда-то. Один касался армии: шла вторая чеченская. Он заявил, что мы не можем критиковать. Интерес государства — защищать армию. То есть он был уже не журналистом, а государственным чиновником. А второй разговор касался истории балканской войны. С большой озабоченностью в голосе Олег Борисович неожиданно сказал, что мы не можем отдать Балканы американцам. Он уже был мрачен, не отзывался на шутки особенно, хмурил брови. Уходя на «Россию», он сказал: «Если мне придется соврать, я уйду с должности главы ВГТРК». И я вот все жду».

 

Евгений Киселев

сооснователь НТВ

«У Добродеева стали копиться претензии ко мне. Выплеснулись они весной 1999-го. В наших новостях зазвучали антизападные интонации: «В небе над Белградом бомбардировщики с черными крестами на крыльях». Мы разругались вдрызг, потом, правда, помирились».

 

Бывший сотрудник НТВ

«У Кулистикова в редакции были и патриоты типа Аркадия Мамонтова, который уже тогда был довольно хоругвеносен. Кулистиков был полиберальней многих. Во время конфликта в Ко­сово он послал корреспондента не только в Белград, но и в расположение НАТО, с прямыми включениями и ежедневными репортажами».

1999. Взрывы домов

 

None

Николай Николаев

с 1996-го руководитель программы «Криминал»

«На коллегии МВД выступал Рушайло, высказал благодарность спецслужбам, которые предотвратили теракт. Я подкараулил Николая Патрушева в коридоре. А он и говорит: «Жаль, наши в Рязани нехорошо сработали». «В смысле?» — «Это же были учения». У меня отвисает челюсть. «Какие учения?» — «Мы решили проверить, как работает оперативная служба, реакцию населения, ну и так далее». Я звоню Добродееву: «Олег Борисович, вот такая информация, что делать?» Пауза секунд на 50: «Давай вези». Рушайло был в ярости. О том, что это были «учения», он узнал из выпусков новостей НТВ».

1999. Константин Эрнст становится генеральным директором ОРТ

 

None

Бывший сотрудник Первого канала

«Люди склада Эрнста — свободомыслящие в любых странах: что в демократических, что в тоталитарных. Поэтому позиция Эрнста — для многих загадка Сфинкса. Круг действительно приближенных к нему людей очень узок. И, кажется, со временем только сужается. Он никому не доверяет до конца. Он абсолютный иезуит, а так как он очень талантлив, то и иезуитство его талантливое. Рассказы про то, что он очень обидчив, — чистая правда. На Мефистофеля он, конечно, не тянет, скорее на кого-нибудь из римских понтификов. Он такой Борджа».

 

Борис Березовский

в 1990-е акционер ОРТ

«Я никогда бы не стал иметь дел с Костей, если бы знал его человеческие качества. Не эти специальные способности, которые я и сегодня оцениваю высоко. Я плохо понимаю в людях. Умный или дурак — я понимаю почти абсолютно, а вот хороший-плохой… И в этом смысле Костя, я считаю, на сегодняшний день один из самых больших фальшь-объектов в России. Такие, как он, ни­сколько не меньше Путина, а может быть, даже и больше, ответственны за разрушение русских как нации и России как государства».

2000. Отставка Ельцина, первые выборы Владимира Путина

 

None

Вера Кричевская

в 1990-е режиссер телеканала НТВ

«Я была режиссером последнего «семейного» новогоднего огонька на НТВ, снимали долго, участвовала в шоу вся информационная служба, куча ньюсмейкеров, я потом весь декабрь одна монтировала, и Олег Борисович забегал ко мне в монтажку спросить, пообедала ли я. Про содержание он не спрашивал. А в январе Добродеев ушел. Не появился на ежегодной вечеринке в «Славянской». Прямо в банкетном зале поползли слухи о том, что он разошелся с Гусинским сначала по вопросам осве­щения событий в Чечне, а потом — вообще по ряду других вопросов».

 

Евгений Киселев

сооснователь НТВ

«В течение 1999 года было такое ощущение, что Олег Борисович считал себя обойденным вниманием главного акционера НТВ. Особенную ревность у него вызвало то, что по политическим вопросам главным советчиком Гусинского был Малашенко, а не он. Как-то, когда уже шла вторая чеченская война, а Путин был объявлен преем­ником, Гусинскому показалось, что в новостях НТВ с фронта ему послышалась излишне ура-патриотическая интонация, и он стал выговаривать за это Добродееву. Между ними тогда происходили бурные ссоры и трогательные примирения».

2000. Олег Добродеев становится председателем ВГТРК

Владимир Кулистиков впервые покидает НТВ и уходит на пост председателя информационного агентства «Вести»

 

None

Виктор Шендерович

в 1990-е сценарист программы «Куклы»

«Когда Добродеев вдруг сказал, что уходит с НТВ, это было полной неожиданностью для нас. Многим казалось, что это минутное помрачение. Мы пытались с ним разговаривать по-дружески. Спустя много лет я узнал, что до этого он уже встречался с Березовским, что были обговорены и условия, и гарантии. То есть Олег около полугода работы с нами симулировал некие духовные движения».

 

Борис Березовский

в 1990-е акционер ОРТ

«Никаких договоренностей предварительных у нас с Добродеевым не было. Я ничего не делал. С Гусинским это было как-то согласовано. Добродеев действительно человек, который сделал очень много для свободы журналистики в России, поэтому я был искренне удивлен такому повороту событий. Гусинский мне тогда сказал, что Добродеев проститутка. Мне же он казался очень твердым человеком».

 

Евгений Киселев

сооснователь НТВ

«Я много раз потом думал, что первый камень раздора в наши отношения с Добродеевым я невольно заложил еще во время нашей первой встречи с Гусинским. Когда он завел речь о создании новой телекомпании, то сказал примерно следующее: «Ребята, вы классные журналисты, но у вас нет серьезного управленческого опыта, нужен главный менеджер — у вас есть такой?» И я слишком поспешно отреагировал: «Конечно, это Игорь Малашенко, мы с ним полтора года проработали на Первом канале, он даже был исполняющим обязанности генерального директора». Думаю, что Добродеев уже тогда видел себя вполне готовым к роли первого лица компании и, наверное, ждал от меня, что я скажу Гусинскому что-то в этом духе. Мне же тогда и в голову не приходило, что перспектива присоединения Малашенко к нашей команде Добродеева вовсе не порадует. На самом деле на НТВ отношения у них были очень непростые, а под конец разладились настолько, что дело чуть ли не до драки доходило. Со стороны казалось: милые бранятся — только тешатся. Но потом Добродеев ушел всерьез. Вопреки его давним публичным заявлениям, никто Олега не выживал с канала, для Гусинского это был тяжелый удар. Думаю, ушел Добродеев, потому что просчитал ситуацию точнее, чем Гусинский или Малашен­ко, не говоря уже обо мне: наступают новые времена, времена Владимира Путина, вступают в силу новые правила игры, и единственный способ остаться в «высшей лиге» собственников — руководителей средств массовой информации — принять эти правила и перейти на сторону Путина. Не исключаю, что с ним давно велись переговоры о переходе в ВГТРК, ему нужен был лишь повод, чтобы хлопнуть дверью. Ведь формальный предлог для ухода был вообще смешной: Добродееву прислали, как он посчитал, недостаточно вежливо оформленное приглашение на традиционный прием 17 января, который «Медиа-Мост» устраивал каждый год в честь очередной годовщины начала работы НТВ на четвертой кнопке. Добродеев устроил скандал, заявил, что его на­рочно решили лишний раз уязвить, что он больше этого терпеть не намерен и уходит в отставку. И буквально через несколько дней Путин назначил его новым руководителем ВГТРК. С трудом верю, что это был экспромт. При этом я вовсе не думаю, что Олег Борисович на 100 процентов человек Путина. Я думаю, что Добродеев на 100 процентов — человек Добродеева. Раньше он всегда любил предугадывать общественные настроения, настроения в элите, идти на полшага впереди политической моды. Не удивлюсь, если он окажется в роли «прораба перестройки» — новой перестройки, если до нее дело дойдет».

 

Вера Кричевская

в 1990-е режиссер НТВ

«Это был шок. Для нас, сотрудников. Я помню пьяную, полную слез отвальную. И только через какое-то время Виктор Шендерович мне сообщил, что Олег Борисович идет на ВГТРК, я не могла поверить. Он как-то говорил, что мечтает поехать работать во Францию, у него французский и так далее.

Я встретилась с Добродеевым вновь в 2003 году, накануне очередных парламентских выборов он пригласил меня быть продюсером прямоэфирных теледебатов и других предвыборных прямоэфирных событий. Я честно сказала: «Раз прямой эфир — готова». У Олега Борисовича в кабинете все время очень громко работал телевизор, разговаривать было тяжело, и это было не один раз и не два. Я даже начинала думать, что это для того, чтобы никто лишний ничего не слушал. Я приходила несколько раз на всякие общие идеологические встречи, а потом меня резко перестали приглашать. Я спросила старшего коллегу, одного из руководителей ВГТРК, так он мне объяснил: «Ты не считываешь». Все. Детали рассказывать не хочу».

 

Евгений Киселев

сооснователь НТВ

«Раньше Кулистиков был стопроцентно командным человеком. Он прятал свои личные взгляды глубоко в карман — никогда не обсуждал их ни со мной, да и, кажется, ни с кем. Ушел Кулистиков, по-моему, ровно в тот момент, когда обе стороны почувствовали, что ему больше не под силу оставаться лояльным командным игроком. Я ведь тогда, в октябре 2000 года, пришел к нему с предложением уйти в отпуск, потому что в последние дни стало очень заметно, как он нервничает по поводу всего происходящего вокруг компании, и эта нервозность передается рядовым сотрудникам. В ответ он написал заявление об уходе по собственному желанию. Как мне тогда показалось, с облегчением, даже с радостью».

 

Анна Голубева

бывший руководитель службы развития телеканала «Россия»

«Я предполагаю, что изначально у Добродеева, конечно, были интересные и амбициозные планы. Перед человеком стояла задача взять тухлое государственное «телевидение» и превратить во что-то принципиально другое. И я думаю, что у него был азарт. Добродеев был и до сих пор остается одним из сильнейших — а может, и самым сильным — информационщиком на нашем телевидении. И он даже начал воплощать задуманное, и многое ему удалось.

Мало кто уже это помнит, но в 2000 году все, что было связано с государством, не казалось таким уж безнадежным. Какие-то были связаны надежды у некоторых и с тем, что пришел «молодой, новый, энергичный президент». Казалось, что можно что-то интересное сделать с этим. Вряд ли Добродеев думал, что поле для компромисса будет все меньше и меньше и что цензура все суровее и суровее. Тогда еще власть не была такой советской, как сейчас. Она менялась постепенно, и я думаю, это происходило так: ты начинаешь работать, у тебя есть азарт и интерес. У тебя огромного масштаба задача — ты руководитель гигантского холдинга, в котором несколько каналов, несколько радиостанций на всю страну с сумасшедшим охватом. В общем, гигантское хозяйство. И тебе все это надо привести в порядок и сделать из этого что-то чело­веческое. И ты работаешь-работаешь, работаешь-работаешь, работаешь-работаешь, а потихонечку так — о-о-о! — а пространства все меньше и меньше. Это же не внезапно происходит, а постепенно. Думаю, приблизительно так все было для Добродеева».

 

Виктор Шендерович

в 1990-е сценарист программы «Куклы» на НТВ

«В период разгрома телекомпании НТВ Кулистиков просто уходил с утра пораньше гулять на Останкинский пруд, прихватив в собой бутылочку анестезии, чтобы не принимать никаких решений. Его исчезновение из коридоров НТВ и появление в штабе неприятеля вызвало, помнится, даже некоторое облегчение».

2000. «Курск»

Увольнение Доренко и выдавливание Березовского с ОРТ

 

None

Андрей Васильев

в 1995–1997 годах заместитель генерального продюсера ОРТ

«Когда Эрнсту пришлось заниматься новостями, меня уже не было на канале. Я возглавлял этот департамент в 1997 году, и тогда была свобода слова. Когда какие-то новости хотели запрещать, я просто посылал на х…. В итоге послали на х… меня самого. Когда свобода слова кончилась, сначала Шабдурасулову пришлось чем-то рулить, потом он ушел, потом убрали Доренко — он ассоциировался с Березовским плотно, и Путин его, конечно, того… И Косте тоже пришлось этим заняться».

 

Борис Березовский

в 1990-е акционер ОРТ

«Я почувствовал, что теряю Эрнста, после аварии с подводной лодкой «Курск». Костя представил публике репортаж по ОРТ, где родственники погибающих тогда моряков обращались к властям с просьбой помочь и винили их в бездействии. А в Кремле Костя говорил, что эти женщины — просто нанятые проститутки, мне об этом Путин потом сказал лично. И это все злой вымысел, в том числе мой, чтобы подставить Путина. И таким образом Костя в первый раз лизнул задницу и продолжает это делать до сих пор, и поэтому вот такие люди и востребованы».

2001. Разгон НТВ

Олег Добродеев подает в отставку, она не принята. Владимир Кулистиков становится главным редактором НТВ

 

None

Бывший сотрудник НТВ

«Вернулся Владимир Михайлович в ту самую ночь. Он был в команде захватчиков лоцманом. Лоцманом, который знал все шхеры и фьорды. Все остальные на борту изнутри телекомпанию, конечно, не знали. Кто еще мог прийти к ведущей новостей Ольге Беловой и на вопрос «Что же мне теперь делать?» ответить: «У вас там что — вечерний эфир? Вот и работайте».

 

Сотрудник НТВ

«В тот короткий период, когда Кулистиков работал главным редактором и начиналась программа «Намедни», он всегда был на нашей стороне. Он говорил: «Опять вы поднасрали вице-премьеру! А мне с ним пить! А печень у меня не железная!» В «Намедни» был разоблачительный материал про РПЦ. Не могли придумать заголовок — а в «Намедни» заголовки были фетишем. Наконец родили — «Естественная монополия», принесли Кулистикову, а он: «Старичок! Почему «естественная»? Сверхъестественная! Сверхъестественная монополия». Так и написал сверху».

 

Виктор Шендерович

в 1990-е сценарист программы «Куклы»

«Да, один раз Добродеев подал в отставку — в апреле 2001 года. А вечером того же дня выяснилось, что Путин ее не принял. Вы знаете, это уже позор. Я помню, что успел тогда даже порадоваться за Олега: «Все-таки приличный человек!» А он меня в очередной раз расстроил. Если у тебя есть основания уйти, то уходи. А вот того, что в русской пословице называется «и хочется, и колется, и мамка не велит», — не надо. Ему хотелось оставаться государственным человеком, быть при власти, быть федеральным министром, руководить — его страшно тянуло в этот мир начальства. Но при этом он хотел выглядеть приличным человеком. Ему это не удалось, потому что невозможно быть одновременно путинским министром информации, пропаганды фактически, и приличным человеком. Первое время он пытался совмещать. Но то, что с ним стало потом, — это история полного перерождения. Добродеев, который с каменным лицом сидит возле начальства, не имеет никакого отношения к тому человеку, который был моим другом».

2002. Владимир Кулистиков уходит на ВГТРК и становится заместителем Олега Добродеева

 

None

Бывший сотрудник НТВ

«Cчитается, что на парламентских выборах 1999 года Гусинский работал на Примакова с Лужковым. Мы работали вообще в «Куклах», нам было можно все, и мочили мы этих двоих не меньше всех остальных. После выборов захожу в 17-й подъезд «Останкино», а вместе со мной заходит Добродеев. И тут я вижу, что на нем буквально лица нет. В общем, лошадка, на которую они поставили, пришла не первой. Команда, как обычно бывает в таких случаях, начала разваливаться. Добродеев поссорился с Киселевым, наметилась конфронтация. Кроме того, Гусинский ведь собирался бороться, а Добродеев сразу понял, что ловить с ним нечего и договариваться нужно вот с этими ребятами кремлевскими. С ним ушла часть его команды. Масюк, Мамонтов. Ну и Кулистиков в том числе».

2004. Второй срок Путина

Новая информационная реальность: возвращение Кулистикова, закрытие «Намедни», реформа информационной службы на Первом канале

 

None

Петр Толстой

ведущий «Воскресного времени» на Первом

«Я работал на Третьем канале главным редактором и делал небольшую итоговую программу. Меня начали звать на большие федеральные каналы. Эрнст был более настойчив, мы договорились на итоговую программу и сделали «Воскресное время». Новости Первого канала — это военизированная организация, а тут пришли разболтанные художники в майках, черных очках, крайне подозрительные. Но и как-то сработались, уже работают 7 лет — это большой срок. Эксперимент был успешным, но самое время его закончить сейчас».

 

Бывший сотрудник Первого канала

«Информационное вещание Эрнста почти вообще не волнует. Из новостей все-таки сложно сделать ивент. И поэтому основную ставку Эрнст делал на развлекательные программы — «Старые песни о главном», «Минута славы». Время было такое странное, так называемая стабильность: вроде бы все движется хорошо, все зарабатывают деньги. Прижали всех, ну, может, и хер с ним. Зато всем хочется развлечений. И Костя очень четко улавливал эти настроения. Это было время — как нэп после революции: говорить нельзя, зато хавать можно».

 

Бывший сотрудник НТВ

«Владимир Михалыч — интернационалист. То есть не любит всех. В фейсбуке уже несколько месяцев ходит стихотворение, приписываемое Кулистикову:

Да будь я хоть негром преклонных годов
И жителем братской Кореи,
Я Путина выбрал бы только за то,
Что им недовольны евреи!»

 

Бывший сотрудник НТВ

«Когда Кулистиков пришел гендиректором, он уже был совсем другим. Инаугурированным. НТВ уже был государством. Куча приемных, секретари бесчисленные, много дней ожидания приема. Все эти годы он будто ходил на жирные, тучные поля, набирал вес и возвращался снова. И вот в 2004-м он окончательно вернулся этаким Буддой».

 

Сотрудник НТВ

«Владимир Михайлович иногда снимает с эфира высокохудожественно. Однажды он позвонил корреспонденту НТВ, который сделал материал о том, в чем то ли у НТВ, то ли у «Газпрома» были свои интересы. «Понимаешь, старичок, — сказал в трубку Владимир Михайлович, — это как нассать себе в руки, а потом это ссанье себе в лицо еще выплеснуть. Так что лучше не надо».

 

Сотрудник ВГТРК

«На ВГТРК существуют черные списки. Про них никто не говорит и при приеме на работу не предупреждают — но в базах контактов запрещенные фамилии выделены красным цветом. В их числе, понятное дело, оппозиция, всякие политологи неугодные — Орешкин, Делягин… Я как-то раз записала комментарий Делягина, совершенно еще не в курсе, что значит красный цвет в базе, и меня вызвали к начальству, отчитали в духе: «Вы что, не знаете, где вы работаете? Неужели вы не понимаете?»

 

Бывший сотрудник ВГТРК

«На ВГТРК существовал и, думаю, существует по-прежнему специальный отдел — «группа подготовки материалов о правительстве и администрации президента». Мы его между собой называли «Путин-ТВ», потом, соответственно, «Медвед-ТВ». Человека три-четыре, которые совместно с администрацией готовят все материалы и потом их тупо на кассете приносят на выпуск. Для этого материала в верстке заранее выделен хронометраж. Когда было собрание первое «Единой России» — еще в Лужника, очень давно, — был, как и во многих случаях, «моновыпуск»: это когда 40 минут новостей только Путин. У нас даже поговорка была: «Когда Путин работает — международники отдыхают».

2004. Владимир Кулистиков создает дирекцию правового вещания в ее нынешнем виде

В этом же году выходит первый фильм «Теракт с предоплатой» про Беслан, вскоре появляется «Программа максимум» — и новый курс на «желтое НТВ»

 

None

Сотрудник НТВ

«Было старое НТВ. Оппозиционное. Было НТВ Йордана. Свободное. Было еще такое анархическое НТВ времен Сенкевича. А потом пришел Кулистиков и подчинил НТВ государству. Что-то он требовал не показывать вообще. Что-то требовал показывать в определенном ключе. Однажды Пивоварова отстранили на две недели. Тот, комментируя начало работы Парфенова в «Русском Newsweek», сказал: «Приняв предложение издательского дома Axel Springer, тележурналист подтвердил тезис о том, что в России иногда лучше писать, чем говорить. Полгода назад тогдашний гендиректор НТВ Николай Сенкевич внес личный вклад в историю российского телевидения, уволив Парфенова по сокращению штатов». Напомню, что «Личный вклад» называлась программа Александра Герасимова, претендовавшая на место «Намедни» в эфирной сетке. В общем, Кулистиков взял курс на лояльность к Кремлю. Это была особая лояльность. Допустим, на Первом канале может влететь за слишком длинный план руки министра с дорогими часами. На НТВ всегда было спокойнее. Но в то же время именно НТВ выдавал в эфир фильмы про ЮКОС и анатомию протеста. Потом Кулистиков стал поднимать рейтинги. В 2004 году СТС догонял НТВ. Первый и Второй канал собирали по 20– 25 процентов аудитории в сравнении с 11 процентами у НТВ. Но потом все стало меняться. Первыми выстрелили выходные. «Программа максимум» в субботу и «Чистосердечное признание» в воскресенье. Восемь лет спустя у всех трех каналов доля 15 процентов, рекламные доходы с каждым годом растут. Но поле свободы все это время сужалось».

2005. Начало разрастания ВГТРК — каждый год по новому каналу

 

None

Сотрудник телеканала «Россия-24»

«Добродеева за пять лет работы на канале «Россия-24» я видел один или два раза. Причем я не уверен, что это был он, — мне показали пальцем издалека. Он в редакциях рядовых не появляется, решает вопросы на совсем заоблачных уровнях».

 

Анна Голубева

бывший руководитель службы развития телеканала «Россия»

«В последние годы я видела Добродеева только на летучке. Думаю, он понимает, чем стала ВГТРК, — он не идиот. И как он с собой этот вопрос улаживал, честно, ответить не могу. Возможно, он считает, что этот вариант для страны все равно лучше, чем хаос. Я никогда не брала его за пуговицу и не спрашивала: «Не тошно?» Представляю, что должно быть тошно. Думаю, он переживал разнообразные моменты. Учитывая, в каких отношениях примерно они находятся с администрацией президента: «сверху» звонят руководителям новостей, звонят Добродееву, дают по башке за что-то — это нормально, это в порядке вещей. Они постоянно в общении».

2007. Супруга Эрнста Лариса Синельщикова становится гендиректором «Красного квадрата»

Студия «Красный квадрат» производит большинство передач для Первого канала

 

None

Бывший сотрудник Первого канала

«До того как появился «Красный квадрат», был «Вид» с разными акционерами, и «Квадрат», конечно, создавался на базе «Вида». Просто нужно было все это консолидировать, сделать по-своему. И это было сделано по разным причинам: и экономическим, и просто как страховка — ну вот завтра его снимут, а это все равно принадлежит ему. Хотя, на мой взгляд, эта страховка гроша ломаного не стоит. Это похоже, знаешь, на ОСАГО. Потому что у тебя в любой момент просто все заберут — и неважно, перевел ты права на себя или нет. Заберут — и все».

2008. Медведев — президент

 

None

Оператор Первого канала

«Я работал на съемках в Ново-Огарево, когда перед выборами 2008-го мы снимали проходки Путина и Медведева. Эрнст не просто присутствовал — он и планы проверял, и за операторами ходил, чуть ли не мониторы сам переносил и штативы переставлял. Он как-то сказал даже Путину: «Вот, все самому приходится делать».

 

Сотрудник телеканала «Россия»

«Медведев начал продвигаться на исходе второго срока Путина, когда речь зашла о возможных преемниках. Тогда было неясно, кто именно из них будет выбран — Медведев или Иванов, и количество их упоминаний в выпусках «Вестей» должно было непременно быть одинаковым».

2008. Новый юмор на Первом

Появляется новое модное телевидение — программы «Большая разница» и «Прожекторперисхилтон»

 

None

Сотрудник «Прожекторперисхилтон»

«Как с Лениным бревно таскали 200 человек, так уже найдется пара десятков людей, которые придумали «Перисхилтон». Главная заслуга Эрнста в том, что он сказал: «Мне нужно на вечер субботы что-то новое!» Он дал нам делать что хотим. А когда в принесенном увидел изюминку, он сказал: «Делайте — и плевать на цифры». Изначально он посоветовал 4 ведущих — Урганта, Мартиросяна, Цекало и Галкина. Но все, что придумывалось, было совершенно не похоже на стиль Максима, поэтому уже скоро в сценарных заявках стал фигурировать Сергей Светлаков. Все изначально планировалось как большое шоу, со скетчами, многими эпизодами, а одной из рубрик было как раз обсуждение актуальных новостей и газетных статей в режиме «новость — шутка». И это должно было быть рубрикой. Но Эрнсту так это понравилось, что он решил сделать это главным. Если программа только запускается, Эрнст обязательно заходит на съемки, утверждает декорации, музыку, графику. Все смотрит, контролирует. Ни один проект без него не начинается и в эфир не выпускается. Он должен все про него понимать. В студии посмотрит, в аппаратной посмотрит, на первый монтаж посмотрит. Очень за новые программы переживает. Он в любой день может нагрянуть к тебе в гости. У него просто мегаватты энергии, и он эту энергию на людей распространяет. А сколько он тратит на то, чтобы по триста раз объяснять, что такое телевидение. И из его кабинета выходишь — и работать хочется!»

 

Бывший сотрудник Первого канала

«Эрнст себя очень плотно связывает со всем, что он делает, это именно его продукт. И его частные победы. Когда программа «Центральное телевидение» выходит на канале НТВ, никто не говорит, что это Кулистиков. Вышла бы на Первом, главным молодцом был бы Эрнст. Первый канал — это такая монархическая иерархия, где наверху пирамиды один человек. На нем замкнуто абсолютно все. При этом Константин Львович невероятно предан работе, до фанатизма почти. Он так сотрудникам и говорит: «Мы полевые офицеры» — и не дай бог у тебя телефон будет выключен ночью. В любой момент может понадобиться все бросить и приехать. Это почти как армия. Ты не принадлежишь сам себе вообще. При этом нужно отдать ему должное, он не из тех, кто других заставляет, а сам не делает. Он сидит там с утра до вечера. И в выходные. Он уезжал в отпуск, и все думали: «О! Пару неделек оттянемся!» — а он через четыре дня возвращался обратно».

2009. Первые «Итоги года с Президентом России»

Дмитрий Медведев встречается с главам трех федеральных каналов. Встречи становятся ежегодными

 

Бывший сотрудник НТВ

«Кулистиковская экстравагантная манера одеваться — это притча во языцех на НТВ. Рубашка с рисунком и галстук с рисунком в Горках получили название «Я надел на себя все самое красивое». А галстук Etro, в котором Кулистиков приехал к Медведеву, теперь легендарный. В нем даже Такменев как-то «Центральное телевидение» вел».

 

Бывший сотрудник НТВ

«Кулистиков самый влиятельный начальник на телевидении. По политическим вопросам Эрнст советуется с Владимиром Михайловичем. В литературе встречается такой герой, который всю дорогу сидит в инвалидной коляске, а потом встает и фигачит через весь город. Так вот, не исключено, что слухи про его слабое зрение сильно преувеличены. Даже притом что ему вслух читают все тексты. Он умудрялся разглядывать вышивку фирмы на галстуке у коллеги. Масштаб его спектакля никем не оценен до сих пор. Сотрудники ВГТРК до сих пор пересказывают историю о том, как он стоит и ищет кнопку на лифте. А сзади стоят 15 человек, которые стесняются подсказать, где эта кнопка. При этом я глубочайшим образом убежден, что его внутренний трикстер делал так: «Хе-хе, ушлепки».

2010. Отставка Лужкова

 

None

Сотрудник Первого канала (2005–2010)

«До всего этого слива про Лужкова нельзя было плохого слова сказать. Но там цензура не такая, что Эрнст пришел и всем сказал, что надо делать. Все всё прекрасно понимают: редактор, главный редактор, все же работают в системе, у всех кредиты, дети, квартиры, машины, все же приходят работать и понимают, где они работают. Меняются фавориты и фаворитки — ведущие и корреспонденты, кто-то больше времени в кадре, кто-то меньше. Но это не всегда решения Эрнста, там вместе с ним много начальников. Рейтинг признания на Первом канале — это время в эфире, тебя могут на месяц слить, а можешь каждый день выходить в программе «Время».

2011. Митинги «За честные выборы!»

 

None

Сотрудник НТВ

«Кулистиков обожает отвесить пощечину общественному вкусу. «Анатомия протеста» для него не столько проявление сервильности, сколько крик наперекор. Когда начинались митинги, Кулистиков собрал программы либеральных наклонностей и сказал: «Так, я понимаю, вы — программы с левой резьбой, но не надо звать Русь к топору!»

 

Бывший сотрудник НТВ

«Митинги показывали, но со странными ограничениями. Интервью из гущи — можно, а видео с трибуны — нельзя. Например, Акунин говорил на трибуне, и его показывать было нельзя. А спускался вниз — и тут же становился народом, который показывать можно. Шизофренический подход к реальности достиг пика. То, что Кулистиков так поменялся с девяностых, — так это многих славный путь. Замазывать ошибки прошлого пришлось. Путин не зря же ему напомнил, что тот на радио «Свобода», на церэушной станции работал. Никто не забыт, ничто не забыто. История Кулистикова — это история ельцинского поколения. Той его части, что сумела перековаться».

 

Сотрудник Первого канала (2005–2010)

«Был случай, уволили корреспондента, после того как он не стал про митинги плохо говорить, Лошак про него написал в Esquire пару слов. Хороший парень, позиция у него такая, наверное, молодец — хотя семью всем надо кормить. Но я думаю, прокормит — надо еще и человеком оставаться! По слухам, он в тот момент был в кабинете, том самом, где принимаются по дирекции информационных программ все решения, и ему сказали: «Не хочешь писать — ну и пошел на хер». Человека уволили в тот же день, хотя обычно все отрабатывают».

 

Сотрудник телеканала «Россия»

«Когда начались митинги в декабре, в редакциях заговорили. Несколько оппозиционно настроенных сотрудников — а такие есть — кричали в ньюс-румах «Ура! Молодцы! Охрененно!», обсуждали, как сходили на акцию протеста. Руководство несколько дней послушало это, а потом — хотя в письменном виде, как вы уже поняли, не было никаких инструкций — сотрудникам заявили: «Ребята, мы не говорим про это». Не то что в эфире — просто между собой в курилках и ньюс-румах запретили обсуждать».

2012. Увольнения на НТВ

 

None

Сотрудник НТВ

«Кулистиков все время был таким Фаустом из второй части. Постоянно торговался с дьяволом. Взять тех же «НТВшников». Он же понимал, что если туда позвать кучу антиправительственных безумцев, то, как ни монтируй, они останутся теми же безумцами. Поэтому на другой чаше весов у него был Ходорковский с руками в крови, «Анатомия протеста» и прочее. Он, как шахматист, играл на нескольких полях сразу. Хотите пропаганду? А вот вам в грубой форме! Перед думскими выборами инстинкт самосохранения подменил удаль. То, что все ужесточилось, скорее всего, связано с заменой Суркова на Володина. Сурков — он же чем-то похож на Кулистикова. Тоже работал в бизнесе, тоже в целом понимает страну. И тут пришел Володин с одной-единственной установкой: победить в первом туре».

 

Бывший сотрудник НТВ

«То, что Кулистиков сейчас начал всех увольнять, — это не в его стиле. Грубовато. В его стиле — чтобы все сожрали друг друга. С ним произошла за последний год одна штука. Он ведь шел по грани очень долго. Почти всегда ему удавалось ходить по этому лезвию. А в последний год он шагнул во тьму. Перешел на сторону сил зла окончательно. Упал туда, откуда нет возврата. Теперь все будет гораздо страшнее».

2012. Слухи об уходе Добродеева с ВГТРК

 

None

Сотрудник телеканала «Россия»

«Официально об уходе Добродеева в самой ВГТРК никто никому не сообщал. Хотя какой-то шорох уже начался. Говорят, Медников одну за другой отменяет летучки с участием высшего командного состава. Он и раньше считался одним из главных кандидатов на место Добродеева. Вторым был Антон Златопольский (генеральный директор канала «Россия-1». — Прим. ред.). Вроде как Медников — человек Суркова. А его конкурент представляет какие-то иные силы. Так ли это на самом деле — неясно. Понятно лишь, что сейчас, похоже, начинается возня вокруг этой гигантской государственной пропагандистской кампании. Но рядовых сотрудников это, похоже, не особо заботит. Опасаются только, насколько сильно новый руководитель начнет шуровать палкой в этом муравейнике».

 

Анна Голубева

бывший руководитель службы развития телеканала «Россия»

«Есть какая-то общая трагедия истории жизни Олега Добродеева. То есть вот Эрнст, например, он не про политику, а про шоу-бизнес. И его бизнес — телевидение. А бизнес Добродеева — новости и, значит, политика. И в этом бизнесе, к сожалению, он находится в очень жестких рамках. Развернуться в полную силу как медийный менеджер и как информационщик он в данных условиях не имеет возможности. Человек, который руководит государственным медиахолдингом, к сожалению, больше чиновник, чем творец, информационщик, новостник, продюсер — чем кто угодно. К сожалению, он чиновник. Это составляет, наверное, 90 процентов его занятий. Он попал в довольно трагический переплет, что там говорить. Потому что человек, у которого есть способности и талант заниматься телевидением, оказался в таких чрезвычайно узких рамках, что остается только жалеть. Но я даже по себе знаю: когда у тебя коллектив — каких-то несчастных 70 человек и ты сидишь и думаешь: «Так, ну я сейчас пойду и хлопну дверью — а с ними-то что будет?» Полагаю, Олега Добродеева такие мысли тоже посещали».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить