20 лет назад молодежные субкультуры возникали в клубах и подворотнях — теперь они появляются в интернете, что позволяет родителям погружаться в них так же увлеченно, как и их детям. Эта колонка — текст мамы-панка про девочек-винишек.

Вы наверняка видели летом таких девчушек с цветными волосами в кедах Vans, в майках с русскими надписями, в очках-нулевках, с татуировками, пирсингом и с чокером на шее. На грустном лице — следы интеллекта, в парусиновом рюкзачке — томик Кафки или Агамбена у тех, кто попродвинутее. Разбираются в современном искусстве, ходят на лекции (уважают Шульман и Черниговскую). Сплошь все — феминистки, трансгуманистки, пансексуалки и умницы.

26 августа на месседж-борде «Двач», который по уровню дискуссии напоминает разговоры санитаров в курилке, постановили, что эти девочки к тому же страдают алкоголизмом и сексуально распущены. В том треде (ищите его сами здесь) злобному унижению подверглись все маленькие девочки среднерусской внешности, которые имели дерзость интересоваться чем-то умным и походили на студенток гуманитарных факультетов.

Цинизм и пошлость у пользователей «Двача» прокачаны, аж кнопки стерлись. Мозг устроен кластерно, как в морге: тут у них сиськи и пивас, там — пидоры, тут — калеки и «тупые америкосы», здесь — бабы с розовыми волосами (а девочки от 15 до 20 для них бабы). Надо дать типажу название. Говорят, были варианты «постмодерн-педовка», «каре-педовка», «питераска» и «нитокаякакфсе» и еще уйма с непечатным словом на букву «п». Кто-то обратил внимание, что эти девочки любят публиковать посты в инстаграм про «винишко». Из мира косплея приплыла приставка: там девочек по-японски называют «тян», а мальчиков — «кун».

В итоге появилась «винишко-тян», самая обсуждаемая в 2017 году субкультура и один из главных русских мемов года. В дальнейшем выстебано было все: особенно претензии на интеллект, внешний вид, любовь к Петербургу и пристрастие к дешевому вину. Что-то я не припомню, когда у подростков было по-другому.

Говорят, были варианты «постмодерн-педовка», «каре-педовка», «питераска» и «нитокаякакфсе» и еще уйма с непечатным словом на букву «п»

Надо сказать, что родители в этом сезоне круто прокачались в детском интернете. Год начался со скандала вокруг «Синих китов» и «групп смерти», в которых завлекали десятилеток. Продолжился вроде чуть более травоядной темой «винишек», в которых играются ребята постарше. Исходниками для мемов послужили скриншоты из «Тиндера» с как бы глубокомысленными и ироничными подписями к профайлам. Например, такая: «То, что я испытываю, называется — испанский стыд. Я вроде не сделала ничего постыдного, но мне все равно стыдно». Или такая: «Когда-то у меня была укулеле, и я играла, но продала, чтобы купить суши». Или откровенно нарывающаяся: «Всратое животное с мозгами курицы. Ищу опонентов для игор в аймеседже».

Действительно, однотипные барышни, заявляющие о своей психической нестабильности, «биполярочке» и тонкой натуре, которые фотографируются с бокалом в руках на фоне произведений современного искусства или бабушкиного ковра, вызывают улыбку. Взрослые люди видят в них смесь образованности с детской наивностью и желанием покрасоваться. Подростки — откровенно над ними смеются. И да, иногда это смешно, но чаще просто зло и некрасиво.

Подробности по теме
«Это грустно и глупо»: школьники и детские психологи о «группах смерти»
«Это грустно и глупо»: школьники и детские психологи о «группах смерти»

Несмотря на то что выставлением своего глубоко инакового внутреннего мира «винишки» похожи на эмо-кидов нулевых, они приобрели черты реального явления, только будучи описанными в интернете, — как и хипстеры. Безудержная страсть к обобщениям выявила глобальные закономерности. В первую очередь — манеру одеваться: все эти платьишки, лосинки, кедики, маечки и прочие инфантилизмы. Потом пришла манера определенным образом вести себя и даже мыслить. Конечно, важна музыка: котируются группы «Буерак» и «Пошлая Молли», фестиваль «Боль», всякий нойз, шугейз и, как обычно, постпанк. Попали в категорию «винишек» и студентки филфаков (которые — исторически сложившийся факт — могут перепить любого жениха), и дизайнеры, и отличницы из школ, и троечницы из художественных колледжей. Кажется, ключевой критерий отбора — работа или учеба в какой-либо из сфер, связанных с интеллектом.

Субкультура обрела четкие атрибуты и стала модой, которая распространяется повально и волнообразно, из центра к периферии. После показательных порок на месседж-бордах и в пабликах, похоже, только самые смелые девочки могут носить очки — вот вам, пожалуйста, и протестная компонента в парадигме. На самом деле, объединяясь в субкультуры, подростки чувствуют защиту закрытого сообщества, где все похожим образом живут, думают и чувствуют. Причем не только в Москве и Питере — в первую очередь ощущение причастности важно в регионах.

Здесь и далее: мемы про винишек

1 / 5
2 / 5

Отношения между детьми везде и всегда очень агрессивные. Особенно в России, где любая новая субкультура дает повод для новой дискриминации. Вспомнить тех же хипстеров: этим словом обзывали всех, кто носил узкие штаны и бороду. Проклятием советского общества с 1960-х были хиппи. Панкам повезло чуть больше, потому что они дискриминировали себя самостоятельно — ныряли в помойку, потребляли самые омерзительные наркотики, были готовы к побоям и вообще служили пугалом благопристойных конформистов.

При этом каждая субкультура сильно обогащает мейнстримное общество. Хиппи принесли в XX век гуманизм, антивоенное движение и любовь. Панкам надо сказать спасибо за Вивьен Вествуд и Александра МакКуина, за самую уродскую музыку и самые отвязные клубы, в которые теперь вы можете ходить, даже если не принимаете героин. С хипстерами в Москве принято ассоциировать засилье творческих кластеров, велосипедов, кофеен и барбершопов, полностью поменявших ландшафт. Винишки, которых упрекают в пустозвонстве, в том, что они только позируют с Достоевским, но не читают его, могут принести моду на интеллект. Я считаю, что если прочитали первую главу — уже хорошо. Одно наличие умной книжки в качестве аксессуара делает их потенциальной аудиторией огромного числа российских библиотек, которые мучительно пытаются перепридумать себя в цифровую эпоху.

Да, винишек спасает их самоирония, но я наблюдаю за детьми и вижу, как из-за тотального шейминга милые девчушки обломались и массово сбривают цветные волосы, снимают чокеры с очками, начинают «шокать» и скрывать свой внутренний мир. Возможно, прямо сейчас целому поколению наносят психотравму, которая вернется обраткой лет через десять. От себя скажу: вы молодцы, малышки! Вы — настоящие панки! Выживите, пожалуйста.