Группа зовется «Пошлая Молли». Ее дебютный альбом — «8 способов, как бросить дрочить». Этого хватит, чтобы отпугнуть музыкального сноба. Но в ее песнях вдруг узнали себя 20-летние и те, кто был ими недавно. На московские концерты уже не попасть, но сейчас лучшее время, чтобы начать за ней следить.

Что происходит?

«Пошлая Молли», как и многие герои «ВКонтакте», появилась словно бы ниоткуда и очень быстро начала заполнять эфир соцсетей. За прошедшую неделю об их дебютном альбоме «8 способов, как бросить дрочить» написали как паблики-гиганты вроде МДК, так и тематические ресурсы — «Родной звук», The Flow, «Рифмы и панчи». Паблик группы — главное мерило пользовательского внимания в наши дни — быстро вырос до 20 тысяч подписчиков.

Что о них известно?

Все песни «Молли» пишет и поет Кирилл Бледный, 20-летний житель Харькова. Пошлая Молли, по его словам, собирательный образ школьницы, слушательницы его песен. Сам он говорит, что в родном городе его узнавали всего пару раз, а самый горячий концерт пока что был в Одессе.

О самом первом выступлении Кирилл вспоминает так: «Это была обычная «солянка» в местном клубе. Под сценой меня поддерживали 20 тел, 70 процентов из которых были мои друзья. Все было довольно уныло, люди стеснялись друг друга в полупустом зале. Помню, на мне тогда даже одежда была не моя».

Сейчас все выглядит по-другому. «В Харькове выступали в клубе на 150 человек, думали, будет ну немного побольше, — рассказывает Глеб, менеджер группы. — В итоге пришли 500 человек, в клубе творился пипец, еще 200 человек не влезло».

Если вы думаете, что это локальный внутриукраинский феномен, то это не так: билеты на первый московский концерт «Молли» 18 марта в маленьком московском клубе China Town Café разошлись за пару часов. Глебу пришлось организовывать еще один, 8 марта, — и билеты на него разобрали так же стремительно.

Почему все произошло так быстро?

Тоже типичная для поколения «ВКонтакте» история. Глебу, администратору паблика «Вечно 17», посвященного шумному тинейджерскому року, кто-то сбросил песни группы. Беглого прослушивания ему хватило, чтобы опознать в Кирилле нового героя. «Я понял, что это прогремит очень громко», — говорит Глеб, начавший публиковать песни «Пошлой Молли» в паблике. И у группы очень быстро нашлись слушатели.

Почему это работает?

«8 способов, как бросить дрочить», на обложке которого мультяшная девушка держит руку у себя в трусиках, — это восемь песен о веселой, но непростой молодости. «Твоя младшая сестренка такая сука,/Она хочет переспать с нашей рок-группой», «Этот трек делает тебя сильней,/Он прикольней, чем колеса, и роднее, чем портвейн», «У нее дома несется экшен,/Спиды, травка, Playstation».

Тут есть вольный панк-кавер на группу «Рефлекс», песня о ночевке под мостом и много колючей энергии — эти песни бьют в голову, как тот самый портвейн, принятый натощак. Те, кто уже послушал «8 способов», находят в песнях «Молли» референсы к группам Hadouken, NRKTK, Klaxons и другим шумным коллективам десятилетней давности, пытавшимся вернуть инди-рок на дискотеку. Хотя формулу, по которой работает Кирилл, вывел еще Виктор Цой в середине 80-х: «Ну и что, что мы немного того? Что с того, что мы хотим танцевать?»

Это ностальгическая музыка или современная?

Сам Кирилл, по собственным словам, в 2007 году «слушал все подряд — Эминема, Bring Me the Horizon, Mindless Self Indulgence» и «не был ярым представителем какой-то определенной субкультуры». «Вообще в 2007-м я читал рэп», — говорит он.

И это уже не первый пример, когда за гитары берутся люди, до этого внимавшие рэперам и настукивавшие биты во Fruity Loops. Так Петар Мартич, вокалист еще одной важной для поколения фестиваля «Боль» группы «Пасош», до того как затеять панк-проект, читал рэп в коллективе «Прыгай, киска».

Выходит, что рок жив?

«Жив, мертв. Кого вообще это волнует? — отвечает Кирилл. — Любой жанр можно грамотно адаптировать под современное течение и подать как что-то новое».