Уже 12 лет Евгения Крымская работает профессиональной каскадеркой — лучше всего у нее получаются сложные авто- и мототрюки. Мы поговорили с девушкой о том, как она пришла в профессию, опасно ли это и есть ли там сексизм.

Бегство из офиса

В профессию я попала, можно сказать, случайно. Все время я вела активный образ жизни: с шести лет ходила на парусный спорт, даже была в сборной России. Лет в 20 пошла на автомногоборье (комплексные соревнования на автомобиле, связанные с фигурным вождением и состязаниями по эксплуатации. — Прим. ред.). И после окончания школы, когда нужно было искать работу, устроилась в офис. Тогда у меня была монотонная жизнь, безумно скучная и тоскливая. Не помню, как так вышло, но я сидела в полном отчаянии перед монитором и просто набрала в строке поиска «школы каскадеров», позвонила, и меня взяли.

Учеба длилась два года: общая физическая подготовка, трюковой альпинизм, рукопашный постановочный бой, автородео, прыжки без страховки на подушку, еще обязательным был курс горения. Даже пробовала фехтовать, но получалось плохо. После этой школы постановщик трюков взял меня взял на работу: он знал, что и как я могу, и уже приглашал сниматься в кино. С тех пор, а прошло уже 12 лет, я работаю каскадером. И очень рада, что в моей жизни нет рутины и мне нужно всегда быть готовой сделать что‑то новое.

© @krymskaya_stunt

Как и почему женщины становятся каскадерками

В основном на такую работу идут люди с хорошей физической подготовкой. В кинопроизводстве есть сформированные команды с постановщиками трюков, и каждый знает, в чем он хорош. Все умеют водить машину, гидроцикл, мотоцикл, держаться на коне, падать, гореть, но быть абсолютным мастером во всем невозможно. Я, например, отлично делаю авто- и мототрюки, и на такую работу в первую очередь зовут меня. А если требуются акробатические навыки, то приглашают гимнасток цирка — они могут сделать это на профессиональном уровне. Важно зарекомендовать себя и показать, что умеешь, — благодаря сарафанному радио ты никогда не останешься без работы.

© @krymskaya_stunt

Я не разделяю профессии по гендерному признаку. Мужчины же устраиваются в сферы, где больше женщин, например, мастерами маникюра. Почему и девушке не пойти туда, куда хочется?

Каждый имеет право заниматься тем, к чему лежит душа. Пусть это опасно или непривычно для общества — это проявление внутренней свободы.

В профессии каскадера все зависит от навыков, физической подготовки и усердия. Но на опасные моменты, например, где переворачивается машина и не видно, кто за рулем, чаще всего берут парней. Мне всегда было обидно, потому что я тоже делаю трюки и я такой же профессионал. При этом мужчины стараются заботиться о девушках, оберегать их. Когда, например, ты стоишь для сцены на морозе в –20 в короткой юбке и капроновых колготках, они приносят куртку или чай — это приятно. Но мы, девочки, все равно очень уверенные, сильные и независимые и стараемся всегда быть на равных, потому что мы знали, что это за профессия, и нам не нужны особые условия.

Подробности по теме
Нянь, швей, флорист и маникюрщик рассказывают о своей профессии
Нянь, швей, флорист и маникюрщик рассказывают о своей профессии

О работе и стрессе

Мой рабочий день на съемках фильма или сериала длится 12 часов или 10, если это реклама или музыкальный клип — но бывает по-разному. За это время нужно подготовиться, особенно если трюк сложный или есть оборудование, иначе все может закончиться несчастным случаем. Еще на площадке должен присутствовать постановщик трюков — он несет ответственность за безопасность каскадера и всей команды. С постановщиком всегда лучше работать в команде: чем больше у него опыта, тем красивее выглядит на экране наш риск для жизни.

Наверное, самая запоминающаяся съемка была для фильма «Трезвый водитель», потому что там было много сложных автомобильных трюков. Сейчас часто экономят, и редко удается работать в проекте, где можно и покататься на хорошем автомобиле, и выполнить разные трюки — а это круче всего.

Когда твое эмоциональное состояние напрямую зависит от того, как качественно ты выполняешь работу, может возникать масса стрессовых ситуаций. Ведь мне нужно на месте рассчитывать, как сделать тот или иной трюк, и далеко не каждая моя лучшая попытка в итоге попадет в фильм.

© @krymskaya_stunt

Когда занимаешься трюками, многое может пойти не по плану. Например, мне нужно сделать занос или проехаться на высокой скорости, а мне дают городской автомобиль, который не приспособлен для этого: не работают тормоза, коробка передач сгорела. Или нажимаешь на газ, а машина не едет — остается только говорить режиссеру по рации, что это не я плохая, а техника не слушается. В такие моменты понимаю, что от меня здесь мало что зависит, нужно приспосабливаться, — и успокаиваюсь.

Еще во время работы мы не можем впадать в истерику, паниковать. В сложные моменты такая реакция чуть затормаживается, что оставляет мозги холодными — и я все еще могу держать ситуацию под контролем. А уже на берегу пусть приходит осознание, что если бы все получилось не так, то я могла бы погибнуть. 

Мы не говорим о слабостях на камеру, потому что каскадер — супермен, который ничего не боится и все может. А вот после работы мы превращаемся в обычных людей из мяса и крови, как и остальные участники съемочного процесса, поэтому помогают только медитация и рефлексия над работой. Зато я стала невероятно стрессоустойчивой и неприхотливой — мне ничего не страшно. Мне будет одинаково комфортно и в пятизвездочном отеле, и в землянке.

О комьюнити

Каскадер — уважаемая профессия, и к нам отлично относятся на съемочной площадке. Невозможно работать и рисковать жизнью с теми, кто тебе неприятен. Если я делаю какой‑то трюк, то я должна на 100% доверять команде и понимать, что со мной ничего не случится. Если будет хоть малейшая конфронтация, могут возникнуть проблемы с элементами. Когда есть риск для жизни, твоя команда больше, чем семья, мы должны полностью доверять друг другу, поэтому у меня много друзей среди коллег. Еще мы с подругами собираемся и отмечаем 8 Марта. И в этот день нам важно показать, что мы работаем в мужской, жесткой профессии и ни в чем не уступаем парням, но при этом мы очень женственные.

© @krymskaya_stunt

Но все-таки есть ощущение, что раз работа каскадера невидимая, то и мы тоже. Часто актеры выкладывают видео с трюками или опасными сценами в свои соцсети, чтобы поднять себе рейтинг, — и мало кто понимает, что это делают каскадеры, из‑за чего чувствуешь себя изолированно. Сейчас ситуация стала лучше, потому что появилась Гильдия каскадеров. Она организовывает встречи, мы отмечаем профессиональный праздник и получаем премии за лучший трюк.

Раньше было непонятно, как оценивать профессионализм: в резюме и соцсетях можно наврать. Было такое, что каскадера приглашали на площадку, а он не мог выполнить поставленные задачи, и съемочный процесс тормозился. А сейчас гильдия выдает удостоверения — это гарантия того, что человек и правда может работать. Общих экзаменов нет, так как у всех своя специализация. Каскадеру нужно предоставить фильмографию и заполнить заявление, подписанное минимум тремя имеющими вес в индустрии постановщиками трюков.

О реакции окружающих

Так как я давно работаю, мои близкие свыклись с моей профессией. И относятся к ней примерно так: «Вот есть машинисты, есть операторы кол-центров, а наша Женя — каскадер». Мол, это такая же работа, как и все, и ничего страшного.

Но в начале карьеры их реакция была другой. Я постоянно слышала фразы: «Найди нормальную работу», «Ты занимаешься ерундой», «Что ты будешь делать в старости? А через пять лет?». Со всех сторон на меня давили, говорили, что у меня ничего не получится, что я не прокормлю себя, «буду жить волчьей жизнью, мотаясь непонятно куда, без стабильности и почвы под ногами». И мама постоянно волновалось, что со мной может что‑то случиться. Я только отбрыкивалась от этого: «Ребята, давайте я сама разберусь».

© @krymskaya_stunt

Но спустя 12 лет все изменилось: окружение привыкло и перестало мучать вопросами. А незнакомые люди в комментариях стали писать, как мне повезло, что я занимаюсь тем, что мне нравится, что я попала в кино. Только мне не «повезло воплотить свою мечту» — это достаточно тяжелый труд и путь.

О деньгах и преимуществах работы

Это довольно прибыльная, но сезонная и нестабильная работа: можно заработать много в короткий промежуток, а потом мало или почти ничего. Конечно, какие‑то проекты идут круглый год, но зимой их гораздо меньше. При этом если ты профессионал, твоя работа от тебя никогда не уйдет. Хотя и бывает, что ее становится сложнее получить из‑за новичков-каскадеров и постановщиков, которые только вышли на рынок и могут сбивать цены. Команды решают сэкономить и нанять их — но часто это выходит боком, потому что опыта недостаточно. Как говорится, в начале карьеры мы делаем сложные трюки, чтобы потом за большие деньги падать со стула.

Я люблю свою профессию не из‑за денег, а потому что в кино никогда нет одинаковых ролей и мне не бывает скучно. Даже если у меня есть задача сделать занос на машине, делать я это буду всегда по-разному. Будут отличаться скорость, машины, дорожное покрытие — и это все части задачи, которую нужно решить перед съемкой. Да и со съемочной группой можно побывать в красивых местах и в России, и за границей, куда с обычными экскурсиями людей не водят.

Подробности по теме
«Нам сказали, что это наша последняя тренировка»: история футболисток из Афганистана
«Нам сказали, что это наша последняя тренировка»: история футболисток из Афганистана