В рамках проекта «Эволюция добра» мы поговорили с экологическими фондами, которые занимаются сбором мусора, сортировкой и переработкой вторсырья и одежды, и узнали, с какими трудностями они сталкиваются в России, как их инициативы помогают спасать от свалок тысячи тонн перерабатываемого мусора и какую экопомощь мы можем оказать уже сейчас.

«РазДельный Сбор»

Анастасия Базарнова

Шеф-редактор «Собиратора» и «РазДельного Сбора» в Москве

Чем занимается НКО

Все началось в ноябре 2011 года, когда прошла первая акция по сбору вторсырья в Петербурге. Затем акции стали регулярными: за два года они превратились в визитную карточку волонтерского движения «РазДельный Сбор». В 2012-м появилось московское отделение, руководителем которого стала Валерия Коростелева. До пандемии мы проводили по 40 акций в месяц в 17–20 районах Москвы и городов Подмосковья. За год около 54 тыс. раз люди сдавали вторсырье на акциях, которые проводят волонтеры. Движение консультирует волонтеров, всячески помогает и организовывает вывоз вторсырья с точек. В 2018 году, чтобы как‑то структурировать и регулировать действия волонтеров мы создали проект «Собиратор». В него набралась команда экспертов по экологичному образу жизни, раздельному сбору и переработке. Сначала они занимались организацией и контролем за акциями по сбору вторсырья. Но сейчас деятельность «Собиратора» направлена на формирование экосообщества и экокультуры.

Каждый месяц «Собиратор» отправляет на переработку около 80 тонн вторсырья. А еще проводит более 30 лекций, тренингов, мастер-классов, экскурсий и прямых эфиров на совершенно разные темы и для разных организаций.

За два года мы спасли от свалок более 1300 тонн вторсырья: 700 тонн в 2020 году, не считая декабрь, и 600 по отчету за 2019-й.

Сложно посчитать в цифрах, насколько мы влияем на развитие экокультуры в России, но думаем, что значительно.

С какими сложностями сталкивается НКО

В первую очередь это проблема финансирования. Все некоммерческие организации в России сталкиваются с нехваткой денег на свою основную деятельность: делать качественный контент, заниматься просвещением, открывать новые экоцентры по всей стране. Мы упираемся и в деньги, и в рабочие места. Только на пожертвования мы не можем существовать, поэтому стараемся развиваться в социальном предпринимательстве. Это в России пока не слишком развито, потому что экоповестка не так популярна среди отечественных организаций. Чаще к нам приходят международные компании, которые уже привыкли к этой теме. Да и в принципе люди в России пока не понимают, почему они должны платить за услуги благотворительных проектов. Из‑за этого общего мнения затрудняется денежный приход.

© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Что мешает решить проблему мусора в России

Отсутствие соответствующего законодательства, которое будет мотивировать производителей, жителей, управляющие компании, администрации городов образовывать меньше отходов и сортировать их. Сейчас в России вообще раздельный сбор отходов не обязательный. Кроме этого, никак не соблюдается иерархия обращения с отходами, прописанная в 89-м Федеральном законе. У нас отсутствует расширенная ответственность производителя, которая помогла бы мотивировать всех субъектов в цепочки производства мусора. В общем, сложно решить проблему без необходимых законов.

К тому же у нас слабое экологическое просвещение. Этим не занимается государство, большие компании, это никак не заложено в образовательной программе. Поэтому люди вообще ничего не знают про раздельный сбор и концепцию zero waste — зачем это нужно и как это работает. Люди часто не понимают, что это приведет к сокращению количества коммунальных свалок и промышленных отходов, увеличит количество рабочих мест, ВВП, что это целая новая отрасль экономики, приносящая доходы. Значительная часть раздельного сбора в России внедрялась государством для галочки, поэтому она не работает. И люди видят это, видят профанацию. Это привело к тому, что люди перестали верить даже тем, кто правильно организовывает сбор вторсырья и добросовестно обслуживает контейнеры. Также затрудняет раздельный сбор наличие мусоропроводов: люди просто не замечают, что у них во дворе появилось два контейнера, потому что привыкли выбрасывать мусор иначе.

Как каждый из нас может помочь

Лучшая поддержка — это оформить регулярное пожертвование на нашем сайте. Это поможет нам заранее спланировать деятельность «Собиратора» и улучшить систему раздельного сбора отходов в долгосрочной перспективе.

«Второе дыхание»

Анна Доронина

Пиар-директор фонда

Чем занимается НКО

«Второе дыхание» — это группа организаций, каждая из которых решает свою задачу в борьбе с перепотреблением. Наш фонд вырос из социального проекта Charity Shop — с 2015 года мы занимаемся сбором, сортировкой, перераспределением и переработкой ненужной одежды. Параллельно с этим реализуем благотворительную деятельность в трех основных направлениях: помощь людям из социально незащищенных групп; профилактика выгорания сотрудниц домов престарелых, интернатов для людей с инвалидностью, приютов; переработка текстиля, непригодного для дальнейшего использования.

В 2020 году в связи с пандемией мы вынуждены были на время заморозить проект по профилактике выгорания, так как сейчас туда попасть в эти учреждения почти невозможно. Но мы уверены, что это временно. В этом году фонд стал еще активнее развивать сферу рециклинга одежды в России, проводить различные мероприятия для социальных предпринимателей, читать онлайн-лекции. Все для того, чтобы проектов, похожих на наш, становилось как можно больше по всей стране.

Ежедневно мы делаем все возможное, чтобы уменьшить количество текстильных отходов, попадающих на свалки. Только за 2020 год нам уже удалось собрать 660 тонн одежды. Вещи, сданные в контейнеры, попадают на склад фонда, где их сортируют наши сотрудники. Одежда, пригодная к повторному использованию, через партнерские организации передаются нуждающимся семьям и людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, или продается, чтобы мы могли оплачивать склад, логистику, выдачи одежды и другие социальные и экологические проекты. А вся ветошь отправляется на переработку.

За пять лет мы установили более 120 собственных пунктов приема одежды в Москве, Костроме, Ярославле, Казани. Сбор текстиля ведется и через магазины наших партнеров, а это 20 городов по всей России. За время работы фонда мы собрали 2000 тонн текстиля. Но главное, что все это работает и вещевую помощь от нас ежегодно получают почти 90 некоммерческих организаций и тысячи их подопечных из 18 регионов.

Также с самого начала работы фонда мы принимаем на работу людей из социально незащищенных групп. В Москве на складе работают несколько человек (как сортировщиц, так и грузчиков) — людей, оказавшихся когда‑то в сложной жизненной ситуации. Обычно к нам обращаются партнеры, например, в Москве это РОО «Дом на пути» или АНО «Курский вокзал. Бездомные, дети» и предлагают рассмотреть в качестве сотрудников их подопечных.

В 2019 году у нас работало много бездомных. Тридцати людям мы дали возможность заработать на штраф для восстановления документов, получить стабильный доход и снять жилье.

© Владимир Рябчиков/ТАСС

С какими сложностями сталкивается НКО

Наверное, пандемия никого не обошла стороной. Весной, когда в Москве был период самоизоляции, наша деятельность была почти парализована, но сейчас работа восстановлена. Я бы не назвала это проблемой — скорее вызовом: чтобы все работало, нам нужно соблюдать баланс при сборе одежды. Мало кто об этом задумывается, но в России переработка текстиля убыточна. На весь путь, который проходит один килограмм ветоши с момента выемки из контейнера до транспортировки его на предприятие по переработке, уходит от 35 до 60 рублей. С учетом того, что мы сильно бьемся за оптимизацию расходов и за эффективность процессов, сейчас минимальная цена сбора и сортировки за 1 килограмм текстиля — 35–40 рублей. А стоимость 1 килограмма, полученного после переработки сырья, — от 3 до 30 рублей. Даже если мы реализуем 1 килограмм вторсырья за максимально возможную сумму при, например, минимуме затрат, то все равно оказываемся в минусе.

Нам пришлось очень постараться, чтобы наладить собственные процессы, и сегодня их совершенствование — это крайне непростой путь, но мы его выбрали и готовы за него бороться. Мы обращаемся к партнерам, подаем заявки на гранты и инвестируем средства от продажи одежды в хорошем состоянии в то, чтобы вещи, непригодные для повторного использования, были переработаны.

Мы настоятельно просим сдавать нам только то, что мы можем повторно использовать или переработать. Например, на данный момент у нас нет партнеров и технологий, чтобы переработать натуральные и искусственные мех и кожу; бывшие в употреблении носки, чулки, колготки, купальники и нижнее белье; испорченную обувь, сумки. Мы не работаем с этими категориями вещей из‑за санитарных требований и ограничений наших партнеров, поэтому регулярно делимся инструкциями о том, что и как нам лучше сдавать.

Подробности по теме
Покупать на «черной пятнице» или нет? Пройдите тест, чтобы понять, нужны ли вам новые вещи
Покупать на «черной пятнице» или нет? Пройдите тест, чтобы понять, нужны ли вам новые вещи

Люди не всегда относятся к сдаче одежды ответственно. Безусловно, мы понимаем, что они в первую очередь хотят избавиться от ненужных вещей. И наш контейнер позволяет это сделать, но такие поступки — большая проблема для фонда. В среднем такие вещи составляют около 4% от общего сбора. Так есть ли разница между тем, кто отправит ваши старые носки в мусор? Мы потратим немалые ресурсы на это, хотя могли бы направить их на благотворительность.

Что мешает решить проблему мусора в России

Я думаю, что во многом проблема в отсутствии понятных законов, инфраструктуры для их реализации и игнорировании проблемы перепотребления. Необдуманный шопинг — это то, что приводит к захламлению пространства вокруг, не только в квартире. Может казаться: что такого, если я куплю себе одну ненужную вещь? А если так сделает каждый и потом выкинет ее на свалку — масштаб становится куда более удручающим.

Сейчас мы много времени и ресурсов уделяем проектам, направленным на развитие рециклинга одежды по всей России, а это влияет на отношение людей к подбору и ношению одежды, создает повестку и позволяет людям задуматься не только о бытовом мусоре, но и о текстильных отходах, которые почти нигде не фигурируют, но также являются масштабной проблемой с точки зрения экологии.

Что каждый из нас может сделать, чтобы помочь

Сможем ли мы оказывать вещевую помощь нуждающимся в ней людям и какой она будет — зависит от того, какие вещи нам сдают. Поэтому мы хотим, чтобы в нас видели тех, кому стоит сдавать хорошие, но по каким‑то причинам ставшие ненужными вещи.

Также любой желающий может финансово помогать нам развивать свою деятельность, чтобы дать как можно большему количеству вещей вторую жизнь. Пожертвования помогают нам устанавливать новые контейнеры, собирать, сортировать, перераспределять, выдавать и перерабатывать сотни тонн одежды ежегодно.

«Мусора.Больше.Нет»

Карина Ивченко

Руководитель общественной организации «Мусора.Больше.Нет»

Чем занимается НКО

Наша организация как движение появилась в 2004 году. Ее основал Денис Старк. Летом он поехал на острова отмечать день рождения, увидел много мусора и вместе друзьями решил устроить массовую уборку. Они собрали огромное количество мешков и вывезли их. Эта инициатива его очень затянула, и он решил приобщать к уборкам окружающих. На тот момент эта тема еще не была так популярна, как сейчас. Было даже немного необычно, что люди выходят на уборки не когда их заставляют, потому что субботник, а сами — добровольно. Он начал со своего двора в Петербурге, стал подключать к уборкам соседей и постепенно нашел единомышленников в Петербурге, потом запросы стали распространятся по всей России. Так организация стала увеличиваться, и в 2010 году было оформлено юридическое лицо.

Мы начинали с уборок и преобразования окружающей среды, но сейчас у нас акцент на просвещении. Мы проводим уроки и викторины в школах, устраиваем лекции, вебинары, организуем корпоративные уборки со смыслом. У нас есть два онлайн-курса на тему экопривычек и экоактивизма. А также есть команда из 30 постоянных экоспикеров, которые выступают, они все работают на волонтерской основе.

В целом я сейчас наблюдаю рост интереса к экологической тематике. Многие компании стали запрашивать не только живые лекции, но и вебинары. И сейчас начинается пора корпоративов, и многие компании обращаются к нам с идеей онлайн-корпоратива на экотематику.

Что касается открытых мероприятий: сейчас слишком большое количество контента. И, с одной стороны, у людей растет интерес к экотематике, а с другой — все немного устают от информации. Особенно сейчас — когда абсолютно все происходит в онлайне. Но в целом людям это важно, потому что экологические проблемы становятся все больше нам видны. Мы не можем не ощущать проблему отходов, потому что люди уже из окон чувствуют запах свалок. В последнее время постоянно происходят какие‑то массовые разливы нефти, люди узнают о строительстве мусоросжигательных заводов и борются против них. Мы не можем этого не замечать и поэтому начинаем стремиться к тому, чтобы измениться самим и изменить ситуацию вокруг.

С какими сложностями сталкивается НКО

Нам уже десять лет, но нас сложно назвать крупной и большой организацией. Долгое время у нас все было довольно хаотично и бессистемно. Я руковожу организацией с 2019 года и сейчас стараюсь выстраивать эту систему. Хочется выйти за пределы Петербурга, где мы работаем большую часть времени, чтобы побольше офлайн-проектов было по всей стране.

© Сергей Мальгавко/ТАСС

Что мешает решить проблему мусора в России

Ничего не мешает. Никто не мешает продвигать идею сокращения отходов, замену одноразовых вещей на многоразовые. Можно делать рекламу, социальные плакаты, фильмы, ролики. Ничего не мешает компаниям убирать из бесплатного доступа одноразовые вещи. Например, фасовочные пакеты и пакеты на кассе. Было бы правильно делать налоговые льготы экоориентированным производителям, которые заботятся о том, как минимизировать свой экослед. Помогать развиваться бизнесу, которые производят экотовары и услуги.

Никто не запрещает нам выбирать те товары, услуги, компании, которые заботятся об окружающей среде и игнорировать тех, кто этим пренебрегает. Никто не мешает отказываться от плохих с экологической точки зрения товаров. Человек может распространять информацию, становиться волонтером, сокращать свои личные отходы, осознанно подходить к покупкам новых вещей.

Что каждый из нас может сделать, чтобы помочь

Начинать постепенно с того, что вам кажется простым и не требует огромных моральных и физических усилий. Нужно всегда начинать с себя, не стоит заставлять своих родственников и окружающих сразу вас поддерживать, если они не готовы. Смотрите только на себя и ваш позитивный пример с объяснениями, зачем вы это делаете, сможет переключить родных, коллег, друзей на осознанный образ жизни.

Это могут быть привычки, касающиеся экономии воды: закрывать кран, когда чистишь зубы; принимать душ вместо ванны; использовать воду, которой моете фрукты, для полива растений. Это могут быть привычки, связанные с экономией света: начните выключать все приборы из розеток при выходе из дома, например. Это могут быть какие‑то моменты с заменой одноразовых вещей на многоразовые: многоразовая бутылка для воды, фруктовки вместо фасовочных пакетов, многоразовая сумка для похода в магазин. Из простого еще: покупать вещи в секонд-хендах и благотворительных магазинах, взвешенно обдумывать, нужна ли вам новая вещь или, может быть, ее можно взять напрокат.

Подробности по теме
Трубочки, пакеты, стеклобой — что можно сдавать в переработку, а что нет: сложный тест
Трубочки, пакеты, стеклобой — что можно сдавать в переработку, а что нет: сложный тест