После небольшого перерыва традиционная рубрика с итогами в музыке возвращается. В этот раз — с итогами за две недели сразу: от самого удачного сингла Билли Айлиш до возвращения альт-рока девяностых, от протестных песен из Беларуси до концептуальных работ из России. Как всегда, с плейлистами для Apple Music, «ВКонтакте» и Spotify.

Надо глубоко вдохнуть, выдохнуть и признать — Cream Soda записали неудачный альбом

Хотя вроде все составляющие успеха группы на месте: тоскующий вокал, прямой и эффектный ритм, лаконичные минорные мелодии, ностальгический танцевальный саунд (в этот раз с уходом в транс), клип с Гудковым и Кукушкиным. Плюс аудиокнига о странствиях в космосе и побеге от революционного тоталитаризма с голосом актера Василия Дахненко.

Cream Soda стали жертвой стремления к лучшему. Спокен-ворд и музыка оказываются чужеродными элементами по отношению друг к другу (да, песни полны отсылок к рассказу — другой вопрос, интересно ли их искать, насколько они важны). Смена саунда тоже не прошла безболезненно. Транс здесь будто бы оголенный, сухой, стабильный эмоционально, лишенный драмы. Действительно стоящих трека тут два — уже прославленная в клипе про рептилоидов «Сердце лед» и финальная «Фатум», грандиозный тревожный поп о превратностях судьбы, который стоит всех песен на альбоме.

Год назад они неслись к нам кометой и пророчили конец света — или как минимум смену положения дел в поп-музыке. «Интергалактик» — это как будто кто‑то смог поменять траекторию кометы и теперь она летит в пустоту.

Подробности по теме
Транс и вакуум: группа Cream Soda рассказывает о новом альбоме «Интергалактик»
Транс и вакуум: группа Cream Soda рассказывает о новом альбоме «Интергалактик»

Fontaines D.C. — главная группа 2020 года

Я не шучу. Для этого есть все составляющие. Нарочито архаичный звук, выглядящий идеальной альтернативой загнавшим себя в кризис хип-хопу и поп-музыке. Животная сущность. Беспроигрышные лаконичные хиты. Наглый и болезненный голос Гриэна Чаттена. И, главное, то, о чем он поет. Чаттен все повторяет и повторяет о том, как ему неуютно от того, что он не соответствует ожиданиям окружающих. Он поет о том, что ему везде нет места. Он просит самого себя остановиться и подождать, иначе можно сорваться в пропасть. «A Hero’s Death» — и вправду прощание с героем, идеальным человеком 2010-х годов, гением эффективности и KPI, мотивированным мотиватором. Чаттен очень четко артикулирует тревоги и боли людей, которые находятся под влиянием этой культуры высших достижений. То есть нас с вами, дорогие друзья.

Подробности по теме
«A Hero’s Death» Fontaines D.C. как гениальная отповедь миру высших достижений
«A Hero’s Death» Fontaines D.C. как гениальная отповедь миру высших достижений

Новая песня Билли Айлиш как новый период в ее творчестве

«My Future» — полная нежного света и слез песня о грядущих переменах. По звуку — как неслучившийся фит Эми Вайнхаус и Ланы Дель Рей: соуловая тоска первой и драматичная печаль второй. Очередное подтверждение, что у Айлиш куда убедительнее высказывания в формате отдельных синглов, а не альбома.

Беларусь — главный поставщик новостей, в том числе и в музыке

Среди песен, посвященных происходящему в стране, главная — от Макса Коржа. Изящная история про мудреца, который не дает людям «тепло», мол, у них все и так есть.

Другая песня, куда более прямолинейная, — кавер на старинную протестную песню каталонских националистов, ставшую популярной во время белорусских протестов, от местной постпанк-группы Akute.

И еще — печальный парафраз еще одного гимна белорусских протестов от уроженца Могилева Дениса из проекта «Грязь».

Beabadoobee легитимизирует альтернативный рок 20-летней давности, за что ей большое спасибо

Благодаря Беа Кристи (уроженка Филиппин, играла бедрум-поп, но недолго) мы можем вспомнить, что даже в самой ограниченной музыке, какой долгое время считался американский альт-рок и постгранж в особенности, можно найти удачные мелодические ходы и красоты. Ее новый сингл «Sorry» — это то ли Hole, то ли Silverchair (местами один в один «Emotion Sickness» последних), то ли вся печальная альтернатива 20-летней давности сразу. Клип в духе MTV того же времени — красочный и прекрасный в своей бессмысленности — прилагается.

Нам надо поговорить о последнем альбоме Алены Швец

С ним такая история: с одной стороны, он звучит как такой дилетантский поп из спальни с плакатами Twenty One Pilots и Земфиры. В нем нет стройности «Раскрасок для взрослых» или крепкого продакшена «Младшей сестры» или «Не разлей вода», но есть какая‑то лихость и непосредственность, убивающая все минусы. Швец примеряет на себя саунд авторов вышеозначенных пластинок и лихо присваивает его себе: тут и томительная акустика, и громкий электророк, и ироничный поп с клавишными.

Но это все не работало бы без текстов. В них Швец макисмально емко рассказывает о болях, страхах и надеждах поколения: о школьном лукизме и отсутствии взаимопонимания с родителями, о смене гендерных ролей и умении девушек постоять за себя. Об этом много пели раньше и она, и ее коллеги по лейблу «Холодные звуки», и та же «Френдзона», но у Швец получилась максимально цельная работа в этом смысле. Не прикопаешься. В новом учебном году эти песни будут в плеерах ваших детей.

Еще нам нужно поговорить о Дмитрии Евграфове

55 миллионов прослушиваний на Spotify у самой популярной композиции — не жук лапкой, как говорится. Композитор и саунд-дизайнер из Москвы делает приложение-генератор звукового фона, издается на одном лейбле с Максом Рихтером, писал треки, следуя личным советам Нильса Фрама, и в общем стал одним из тех музыкантов, что проходят по классу «неоклассика для отдыха»: необременительная музыка в приглушенном свете. Его новый альбом «Surrender» — резкий шаг то ли вбок, то ли вперед: расслабленных звуковых ландшафтов тут не больше, а то и меньше, чем неровных и нервных шумовых композиций, дерганого синтезаторного бита и прочих исследований сигналов и шумов. Примечательно, что при всей шумовой природе «Surrender» в нужные моменты как грозовое небо разряжается потоками уютных мелодий. Евграфов умеет вовремя остановиться и понимает драматическую природу музыки. Очень интроспективная работа, саундтрек к ненаписанному sci-fi-триллеру.

И еще кратко об альбомах

Основатель чиллвейва Washed Out на новом альбоме «Purple Noon» все еще удачно делает музыку для санаторно-курортных развлечений, такую же временную, как и сами развлечения. Glass Animals все еще умело придумывают утонченные инди-гимны, на этот раз еще ближе к хип-хопу. Герои прогрессивной альтернативы для самых маленьких The Fall of Troy — с триумфальным камбэком: они злы, бодры и растопчут нас всех. Участник хорошей альт-группы Auroraw Макс Куббе в новом проекте Komplimenter придумывает мечтательное инди — вроде для тех же развлечений, что у Washed Out, но пободрее. White Punk не оправдывает имя самого умелого продюсера и битмейкера новой волны русского рэпа и на новом альбоме выдает невразумительный набор битов с текстами про сук: мы все знаем, на что он способен, так что понадеемся, что он просто споткнулся. Так же разочаровывающе звучит и новая работа Big Russian Boss и Young P&H — вроде шутки на месте и бочка-бас колбасит что надо, но как‑то совсем не весело: мужчина, мы уже не танцуем.

Подробности по теме
«Брось меня еще»: «Трипинадва» поют о страданиях и расставаниях в «Афише Homework»
«Брось меня еще»: «Трипинадва» поют о страданиях и расставаниях в «Афише Homework»