«Афиша Daily» поговорила с Анной Бичевской, идеологом сообщества Stay Hungry, социальным предпринимателем и событийным продюсером о важной роли разговоров во время застолья, почему людям так сложно начать общение с незнакомцами на бранчах, а также о том, что нас ждет после самоизоляции.

— Что такое бранчи Stay Hungry: гастрономический завтрак с интересными людьми или захватывающая беседа за столом?

— Stay Hungry всегда стремился стать открытой средой, где у каждого может состояться разговор с определенной степенью глубины и откровенности, по ощущениям таких мест не хватает. Часто мы общаемся, когда видим в этом функциональную ценность: карьеру, влияние, конкретную пользу. И это, разумеется, перекос.

В погоне за эффективностью мы забываем, насколько приятно бесцельно поболтать, проявить свое любопытство и поинтересоваться жизнью других людей.

Старейший культурный паттерн человечества — застолье, это наш социальный клей, который подсознательно помогает расслабиться и выстроить нужную тональность общения. Можно стрескать что‑то в одиночестве, подойти к этому функционально: съел и забыл. А можно постараться увеличить ценность момента, разделив его с близкими. Самые важные в жизни вещи ничего не стоят, кайф за деньги — для ленивых.

— Понятно, что ленивых гостей ты бы не хотела видеть за столом. Кому еще лучше не приходить?

— Вообще-то, у меня нет черного списка. Чаще всего на бранчи приходят по рекомендации друзей — уже неплохой фильтр, отсеивающий тех, кому это не нужно. Кто‑то отпадает в процессе переписки со мной, не хочет, чтобы их парочку рассаживалиНа бранче часто рассаживают друзей и знакомых, чтобы они не закрывались в общении друг с другом от остальной аудитории., не готов в целом играть по нашим правилам или понимает, что этот опыт не для него.

«Расскажите о себе, почему вы хотите прийти?» — ответ на этот простой вопрос даст хоть какое‑то представление, нужен ли вам тот опыт, который мы хотим предложить. Не стоит приходить, чтобы покрасоваться своими достижениями, просто поесть или отсидеться в углу, но добро пожаловать, если готовы разговаривать с другими участниками на равных и слушать.

Возможно, во время разговора вам что‑то не понравится или какая‑то тема сильно срезонирует — все как в реальной жизни. Наши бранчи — отличная практика, чтобы поймать такие триггеры за хвост и узнать свои слепые зоны. С другой стороны, вы познакомитесь с жутко интересными людьми, которые никогда бы не залетели на орбиту вашей планеты при других обстоятельствах.

Намерение должно быть самостоятельным, как в жизни. Странно, если вы приняли за кого‑то решение и позвали с собой за компанию, а те и не знали, на что подписались. Не все в таких условиях смогут перестать сопротивляться, довериться потоку и получить удовольствие. Этот опыт не для всех, но для многих.

— Клуб не для всех? Это же не закрытый клуб?

— Открытость миру и есть билет в клуб. Если тебе это не нужно, то и стремиться нет смысла. Эта дверь не заперта, но в нее войдут не все, потому что некоторые просто вход не ищут. Звучит немного по-кастанедовскиКарлос Кастанеда — американский писатель перуанского происхождения; почти все его книги имеют явный эзотерический и мистический уклон.. (Смеется.)

— Для чего ты объединяешь людей за столом? Зачем тебе это?

— Скажем так, это моя семейная профдеформация. Половину детства я провела с бабушкой, которая воплощала собой соцсеть еще до интернета и Facebook. Она регулярно собирала в нашей квартире разных людей. Это были прототипы своп-вечеринок: караван ирисок пересекался с караваном футболок. В Советском Союзе жизненно необходимо было развивать комьюнити — иметь много разных знакомых, тогда ты мог устроить своего ребенка в детский сад или попасть к нужному врачу в поликлинику. Люди по-настоящему помогали друг другу, такой нетворкинг был нормой, я выросла в этом мироощущении.

Для меня люди — уникальный и универсальный способ получения абсолютно всего: опыта, знаний, эмоций, самопознания и кругозора. Социализация помогает найти своих и понять, что ты не одинок. Наличие близких повышает собственную значимость, нам всем так часто этого не хватает. Бранчи Stay Hungry — способ расширить свой мир и узнать, что происходит на других концах вселенной.

— Отчего в нашем обществе так все закрыты и скованы? Почему нам тяжело общаться с незнакомыми людьми?

— Наша нация часто страдала за свой язык и природную доверчивость. Советский режим приучил людей скрывать свои доходы, радости и достижения, чтобы вредный или завистливый сосед не донес куда следует. Сейчас не 1937 год, но генетическую память никто не отменял. Нас с детства учили: «Молчание — золото, болтун — находка для шпиона». Эти установки запомнили наши бабушки и передали через поколения. В нас много чего закопано, мы — нация с большим количеством непроработанных эмоциональных травм.

На мой взгляд, карантин прямо сейчас помогает пересмотреть отношение к людям. Раньше мало кто ценил и инвестировал в развитие «слабых связей». Сегодня все начинают осознавать, как много для нас значат незначительные, но важные мелочи: поговорить с барменом, перекинуться парой слов с бариста, помахать рукой знакомому через дорогу, послушать любимую музыку с друзьями, нарядиться на бокал вина с подругой или в кино с другом — все это наполняло нас каждый день, но ценным стало только сейчас.

— Что произойдет, когда все выйдут из четырех стен? Будем ли мы все веселиться до потери пульса или станем бережнее относиться к своим ресурсам?

— Многие эффективно используют это время, чтобы ненадолго остановиться и что‑то понять про себя. Другие же, не приходя в сознание, потребляют тонны контента, лишь бы не оставаться наедине с собой. Кто‑то придет к осознанности и перестанет бессмысленно прожигать свою жизнь, осознает ценность своего времени. Возможно, именно время в будущем станет новой роскошью.

С другой стороны, огромное количество людей думают сейчас о более приземленных вещах. Кто‑то ежедневно спасает свой бизнес, другие же пытаются выживать без накоплений, третьи, наоборот, погребены под завалами увеличившейся в разы работы и заботами о семье.

Выйдем «на волю» мы с очень разными запросами и желаниями.

Самый пессимистичный прогноз, который я читала в СМИ, — экономика сильно упадет, и все мы вернемся назад в 90-е. Девушки научатся самостоятельно делать себе маникюр и укладки, журналы с выкройками вернутся в моду, усилится запрос на винтаж и секонд-хенды. Возможно, это избавит нас от «лишнего жира» и поможет снова полюбить простые радости жизни. Нас всех будто бы ударили пыльным мешком по голове. Бац! Огляделся по сторонам и понимаешь, что вроде неплохо жил до этого, зря только жаловался.

— А что если 50–70% ресторанов так и не откроются? Где будем собираться?

— Летом можно классно тусоваться в парках, дворах и везде, где можно усесться с друзьями на пледе. В случае если рестораны вновь превратятся в недоступную роскошь, в моду вернутся квартирники. Люди будут собираться близким кругом по домам, лично меня это не смущает. Обожаю собирать дома гостей — однажды на моей кухне оказались 60 человек. На одной из таких вечеринок, кстати, родился проект Stay Hungry.

— Сейчас все стараются переделать свои проекты под онлайн-форматы. Пробовала ли перевести бранчи в онлайн?

— Я сделала несколько таких попыток, один из тестов был вместе с «Местной едой» — ребята провели онлайн-фестиваль, куда мы интегрировались со своим форматом. В первый же вечер на нас напали киберхулиганы: кричали в микрофоны и рисовали пиписьки в режиме демонстрации экрана. Все посмеялись тогда над новой реальностью.

В эпоху вынужденного онлайна быстро осознаешь плюсы реальной жизни.
Подробности по теме
Прощай, Stay Hungry Backyard: почему закрылись самые веселые фуд-маркеты города
Прощай, Stay Hungry Backyard: почему закрылись самые веселые фуд-маркеты города

Классный ресторан с вкусной едой и бокалом вина мгновенно создает нужную атмосферу уюта и настраивает всех на один лад. В онлайне тяжело изменить состояние незнакомых друг с другом людей. Когда компания не объединена общей историей, люди осторожничают и не понимают, что делать. С чего это вдруг они должны откровенничать на глубокие темы с незнакомцами?!

Даже без самоизоляции в нашей жизни слишком много коммуникации онлайн. Вроде бы все мы постоянно на связи, но глобально не чувствуем глубины и взаимных эмоций, все слишком функционально. Возрождать формат бранчей и ужинов я буду уже после того, как нам всем разрешат свободно выходить на улицу и сидеть тесным кругом в ресторане.

— Что помогает избегать функционального общения на бранче, кроме еды?

— Людям лишь нужно напомнить, что напротив сидит потенциально интересный, но незнакомый собеседник. В свое время мы придумали правила, которые формируют определенные рамки поведения: слушайте собеседника, не перетягивайте внимание на себя, по-настоящему интересуйтесь, что человек говорит, не сидите в телефоне. Важно, чтобы разговор усиливался, а не уничтожался. Казалось бы, очевидные вещи, но для кого‑то это целое открытие.

Люди не готовы сразу же довериться незнакомцу, важен импульс для разговора. Спросить что‑то первым — уже проявить себя в пространстве. А карточкаНа бранче используют карточки с различными вопросами, которые помогают начать разговор. снимает с тебя ответственность. Темы в карточках поделены на две категории: про себя и про мир. Обычно все начинают с вопросов про мир, полагая, что так безопаснее. Но даже в таком диалоге многое о человеке становится понятным. Что‑то резонирует, что‑то откликается, и замечаешь близких по духу людей.

История с карточками — это в каком‑то смысле рефлексия, потому что с их помощью мы говорим о ценностях, до которых в обычном разговоре редко доходим, нужна магия момента: обстоятельства, контекст, случайно заведенный разговор и общее желание в этот момент раскрыться. У меня таких историй несколько десятков за жизнь, случайные встречи с неслучайными людьми.

Повезло, если друзья могут разделить твои увлечения искусством или обсудить последнюю экранизацию малоизвестного скандинавского режиссера. Чаще всего дружеские посиделки заканчиваются бытовым трепом по верхушкам, в лучшем случае обсуждаются дела на работе, отношения с партнером, путешествия и покупки. В круге с тремя десятками людей вероятность встретить своего человека со схожими интересами выше.

— Важен ли возраст людей, которые приходят на бранч?

— Лично для меня возраст не важен, стараюсь не судить людей по обложке. Обожаю, когда к нам приходят люди постарше. После сорока многие начинают чувствовать свой возраст, не выходить за рамки представления привычной реальности, друзей и устоявшегося окружения. Взрослые будто бы выпадают из социума, отдаляясь от молодежи и современного контекста, перестают создавать себе вызовы. Но возраст в действительности ничего не определяет. Важно лишь то, насколько ты готов к постоянным изменениям, насколько быстро умеешь ориентироваться и адаптироваться к реальности. Ко мне не часто попадают такие взрослые — понимаю, сколько храбрости им стоило прийти к нам, и уважаю это.

До самоизоляции мы не успели организовать в «Доме культур» бранч под условным названием «Связь поколений», но, надеюсь, обязательно устроим. Дети приглашают своих родителей, но сидят на бранче порознь, то есть чужие родители общаются с чужими детьми. Абстрагируясь от родственных связей, мы даем возможность пообщаться людям разных поколений, чтобы приблизиться друг к другу и услышать интересы сторон.

В некотором смысле бранчи превращаются в инструмент толерантности и объединения общества.

— То есть бранчи сейчас трансформируются во что‑то принципиально новое?

— Мы всегда собирали вокруг себя людей с пытливым умом. Формат проекта сформировал интерес у определенного типа людей, отсеяв тех, кому эти ценности чужды. Сейчас я продолжаю усиливать и развивать разные форматы для такой любопытной к жизни аудитории. Мне не хотелось бы останавливаться лишь на светском общении, интересно развивать и другие направления — двигаться в новые форматы. Но и бранчи с ужинами я не заброшу, уверена, после карантина это направление ждет ренессанс.

Я сама по себе реализация лозунга «Stay Hungry, Stay Foolish»«Оставайтесь голодными, оставайтесь безрассудными» — отсылка к знаменитой речи Стива Джобса перед выпускниками Стэнфорда.. Как только тропинка протоптана и мне понятно, что делать, я ищу новые идеи и применяю принцип междисциплинарности. Мои жизненные интересы — пересечение трех запросов: постоянного развития, нового опыта и взаимодействия. Прямо сейчас я работаю над тремя проектами, еще два вынашиваю в голове. Про два из них уже можно смело рассказать, остальные в той или иной степени готовности.

Одна из совместных коллабораций — проект Sounds Like a Plan — родилась вместе с лабораторией Signal как ответ на всеобщую обеспокоенность и непонимание ситуации, в которой мы оказались. Мы объединили наши сильные стороны и создали проект, который использует методики трендвотчинга и принципы комьюнити. Людям нужны инструменты, чтобы справиться с неопределенностью будущего. У маркетологов, рекламщиков и трендвотчеров есть знания, которые можно использовать не только для бизнеса, но и для личных целей. Мы помогаем людям с помощью нескольких дисциплин оценить свою точку А, попробовать вместе построить точку Б и начать к ней двигаться, помогая друг другу. Пока проект живет как некоммерческая инициатива, родившаяся из желания помочь и поделиться знаниями, но мы уже думаем, как развивать проект дальше.

Уже совсем скоро я планирую анонсировать совместный проект с «Розеткой» и школой MADS. Человек — универсальный усилитель, помогающий сформировать опыт, который тяжело забыть спустя время. Это будет не-конференция для креативных индустрий, в которой не будет спикеров или экспертов. Весь контент будет создаваться силами участников и отвечать на запросы самих же участников — такое взаимное опыление знаниями через кросс-функциональность.

Следить за развитием проекта Stay Hungry можно в Telegram или в закрытой группе Facebook (вам придется сперва постучать, чтобы попасть туда. — Прим. ред.).

Подробности по теме
«Все, что мы делали, мы делали интуитивно»: Алена Ермакова, сооснователь Stay Hungry
«Все, что мы делали, мы делали интуитивно»: Алена Ермакова, сооснователь Stay Hungry