Фестивали «Ионосфера» и клуб «Ионотека» Александра Ионова уже лет пять является непреходящей ценностью питерского андеграунда. Мы вспомнили о нем, потому что у публики Ионова появилось новое название: это описанная на прошлой неделе «Афишей» субкультура винишек-тян.
Александр Ионов

— Каков вклад вашей «Ионотеки» и ваш лично в то, что винишки из интернет-шутки превратились молодежное явление?

— Сам термин изначально появился на имиджборде «Двач». А вот слово «винишко» было на слуху еще с конца 2012-го, и услышал я его именно на моих тусовках, концертах и фестивалях, которые позже переросли в клуб «Ионотека». Все достаточно просто: на концерты и DJ-вечеринки приходили молодые люди, устраивали так называемый алкодвиж, когда куча народа перед входом в клуб распивает дешевый алкоголь из коробочек и пакетов. Именно там мелькала фраза: «Эй, чувак, а как насчет винишка?» То есть образ молодой девушки, модной тусовщицы, одевающейся в секонд-хенде, с пакетиком дешевого вина в руке зародился на подобных мероприятиях. Культ винишек и «Ионотеки» дико популярен на периферии: уже пару лет я натыкаюсь на копии наших вечеринок и в Воронеже, и в Курске. Раньше я довольно трепетно относился к подобным заимствованиям, но сейчас все это вышло из-под контроля, и мне, в принципе, стало наплевать на клонов. 

— OK, значит «Ионотеку» можно считать эпицентром феномена винишек?

— В нашем клубе проходит множество разноплановых вечеринок. И публика варьируется — иногда это достаточно взрослые люди, а иногда и тинейджеры. Нужно понимать, что винишки — очень низкобюджетная публика, так что, думаю, концерты каких-то зарубежных групп в «Ионотеке» могут быть им не по карману. Скорее настоящие винишки придут на ночную шугейз-вечеринку, где вход стоит 100 рублей.

Подробности по теме
Мама подростка о том, почему «винишки-тян» — это круто
Мама подростка о том, почему «винишки-тян» — это круто

— Помимо внешних признаков, социального статуса и финансового положения считается, что винишек также характеризуют склонность к алкоголю и сексуальная доступность. По крайней мере на «Дваче» и в «ВКонтакте» именно над этим потешаются. Вы с этими девочками-подростками общаетесь регулярно — так ли это? 

— Я часто слышу слова о деградации и упадке молодежи, но у меня совершенно другой взгляд на то, что происходит. Мы невольно наблюдаем процесс перерождения нашего общества: новое цифровое поколение сменяет старое аналоговое, и разница настолько огромна, что для людей, родившихся в XX веке, все выглядит достаточно ужасно — сплошное гниение и тлен. А на самом деле в России сейчас зарождается очень клевая биомасса, из которой выйдет принципиально другой тип людей с новой системой ценностей.

Сейчас мы имеем дело с подростками, чьи родители взрослели в лихие 90-е, самые невинные занятия этих постсовков — спирт Royal на перестроечной кухне или ролевые БДСМ-игры под «Агату Кристи». Тому поколению уже было свойственно полное отсутствие веры во что-либо. А это их дети — поколение Z с чипом Intel или какой-нибудь OS11 внутри. И все по-другому. Секс перестал быть чем-то сакральным, наркотики больше не являются табуированным предметом — все это уже обыденные вещи, и никакого трепета они не вызывают. Заняться сексом на вписке или что-то употребить стало обыденным — будто сходить в «Макдоналдс». Христианская мораль конца XIX века или даже советский этикет безнадежно устарели. Человеческая жизнь достаточно обесценена, и это в чем-то влияние восточной этики из Китая и Японии, откуда прет бесконечное аниме.

Заняться сексом на вписке или что-то употребить стало обыденным — будто сходить в «Макдоналдс»

Бог умер не в книжках Ницше, которого так любят винишки, а в тот момент, когда генетики получили компьютеры. Я более чем уверен, что к середине XXI века человеческое тело можно будет полностью заменить идентичными клонированными заготовками. Человек сможет забить татухами себе лицо, а потом заменить его на новое. В итоге физическое потеряет свою ценность, а важность приобретут настоящие эмоции: ты можешь получить сотню тысяч смайликов онлайн, но будешь дорожить реальными обнимашками.

Здесь и далее: фотографии с вечеринок и фестивалей Ионова

© Александр Ионов / Ионотека 1 / 20
© Александр Ионов / Ионотека 2 / 20

— Ваша реплика про секс и наркотики в «Макдоналдсе» наверняка запомнится родителям. Но если вернуться от манифестов новой молодежи к обсуждению винишек — это все-таки субкультура или мем?

— Я бы не назвал их субкультурой. Скорее всего, суть винишек заключается в хорошо узнаваемом луке, к которому автоматически прилагаются некоторые элементы культуры — определенная музыка, литература и так далее. Винишко-тян не будут слушать какой-нибудь редкий психоделический рок из 70-х — это просто не вписывается в концепцию их стиля. По сути, винишко-тян — эдакая выжимка из множества луков, подсмотренных нашими подростками на Tumblr и в инстаграме: веб-панк и голубые волосы Граймс, мягкий гранж и кукольный лук Кортни Лав, популяризация необычной музыки или литературы от хипстеров, неизменные картинки из фильмов «Буффало-66» и «Лолита» и совершенно бесконечная субкультура анимешников. Все это, по сути, пришло через интернет, прокрутилось в мясорубке времени с 2007 по 2017 год и вылилось в тот образ, который называют сейчас винишко-тян. 

— Есть ли ему какие-то аналоги в американской или европейской молодежной культуре? 

— На Западе где-то на рубеже 2010-х все это свалилось в Tumblr, потом в инстаграм. Настоящих субкультур, как раньше, — панки, готы — уже нет. Поколение Z не любит жесткие стилистические рамки — скорее у них все завязано на принцип косплея, где многие молодежные движения ассоциируются с тщательным копированием конкретных луков и стилей. Это, например, гетто-готы, скейт-панки, вейпорвейвщики или нормкор — все это очень плотно завязано на визуальную часть, и только потом уже на какую-то жизненную философию или музыку. 

— Что в этих девушках несомненно прекрасно, на ваш взгляд? А что смешно? 

— Стремление соблюдать какой-то стиль уже по-своему прекрасно. Вряд ли найдется человек, способный утверждать, что чтение Кафки может быть чем-то хуже чтения Донцовой. Самое смешное (и ужасное) в феномене винишко-тян — огромная волна ненависти в их адрес. В особенности со стороны особей мужского пола. Подобная реакция вообще очень показательна и говорит о глубочайших гендерных проблемах в России. Общество, где в порядке вещей ненавидеть девочек за их наряды и предпочтения, вряд ли назовешь здоровым, к сожалению. 

— Про винишек понятно, что они пьют вино. А чем вообще сейчас увлекается питерская молодежь в смысле алкоголя и веществ?

— Послушайте песню группы «Лемондэй» «Я нюхаю», и вам все станет понятно. Это один из любимейших треков винишек.

— Вы регулярно проводите фестивали «Ионосфера», где выступает бесконечное множество групп…

— На нашем фестивале «Ионосфера» в данный момент играют исключительно молодые группы, в некоторых вы даже найдете тех самых винишек с гитарами. Это уникальный ежемесячный шоукейс, на который съезжаются проекты из разных городов. Я сознательно отказался от фестивалей с большими раскрученными артистами — для таких лучше подходят сольные концерты.

— И что рекомендуете послушать? Кто станет звездой?

— В России сейчас восходит только рэп, поэтому вся звездность в ближайшие десять лет будет именно там. Ну а лично я рекомендую группы новой-новой русской волны — те, которым надоело засилье «Буерака» и «Пасоша» в новостной ленте. Новое поколение, призванное смести с пьедестала старых идолов. Вот несколько имен из Петербурга: «Несогласие», «Црвених Цветова», «Гречка», «Почти счастье», «Бенгальские подонки», «Хозяйственное мыло», «ДК посторонних», Игорь Сочный, «Темный виноградный».

— Но вот есть ощущение, что ключевой модус песен современных подростковых групп — депрессия, тлен и боль. Это даже в названиях слышится — кажется, основной посыл довольно беспросветный. 

— У нас в стране наконец-то появились песни без всякого пафосного посыла — просто песни настроения, под которые можно грустить или веселиться. Содержание может быть очень простое: например, детка я по тебе скучаю, давай пойдем в парк и выпьем вина. Мне это очень нравится, мы давно устали от политики и острых тем — это новая музыка для нового сытого поколения, которое просто хочет хорошо провести время, не запариваясь на сабжекты, навязанные им СМИ. Самое страшное в их жизни — это шлем омоновца на митинге Навального.

Подробности по теме
Архив «Афиши»: «Членом машут, бывает» – создатели «Ионосферы» о культурной жизни Петербурга
Архив «Афиши»: «Членом машут, бывает» – создатели «Ионосферы» о культурной жизни Петербурга

— Во что могут трансформироваться винишки?

— Думаю, будущее за новыми «грустными сытыми русскими» — это будут готы, но без дурацкой черной одежды и мрачной музыки, а люди, у которых все есть, и они ловят кайф от дикого смакования депрессий и неврозов. Плюс тотальная полиамория с какими-нибудь еще фишками, шмотками… 

— А вам лично нравятся девушки с биполярочкой? О Кафке разговор сможете поддержать? 

— Да у меня у самого биполярочка, причем диагностированная еще в 2002 году в США. Не считаю это состояние болезнью или чем-то сверхъестественным. Я не люблю заумные разговоры об искусстве, а с девушками, да и вообще с людьми, предпочитаю комфорт тишины и недосказанности. Тем не менее мой любимый рассказ Кафки — это «В исправительной колонии». Очень всем его рекомендую! 

— Кроме посещения «Ионотеки» что можете порекомендовать москвичу для знакомства с, получается, петербургским феноменом винишек-тян?

— Купите пакетик вина и сходите на Смоленское кладбище на Васильевском острове. Цитируйте Бродского и вживайтесь в образ нового русского гота. Остальное все приложится.

Клуб
Ионотека
4.2 из 5
★★★★★
★★★★★
  • Телефон: +7 911 159 89 39
  • Адрес: Лиговский просп., 50, корп. 12
  • Время: пн-вс 19.00–7.00
  • Сайт: www.vk.com/ionoteka