«Зарядье» — новый главный парк, большой архитектурный манифест. «Афиша Daily» попросила исследователя лужковского наследия, архитектора Дарью Парамонову расшифровать сигналы, которые посылает России и миру парк «Зарядье».

В 2012 году был объявлен международный конкурс на парк в Зарядье, которым занимались Москомархитектура и только созданное КБ «Стрелка» — проектная организация при одноименном институте, которая сегодня перестраивает публичные пространства по всей стране. Тогда победила концепция бюро Diller Scofidio + Renfro, авторов знаменитого парка Хай-Лайн, разбитого на брошенных железнодорожных эстакадах на Манхэттене. В Москве американцы предложили устроить сложный холмистый рельеф с искусственным климатом и несколькими природными зонами, которые в совокупности воспроизводили бы портрет российской природы.

Подробности по теме
«Зарядье»: как нью-йоркская утопия превратилась в парк на парковке
«Зарядье»: как нью-йоркская утопия превратилась в парк на парковке

«Афиша» с большим любопытством следила за всеми этапами работы над «Зарядьем» — от конкурса до разработки фирменного стиля, — и рассказала о них в своем большом исследовании. Несмотря на скепсис и многие спорные моменты (в том числе касающиеся бюджета в 14 млрд р.), парк «Зарядье» успели закончить и представили на День города.

Он потрясающий.

Березки, высотка на Котельнической и еще не законченное здание филармонии Валерия Гергиева на втором плане. Практически ни в одной точке, кроме парящего моста, парк не дает полного обзора — панорамные виды преграждает стена разнородной зелени
© Ольга Алексеенко
Дарья Парамонова
Директор Strelka Architects

Это первое произведение мировой архитектуры в Москве

«Тут сошлись две тенденции. Глобальное послание космосу заключается в том, что Россия, как и все города мира, сходит с ума по публичным пространствам, нам важно их делать. С другой стороны, мы ощутимо страдаем от того, что у нас до сегодняшнего момента не получались проекты со «звездными архитекторами», несмотря на множество попыток. Проект реконструкции ГМИИ Нормана Фостера и ГЭС-2 Ренцо Пиано должны были быть по масштабу ровно такие, как «Зарядье». Так что фактически это первый суперпроект от звездных архитекторов в Москве».

Многие детали можно считать прорывом. Вплоть до такой скромной вещи, как мощение без бордюров с пробивающейся зеленью сквозь плитку. Это привычный фокус из архитектурных журналов, который считался неприемлемым для норм благоустройства нашего города
© Ольга Алексеенко

Это общественное пространство невероятного масштаба и амбиций

«Я ужасно не люблю маркеры разделения эпох: дескать, вот там лужковское время, а тут собянинский стиль. Мне не хотелось бы, чтобы парк воспринимался только так, — его контекст значительно шире. Международный конкурс был проведен в 2013 году, и сейчас кажется, что расширение темы парков произошло на волне успеха реформированного ЦПКиО. С другой стороны, Россия осваивает понятие «публичное пространство» с 2010 года, когда состоялся одноименный воркшоп на «Стрелке», где студенты под руководством Михаэля Шиндхельма делали исследования имеющихся публичных пространств Москвы. С тех пор было реализовано несколько новых публичных пространств в рамках благоустройства Москвы и стало понятно, как они работают. Но когда выбрали проект Diller Scofidio + Renfro, конечно, никто не понимал, как их сложно сделать».

Общим местом стало сравнивать виды на парк с картинками постапокалиптической Москвы — будто руины гостиницы «Россия» захватила дикая природа. Однако если присмотреться, то видна масса технических деталей — то вентиляционное отверстие, то электрощитовая
© Ольга Алексеенко

Это архитектура, которую стоит разбирать с психоаналитиком

«Проект «Зарядье» — выстраданный в контексте постсоветской архитектуры. Россия его рожала двадцать лет через неудачные опыты сотрудничества со звездными архитекторами, через формирование запроса на новый тип городских пространств, через зависть к мировым мегаполисам вообще и к Хай-Лайну в частности. Да, теперь москвичи могут сказать, что у нас есть свой Хай-Лайн — с обилием бетона, с березками и прилетевшей стеклянной шляпой. Так получается, когда чего-то хочется настолько остро, что ты не в состоянии себя контролировать. Ведь до «Зарядья» все дерзкие проекты планировали на отдалении — где-то в районе Нагатинской поймы или как «Сити» на Пресне».

Подробности по теме
«И названия подчеркнуто нерусские»: Джон Манн о бешеной любви Москвы к Нью-Йорку
«И названия подчеркнуто нерусские»: Джон Манн о бешеной любви Москвы к Нью-Йорку
© Ольга Алексеенко

Это политический жест

«Парк можно прочитать как попытку гуманизации власти. Я никогда не верила в стабильность московского образа, и у меня нет сакральных чувств к месту, которое официально считается сердцем Москвы, — это пространство заморожено и напрягает. Я не люблю Кремль — он неживой, непроницаемый, чужой. Понятно, что все мировые объекты культурного наследия имеют похожий статус, но ты можешь придумать какой-то маршрут по Ватикану, изучить Версаль и обойти Тауэр. Меня ужасно отталкивают прокрашенные швы кирпичей. И поэтому важно, что рядом с крепостью появляется такая ужасно противоречивая штука — с этим мостом и горками, которая как бы противопоставлена Кремлю».

Японский садик с детской площадкой под стенами Кремля
© Ольга Алексеенко
В ходе строительства была раскопана Великая улица — главная улица московского посада, — а также немало археологических ценностей. Часть находок выставлена здесь же, в музее, мимо которого можно выйти через подземный переход к набережной Москвы-реки
© Ольга Алексеенко

Это проявление боязни пустоты

«В Зарядье ведь вполне могли устроить что-то православное и патриотическое, увязанное с текущей государственной идеологией. Однако город получил парк, выстроенный вокруг экологии, с нейтральной повесткой, с концертами классической музыки и фуд-маркетом. Сейчас трудно оценивать «Зарядье» как произведение ландшафтно-паркового искусства, потому что зелень только-только высажена. Понятно, что каждый из природных элементов функционирует символически: то же болото можно было сделать запредельно реалистическим — с комарами и жабами, — но вряд ли бы это понравилось. Парк будто старается усидеть на двух стульях: с одной стороны, оставаться понятным обывателю, туристу из глубинки, которому не нужен Хай-Лайн, но вместе с тем хочет быть выдающимся международным проектом.

Это его портит: настоящий природный парк — без филармоний и парковок — мог бы стать смелым прорывом. Но в силу советского коммунального прошлого в России осталось настойчивое желание побольше расширить полезные метры, поэтому в «Зарядье» напихали множество функций: тут и музей, и бар есть. Будто бы испугались, что люди не найдут как себя занять на лугах и холмах. В первоначальной концепции предусматривался плавный спуск к Кремлю — на его месте теперь медиацентр. Здесь вы не чувствуете себя в парке — скорее как в торговом центре. Тут нет вида, и со всех сторон будто выстроена ширма».

Амфитеатр филармонии и вид на Варварку. Чуть правее — снова парк под стеклянным куполом со своим микроклиматом: там влажнее и жарче
© Ольга Алексеенко

Это образ будущего из прошлого

«Интересно представить, как выглядел бы парк, если бы руины гостиницы «Россия» не убрали, а они бы просто обросли зеленью. В «Зарядье» вообще есть это постапокалиптическое ощущение природы, проросшей сквозь архитектуру. Или техники, врезавшейся в природу: глаз цепляется за множество инженерных деталей, швов, шлюзов, лестниц. Все вместе напоминает советскую повесть 1960-х о Москве 2020-х. Люди гуляют по лугам под стеклянном куполом, звучат военные оркестры, высятся золотые маковки церквей, все это придумали американские архитекторы, и тут еще рядом ходит Тимати с охранниками — звучит как гротескный литературный коллаж Салтыкова-Щедрина».

Со стороны набережной скорлупа над филармонией и мост создают невероятную картинку — будто космические структуры проросли из земли

© Ольга Алексеенко 1 / 9

Смысл моста — в ритуальном проходе и фотографировании. Вид с него небогатый: ТЭЦ и гостиница «Балчуг», поэтому лучше делать селфи в обратную сторону

© Ольга Алексеенко 2 / 9

Это аттракцион, а не повседневный парк

«Если рассматривать детали, то мне очень нравится мощение без бордюров, которое не так просто согласовать в Москве. Стеклянные волны с перекрестными балками я не очень люблю: вспоминается сингапурский Gardens by the Bay с водопадом и аттракционами в оранжереях. Если говорить об архитектурном стиле, то он напоминает попытки интерпретировать современную архитектуру, которые были еще при Лужкове, поэтому для меня все тут немного устаревшее. Ландшафт оценивать рано: только через год все должно разрастись. Болото, например, точно станет более васнецовским, хотя по-прежнему будет восприниматься по-дачному. Прямолинейность приемов смущает: без парящего моста и дымящихся клумб парк мог бы выглядеть естественнее. Понятно, что нью-йоркского Центрального парка из «Зарядья» не получится — это не место для расслабленного отдыха. Но туристическая функция тут была неизбежна — к ней обязывает близость к Кремлю».

«Зарядье» придумано как набор аттракционов и увлекательных фонов для селфи. Из аналогий можно вспомнить сингапурский Gardens by the Bay — не столько по размаху, сколько по подходу
© Ольга Алексеенко

Это задел для новых — еще более выдающихся — публичных пространств

«У Москвы как мегаполиса, где с 2012 года происходит бесконечное благоустройство, а с 2014-го бурно развивается туризм, есть внутренняя повестка и свои запросы. Парк, безусловно, их удовлетворяет. При этом по дизайну и содержанию это абсолютно международный проект, где жесткая система управления прикрыта рулонным газоном. Природу в качестве способа замаскировать цивилизацию используют повсюду. И может быть, парк «Зарядье» не изменит мир, как Хай-Лайн, но он втянет нас в тот мир, где и Хай-Лайн возможен».

Парк
Зарядье
2.8 из 5
★★★★★
★★★★★
  • Телефон: +7 (495) 402 01 11
  • Адрес: Варварка, 6
  • Время: пн-вс 10.00–21.00
  • Сайт: zaryadyepark.ru