В Петербурге женщина попыталась прогнать с игровой площадки детей с аутизмом. «Афиша Daily» попросила специалистов объяснить, почему инклюзия — неотъемлемая часть современного города, и как нам сделать общественные пространства удобными для всех.

Жительница дома на улице Адмирала Черокова в агрессивной манере потребовала, чтобы сотрудники и подопечные центра инклюзивных проектов и социальной интеграции детей с особыми потребностями «Какая разница» покинули ее двор.

По мнению возмущенной петербурженки, у детей, которых она называла «больными» и «непонятно какими», «свои должны быть карантины» и площадки. Женщина уверена, что они пугают других детей.

Директор центра «Какая разница» Валерия Катаева рассказала журналистам, что ее сотрудники не впервые сталкиваются с героиней видео. Однако на этот раз они написали заявление в полицию, поскольку собеседница не только вступала в конфликт, но и несколько раз ударила тьютора центра по рукам. Следственный комитет уже начал проверку.

Инклюзия — это процесс включения людей с разными особенностями в жизнь общества.

Вероника Чендылова

Руководительница инклюзивного детского центра «Антон тут рядом», в котором дети с особенностями занимаются наравне с нейротипичными детьми

«Инклюзия — это в первую очередь про равные права и доступ для любых людей к тем же возможностям, услугам и опциям, которые есть у нас с вами. Для человека с аутизмом, например, это шанс для них прожить жизнь так, как хочется, быть включенными в те процессы, которые происходят у всех обычных людей, реализовать себя, получить опыт, который недоступен в изоляции.

© Светлана Булатова, «Антон тут рядом»

Для общества инклюзия важна, потому что через принятие другого с его особенностями мы учимся принимать себя и видим более разнообразную и живую картину мира. Это возможность быть более терпимым, толерантным и восприимчивым не только к людям с особыми потребностями, а ко всем. Каждый из нас особенный, у всех есть качества, которые могут казаться не самыми социально приемлемыми. Общество, в котором место есть каждому, — это общество взрослое и осознанное.

Нейротипичные (не имеющие расстройств — прим. ред.) дети в инклюзии учатся находить подход к разным людям, это развивает их коммуникативные навыки, делает их более гибкими — а ведь это так важно сегодня. Конечно, равные права — это и равные обязанности. Никому нельзя причинять боль другому или отбирать игрушки вне зависимости от наличия особенностей. Мы учим детей искать правильный контакт, подсказываем, как нужно действовать в той или иной ситуации. После этого всем детям будет проще сосуществовать вместе. Мы открыли центр в марте этого года и уже видим классные результаты: дети знают, в какую игру стоит приглашать ребят с аутизмом, а какая будет для них сложной. Они шутят друг с другом, придумывают игры, импровизируют и наслаждаются этим процессом.

Проблема неприятия людей с особенностями, конечно, есть, но ситуация постепенно улучшается. Да, приходится регулярно сталкиваться с негативными реакциями и непониманием, но поддержки, готовности помочь и открытости значительно больше. В случае неприятия мы всегда стараемся искать компромиссы. Наша задача как фонда — информирование и демонстрация того, что такие дети безопасны. Но у людей может быть разная степень готовности к этому. Нам самим важно проявлять терпимость. Процесс включения людей с особенностями в общество — постепенный. Но готовых идти на этот контакт становится все больше и больше.

© Светлана Булатова, «Антон тут рядом»

В случае с детьми с аутизмом комфортная городская среда — это в первую очередь принимающее общество. На детской площадке мечты, конечно, может быть место для уединения, понятное зонирование, визуальные подсказки того, как обращаться с тем или иным предметом. Такого я не встречала, но в целом типовые площадки им тоже подходят».

Ульяна Ким

Директор по развитию Приморского Парка победы в Петербурге. В парке есть инклюзивная детская площадка

«Инклюзивная детская площадка должна быть максимально комфортной и безопасной, к ней должны вести удобные подходы и подъезды, чтобы на нее могли попасть любые категории детей и взрослых. Мы использовали самые качественные и удобные покрытия. Объекты должны быть интересны детям с разными особенностями — то есть это не только места, где можно попрыгать или полазать, но и, например, штуки для развития мелкой моторики, более интерактивные и доступные разным детям развлечения.

Мы приняли решение сделать инклюзивную детскую площадку, потому что ключевой миссией парка является создание места для взаимодействия разных людей вне зависимости от их достатка, социального статуса или каких‑либо особенностей. Нам кажется, что все новые объекты в масштабных городских общественных пространствах должны создаваться с прицелом на самую широкую аудиторию. Мы хотим объединять людей, верим, что все равны, и всячески это подчеркиваем.

© Приморский парк Победы

Отзывы мы получили только положительные. Никакую специальную просветительскую работу мы не проводили, но в целом создание площадки, которая может быть использована в том числе детьми с особенностями, помогает сделать шаг к сближению и возможности совместной игры разных детей».

Наталья Белоголовцева

Руководительница программы комплексной реабилитации личности «Лига мечты»

«У моего младшего сына Жени ДЦП и еще огромное количество сопутствующих заболеваний. Страшный диагноз ему поставили в четыре дня от роду, сейчас ему уже 33 года. Мы возили его на коляске до его семи лет, тогда еще он не умел ходить. Выход на улицу был для нас кошмаром и огромным психологическим напряжением — все вокруг тыкали в него пальцем, рассматривали, отпускали неприятные комментарии. Какое‑то время я стеснялась выходить с ним из дома. Возможно, этот страх быть погребенной в четырех стенах с сыном-инвалидом и стал для меня своего рода мотивацией.

Я начала бороться за то, чтобы мой сын начал жить обычной жизнью, а в первую очередь научился ходить. Много лет мы пробовали разные методики, но в конечном счете открыли для себя терапевтический спорт, а потом и основали собственную программу «Лига мечты», которая помогает детям по всей России встать на ноги, быть причастными к спорту и иметь в окружении товарищей по духу. Сейчас нас уже не удивляет, что тяжелейшие дети катаются на горных лыжах и роликах, плавают на байдарках и каяках, рисуют и поют. Постепенно мы стараемся расширять направления нашей программы и придумываем разные форматы доступной среды, это и инклюзивные семейные смены по России, и масштабные соревнования, и арт-терапия. Последние годы мы активно занимаемся не только детьми, но и их родителями, так как вся их жизнь — это огромный стресс не только от заболевания детей, но и отношения к ним общества, невозможности вести прежний свободный образ жизни.

© Светлана Булатова, «Антон тут рядом»

Сейчас ситуация с терпимостью, безусловно, меняется, но, объездив с «Лигой мечты» почти все регионы страны, я с уверенностью могу сказать, что бОльшая часть соотечественников не готова пока воспринимать людей с особенностями как неотъемлемую и абсолютно равноправную часть общества. При этом дети часто намного более толерантные и терпимые, чем взрослые. Безусловно, любые отклонения от нормы вызывают интерес, особенно если ребенок никогда не видел человека с инвалидностью, но подобная любознательность вообще свойственна детству. Часто достаточно прямо ответить на вопрос ребенка о том, что это с другим мальчиком или девочкой, объяснить, какие у них особенности, и ребенок оказывается удовлетворен. Более того, дети могут спокойно принимать в свои компании и играть с ребятами с ограниченными возможностями, даже не задумываясь об этом.

Проблема скорее в головах взрослых, на нас до сих пор оказывают влияние пережитки советского прошлого, ведь тогда инвалидов прятали под замок.

Очень важно выводить их из дома и интегрировать во все сферы нашей жизни — предоставлять рабочие места, снимать в кино, давать роли в театре, чтобы они были полноправной частью нашего социума. Человечество многогранно, и важно каждый раз об этом напоминать».

Подробности по теме
«Особенными людей делает убогая среда»: мама девочки с аутизмом — о дискриминации
«Особенными людей делает убогая среда»: мама девочки с аутизмом — о дискриминации