8 декабря вышел второй сезон «Короны», где королева Великобритании знакомится с Джоном и Жаклин Кеннеди и продолжает выяснять отношения со своим мужем Филиппом. Игорь Кириенков разбирает главные достоинства лауреата «Золотого глобуса» и «Эмми» и предлагает несколько шоу на схожую тему.

«Корона» — это очень серьезно. И очень весело

Неизменно часовой хронометраж. Помпезный, даже навязчивый саундтрек (с первой ноты узнаваемый Ханс Циммер). Опрятная, без излишеств, режиссура (четыре серии, включая пилот, снял Стивен Долдри, не замеченный в эстетическом радикализме). Наконец, вполне классицистическая драматургия — с флешбэками и символами, подсвечивающими основное действие. Все, на первый взгляд, выдает в «Короне» так называемое престижное телевидение, которое не может позволить себе выйти на публику в нечищеных ботинках, чем нагоняет на всех тоску. Как бы не так: консерватизм формы здесь идеально уравновешен юмористическими репризами (в первом сезоне особенно балагурил Черчилль, и за этим как-то потерялась его чудовищная, не знающая границ жажда власти), а общая торжественность обстановки — декорации как из учебника по английскому языку, идеальное произношение персонажей, масштаб изображенных событий (1947–1964) — сбалансирована глубоко интимным содержанием.

«Корона» работает с ключевой для британской культуры оппозицией, заданной известным романом Джейн Остен, — и объясняет как, постоянно выбирая между разумом и чувством, избежать комических и трагических положений.

Это откровенная и при этом крайне деликатная история

В первом сезоне Филипп, которому Елизавета поручила руководить своей коронацией, шокировал других членов специальной комиссии, заявив, что хочет показать церемонию по телевидению. Ему удалось убедить остальных, что камеры будут находиться на почтительном расстоянии — и не станут брать слишком вызывающие ракурсы. В известном смысле этот эпизод определяет стратегию создателя «Короны» Питера Моргана: снимая, условно говоря, ЖЗЛ в будуаре — семейные распри, тайный романы и прочее исподнее большой истории, — он сохраняет уважительную дистанцию. Это требует определенной смелости (в конце концов, главные герои еще живы и у власти), и в то же время очевидно, что подобный проект не мог появиться без высочайшей визы — в том или ином виде. И тут, вероятно, помогла репутация Моргана — автора, который уже работал с самыми некомфортными для Виндзоров сюжетами: это он написал сценарий к фильму «Королева» с Хелен Миррен — про то, как Елизавета и премьер-министр Тони Блэр встретили новость о гибели принцессы Дианы.

«Корона» — про феминизм, независимость и долг

Это не то чтобы страшно популярное мнение среди критиков, но тем не менее: многое в «Короне» располагает к тому, чтобы воспринимать сериал как развернутое высказывание о правах женщины и — более широко — свободе и несвободе вообще. Бабушка учит Елизавету подавлять в себе человеческое, правительство требует отчитываться о каждом шаге, муж закатывает истерики и, возможно, ходит на сторону — в этих обстоятельствах довольно молодая еще героиня строит свою суверенную идентичность, в которой личные порывы вступают в сложные взаимоотношения со взятыми на себя обязательствами.

Если «Корона» чему-то и учит, то, безусловно, ответственности за свои поступки: это универсальный тест, которые проходят любимцы сценаристов (сама Елизавета и ее отец Георг VI) и проваливают неприятные им персонажи (как Эдуард VIII, который отрекся от престола ради личной жизни и требует почитания и повышенного пенсиона).

Это убедительный сериал про то, как устроена (британская) политика

Прописка на Netflix «Короне» как нельзя кстати: она вышла, когда начал осыпаться «Карточный домик», и сейчас, на последнем дыхании семьи Андервуд, по идее, станет главной политической драмой планеты. Хотя полномочия королевы очень ограничены, ей все равно положено оставаться — процитируем название важнейшего сериала на эту тему — в гуще событий и влиять на ситуацию советами, рекомендациями или внушениями. Именно поэтому здесь так много Даунинг-стрит (резиденция премьер-министра), офисов партий и газет и заседаний Кабинета министров — не говоря уже про неформальное обсуждение дел государственной важности. Не чурается «Корона» и внешнеполитических сюжетов: во втором сезоне много внимания уделено Суэцкому кризису и довольно позорному участию в нем Великобритании, а в восьмой серии в Букингемский дворец приезжает президент Кеннеди с супругой — и конфликт между королевой и первой леди становится центром всего эпизода. Что же будет, когда в сериале появится Маргарет Тэтчер.

Клэр Фой и Мэтт Смит — идеальные Елизавета II и принц Филипп

О том, что актеров, которые играют в «Короне» правящую чету, будут менять каждые два сезона, объявили заранее — тем важнее застать безупречную Елизавету от Клэр Фой и в лучшем смысле многозначительную работу Мэтта Смита (Филипп). Первая блестяще передает робость, зажатость и неожиданную — в том числе для себя самой — твердость королевы, второй способен привести зрителя в ярость, а потом заставить его расчувствоваться. Не отстает, однако, и второй план: из Джареда Харриса вышел очень трогательный Георг VI, Джон Литгоу — даром что американец — как-то обессмысливает будущий выход Гэри Олдмана в роли Черчилля, Ванесса Кирби (Маргарет, младшая сестра Елизаветы) изящно мается от скуки, а ко второму сезону подтянулись Мэттью Гуд (фотограф Энтони Армстронг-Джонс, ставший мужем Маргарет) и Майкл С.Холл, которому после «Декстера» не предлагали ничего значительного — а тут он аж президент Кеннеди. Следующей же Елизаветой будет Оливия Колман из «Ночного администратора» и «Лобстера»; нового Филиппа пока не подобрали.

«Корона» добросовестно смешивает правду и вымысел

Никто, пожалуй, не ждет от игрового сериала — пусть и на всем известном историческом материале — безупречного следования фактам, но и в этом отношении «Корона» скорее образец для подражания. Актеры проводили собственные исследования, чтобы лучше понимать своих героев, Морган и его команда сохранили основные вешки биографии королевы и ее семьи, ну а то, что сценаристы присочинили, выглядит по крайней мере убедительно внутри повествования в целом. Мы охотно верим, что Филипп не хотел становиться на колени во время коронации, Черчилль решил бороться с лондонским смогом, когда погибла его сотрудница (полностью вымышленная), а Елизавета просила совета у дяди, потому что так подсказывает художественная логика — высшая правда для всякого телепроизведения. То же, к слову, относится и ко второму сезону, который по большей части стремится к достоверности, позволяя себе проблематизировать какую-то зыбкую тему — например, природу симпатий Эдварда VIII к Гитлеру или участие Филиппа в деле Профьюмо, политическом скандале, который разразился из-за связи британского военного министра и танцовщицы Кристин Килер.

Еще 6 сериалов про начинающих монархов

«Царство» (2013–2017)
«Царство» (2013–2017)

Как только ни ругали сериал про Марию Стюарт (Аделаида Кейн) за исторические неточности и общую кэмповость, а он выдержал 4 сезона и ушел, как говорится, на своих условиях. «Царство» — последний сериал, по которому вы станете учить историю Британии: это такое подростковое мыло, которое смеха ради разворачивается в XVI веке, — отсюда и номинации Teen Awards в первый год и полное равнодушие со стороны сколь-нибудь серьезных премиальных институций позже.

«Белая королева» (2013) + «Белая принцесса» (2017)
«Белая королева» (2013) + «Белая принцесса» (2017)

Канал Starz захотел сделать свою «Игру престолов» — только чтобы с женской перспективы — и крупно вложился в экранизацию романов Филиппы Грегори про Войну Алой и Белой розы. Попытка скорее удалась: для «Белой королевы» реквизировали яркий актерский ансамбль (отсюда пошла в гору карьера Ребекки Фергюсон, которая сейчас — «Миссия: невыполнима», «Живое», «Снеговик» — cтала нарасхват), сериал получил три номинации на «Золотой глобус» и четыре на «Эмми». А вот продолжению цикла — «Белой принцессе» — развить успех пока не удалось.

«Члены королевской семьи» (2015–…)
«Члены королевской семьи» (2015–…)

Непритязательное, но очень бодрое шоу канала E! про вымышленную королевскую фамилию из Британии: отец (Винсент Риган) правит, дети (Уилльям Мозли из «Хроник Нарнии» и Александра Парк) паясничают, а мать (Элизабет Херли) старается поддерживать публичное реноме семьи. Все меняется, когда погибает наследник (Макс Браун) — и теперь надо готовить в монархи лоботряса. «Члены королевской семьи» держатся в эфире уже три года — неплохой показатель для не самой очевидной концепции «Корона» встречает «Молокососов».

«Молодой Папа» (2016)
«Молодой Папа» (2016)

Ватикан не единственная теократия в мире, но уж точно самая медийная — Паоло Соррентино выбрал идеальный сеттинг для своего первого телепроекта. В России экстравагантный сериал про склочного понтифика Пия XIII (так и не отмеченная никакими наградами сказочная роль Джуда Лоу) все успели обсудить еще в прошлом году, но почему бы не пересмотреть его под конец этого: «Молодой Папа» попал сразу в несколько списков лучшего за 2017-й, а продолжение выйдет еще очень нескоро — и уже под другим названием.

«Виктория» (2016–…)
«Виктория» (2016–…)

В некотором роде приквел «Короны» — про юные годы королевы Виктории (Дженна Коулман из «Доктора Кто»), чье правление (1837–1901) называют золотым веком Британской империи. Канал ITV не может похвастаться бюджетами Netflix, но, кажется, и без больших денег сериал справляется со своей основной задачей: утишить тоску зрителей по жанру высокородной костюмированной мелодрамы, осиротевшему после того, как в 2015 году вышла последняя серия «Аббатства Даунтон». Уже есть два сезона по 8 серий, а в это Рождество выйдет специальный праздничный выпуск.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!