В Выборге завершился 25-й кинофестиваль «Окно в Европу». На этот раз в окне нарисовался заманчивый образ России: так много в конкурсе было международных фильмов, снятых при поддержке нашей страны. «Афиша Daily» выбрала пять лучших.

В этом году смотр в Выборге стал своеобразным российским Торонто: фестивалем фестивалей, который повторно показал многое из того, чем в этом году гордились ММКФ, «Кинотавр», омское «Движение» и даже Канны. На бис выходили «Теснота», «Аритмия», «Карп отмороженный», «Нашла коса на камень» и многие другие уже знакомые фильмы. Среди гала-показов и конкурсов игрового, документального и анимационного кино несколько затерялись интереснейшие копродукции — зарисовки о мире вокруг, которые бы не удалось снять без участия России.

«Красный русский», реж. Чарли Браун

Бразильские актрисы познают Россию с помощью «Гоголь-центра»

«Красный русский» — фильм и документальный, и игровой: показанные в нем события на самом деле происходили с двумя девушками из Бразилии, приехавшими в Москву, да только вот девушки эти — актрисы. В Россию их приводит желание быть героинями Чехова — и объявление «Гоголь-центра» о наборе учеников для международного курса. Девушки селятся в общежитии кинематографистов, ходят на свидания, изматывают себя на репетициях, гуляют по блошиным рынкам и удивляются тому, насколько настоящая Москва далека от открыточных представлений о ней. В одной из ключевых сцен актриса хочет записать ролик для режиссера и долго выбирает между точками съемок. С одной стороны — деревянная церковь, с другой — еще не напуганная реновацией пятиэтажка. Столкновение русской зимы и двух южных темпераментов здесь повод не для комедии (хотя фильм очень остроумный, а его героини могли бы украсить сериал «Девчонки»), а для мистики — особенно когда бразильские болтушки начинают непостижимым образом превращаться в чеховских дам. Наверное, нужно добавить, что «Красный русский» — это «зеркало, которое поможет нам лучше понять себя», но черта с два: после этого фильма все становится только запутаннее. Но сложность — это и есть красота.

Следите за анонсами показов здесь

«Волшебный лес Кайсы », реж. Катя Гаурилофф

Финский «Твин Пикс» и другие сказания бабушки

Финский режиссер Катя Гаурилофф — внучка почти фольклорной, но абсолютно реальной сказительницы Кайсы. Гаурилофф однажды наткнулась на документальные съемки со своей бабушкой, сделанные еще в тридцатые годы русским швейцарцем Робертом Кротте, и, видимо, испытала то же, что чувствовали современные зрители в Выборге: потрясение от встречи с абсолютной невинностью. Вышивая варежки для овечки (и добавляя при этом, что когда той надоест цвет, можно будет сшить новые), Кайса рассказывает легенды и мифы своего маленького народа саами — этноса, пережившего полвека мировых войн. Ее истории проиллюстрированы аниматорами, и эти страшные мультфильмы дадут фору фантазиям Дэвида Линча. Оказывается, в фольклоре саами есть собственная Лора Палмер — девушка, которую злые духи зашили в шкуру тюленя и бросили в воду! Впрочем, самым фантастическим созданиям в этом фильме все равно остается сама Кайса — человек с душой, которая абсолютно неуязвима для зла. Просмотр этого фильма тоже своего рода прививка от темных сил.

Фильм
Волшебный лес Кайсы

«Софичка», реж. Кира Коваленко

Другой фильм из недр мастерской Александра Сокурова

«Софичка», строго говоря, не копродукция, а российский фильм, снятый в частично признанной Абхазии, с участием абхазских актеров и на абхазском языке. Режиссер Кира Коваленко — выпускница той самой мастерской Александра Сокурова в Кабардино-Балкарии, благодаря которой случилась каннская «Теснота». А «Софичка» — текст писателя, давно перешагнувшего национальные границы, — Фазиля Искандера. Действие происходит накануне, во время и после Великой Отечественной войны. Герои — жители абхазского села, которые играют свадьбы, топчут ногами виноград, уходят на фронт и дезертируют с фронта. В отличие от фильма Балагова, который заканчивается страшным разговором матери и дочери у водопада, «Софичка» — доказательство силы прощения. Но доказательство очень спокойное, без песнопений: Кира Коваленко, как и все ученики Сокурова, фильмы которых показывали в Выборге, удивительно деликатный мастер.

Фильм
Софичка

«Чужой дом», реж. Русудан Глурджидзе

Поэтичное кино на фоне военных действий на Кавказе 90-х

Российско-грузинский фильм о том, как война впитывается в землю: действие происходит на Кавказе в начале 90-х в деревне, покинутой всеми семьями, кроме двух. Одна семья — странный союз трех женщин, и поначалу кажется, что они сестры; и хотя это не так, потом от литературных ассоциаций уже не уйти. Другая семья — молчаливые пришельцы из города: муж, жена, дочь и сын. Гости похожи на персонажей «Изгнания» Звягинцева — выразительные взгляды и жесты, завораживающе красивые лица, многословная тишина и резкие переходы от рисования психологических портретов к совершению эпических поступков. Уроженка Тбилиси, Русудан Глурджидзе своей режиссурой делает для грузинского кино примерно то же, что «Время танцора» Абдрашитова сделало для российского: учит жить по соседству с войной и рассказывать истории о ней без выстрелов и взрывов. Ну почти без выстрелов и взрывов. Но в отличие от «Софички», действие которой тоже происходит в беспокойной Абхазии, в «Чужом доме» есть некая поэтизация человеческих страданий. Все герои фильма так красивы и интересны именно из-за того, что им приходится переживать. Трагедия облагораживает — и это, увы, тема очень многих фильмов Выборгского фестиваля.

Фильм
Чужой дом
5.0 из 5
★★★★★
★★★★★

«Горные огни», реж. Михаил Кукушкин, Томас Данн

Хоррор про американцев в Сибири

Прелесть фестиваля в Выборге — в том, что в его конкурсах массовое кино уживается с авторским, драмы дружат с комедиями, а все серьезное соседствует со всем абсурдным. Российско-испанские «Горные огни» (другое название «Дерево из тел») — это и европейский ответ «Хижине в лесу», и откровенный китч про Россию, снятый людьми, предпочитающими в нее не соваться. Авторы, может быть, и хотели сделать остроумную стилизацию под триллер вроде недавнего хита «Прочь», но получилось у них отчаянное собрание штампов молодежных ужастиков в духе «Тайны перевала Дятлова» или сериала «Сибирь», закрытого после первого же сезона. Но российскому зрителю этот абсурд должен прийтись по душе: дома и стены помогают, а наблюдать за иностранцами, погибающими в объятиях нашей сибирской хтони, — очень смешно. Ты американец и поехал на Алтай? Приготовься умереть.