Реклама

Глобальное посинение: как именно «Аватар: Путь воды» устроит революцию в спецэффектах

29 ноября 2022 12:52
Джеймс Кэмерон прославлен своей любовью к темно-синему цвету настолько, что такой оттенок уже почти официально назвали в честь него, а Rolex, например, выпустил одноименные часы. В декабре синева достигнет предела в новом «Аватаре», где и без того синие персонажи погрузятся в не менее синюю воду. Как ее воплотили на экране и в чем тут революция?

О деталях сюжета и причинах громадной продолжительности картины (фильм идет дольше трех часов) можно узнать в материале Семена Гудошникова. В этой статье мы сконцентрируемся на спецэффектах.

Глаза — ворота души

Спецэффектами к новому «Аватару» занимается Weta Digital, также работавшая над «Властелином Колец», «Планетой обезьян» и «Алитой».

В радужной оболочке глаза Алиты — 9 миллионов полигонов, в то время как в глазу Голлума их было только 50 тысяч. В «Пути воды» детализация вырастет еще в несколько раз, тем более что в Weta никогда не скрывали, что «Алита» — своего рода черновик нового «Аватара».

Corridor Digital подметили, что для визуализации века героини авторы используют subsurface scattering. Если вам это словосочетание показалось непонятным, то перевод — «подповерхностное рассеивание» — тоже вряд ли что‑то пояснит. Этим жутковатым термином обозначается довольно простое с бытовой точки зрения, но невероятно сложное для отображения в компьютерной графике явление, при котором фотоны не просто отскакивают от полупрозрачных тел, а освещают их изнутри. В первом «Аватаре» кожа персонажей не пропускала лучи и выглядела слегка искусственной.

Вода

Излюбленная субстанция Джеймса Кэмерона, к которой он обращается с самого первого фильма в карьере (речь не о «Терминаторе», а картине «Пираньи-2: Нерест»), получит беспрецедентное воплощение.

Специально для «Пути воды» Weta выпустила настолько революционную технологию, что ее удалось запатентовать. Она связана даже не с водой, а с пленкой, которая принимает форму объектов, на которые ее кладут. Меняя показатели прочности и вязкости, можно превращать ее в жидкость или, наоборот, в желе. В этом кадре отлично виден способ применения новой технологии: рука персонажа и ткань расплескивают воду, и она, как пленка, ложится сверху. Раньше это отобразить было просто невозможно: для крупных планов с водой приходилось снимать реальные кадры.

Вторая новинка — это технология захвата подводных движений. Напоминаем, что «Аватар» использует motion capture: одетые в костюмы с сенсорами актеры отыгрывают сцены, а потом их движения передают трехмерным персонажам. Большая часть хронометража происходит под водой, а это создает ряд проблем. Если просто делать вид, что актеры плавают, а на самом деле снимать их в обыкновенной студии, мгновенно чувствуется фальшь. Если же погрузить их в бассейн, то сенсоры перестают работать. Вот как описывает проблему Джеймс Кэмерон:

«Молекулы воды будто создают тысячи лишних сенсоров на телах актеров. Похожим образом тепловые системы защиты самолета-истребителя сбивают с толку преследующие его самонаводящиеся ракеты».

В итоге была разработана новая модель обработки данных, игнорирующая воду, и актерам, понадеявшимся на относительно сухой рабочий процесс, пришлось лезть в бассейн. Здесь сразу установили несколько рекордов. Во-первых, в стиле «Титаника» команда собрала резервуар на 350 тысяч литров, в котором можно устраивать небольшие штормы. Во-вторых, Кейт Уинслет на съемках подводной сцены в этом бассейне задержала дыхание на 7 минут и 14 секунд, побив рекорд Тома Круза.

Джеймс Кэмерон

Даже если бы для «Аватара» не патентовали новых технологий, а количество полигонов в моделях персонажей осталось на уровне первого «Властелина Колец», фильм все равно был бы революционным — исключительно благодаря своему режиссеру.

Это единственный на планете творец, которому дозволено тратить двести миллионов студийных долларов на экспериментальное кино. Идеальную характеристику своему творческому методу дал он сам в недавнем интервью GQ. Рассказывая про начало работ над первым «Аватаром», он вспомнил ремарку продюсера:

«Отличный сценарий! Давай только выкинем всю вот эту ***** про то, как хиппи обнимаются с деревьями».

И мэтр ответил: «Нет». В большинстве случаев на этом разговор бы и закончился: продюсер, пожав плечами, нашел бы более привлекательный способ потратить $200 млн, а режиссер, утихомирив творческие амбиции, принялся бы искать других спонсоров. Но у Джеймса Кэмерона исключительное положение. Только у него в карьере нет ни единого провала, а все его фильмы, бьющие рекорды по производственным затратам, в итоге бьют и кассовые рекорды.

Именно поэтому ему разрешают то, что другим не дозволено. Схожие по бюджету «Мстители» (над которыми, к слову, тоже работала Weta) ограничены рамками дедлайнов: при всем таланте съемочной группы ей приходится укладываться в сжатые сроки, и перфекционизм уходит на второй план. Джеймс Кэмерон может позволить себе сидеть над фильмом семь лет, неспешно дописывая сценарий, спокойно отстраивая новые студии, разрабатывая эксклюзивные технологии, а потом еще три года полируя отснятый материал на монтажном столе. Ему можно. А всем остальным — нет.

Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендуем вам