16 декабря в российский прокат вышел фильм из Каннского основного конкурса — «Остров Бергмана» Мии Хансен-Лев, где главные роли исполнили Том Рот и Вики Крипс. Наталья Серебрякова поговорила с Мией Хансен-Лев об источниках ее вдохновения, кастинге и структуре фильма.

Справка: о чем фильм

Герои картины — пара американцев-режиссеров, Крис (Вики Крипс) и Тони (Тим Рот), прилетают на остров Форё, известный тем, что долгое время был резиденцией Ингмара Бергмана. Особо не зная ничего о личной жизни великого шведа, они исследуют остров и занимаются написанием собственных сценариев. Когда в голове у Крис созревает целый фильм, она рассказывает его сюжет Тони. Так начинается фильм в фильме, героиней которого становится Эми (Миа Васиковски). Когда‑то Эми встретила парня и полюбила, но теперь она страдает от токсичных отношений с этим человеком, который почти женат на другой. Крис пытается быть эдаким Бергманом в месте его силы, но получается создать лишь маленькую мелодраму, достойную кабельного канала.

Подробности по теме
Чехов и Бергман в топе: в Каннах представили новые фильмы Рюсукэ Хамагути и Миа Хансен-Лев
Чехов и Бергман в топе: в Каннах представили новые фильмы Рюсукэ Хамагути и Миа Хансен-Лев

— Почему вы решили снимать именно в бывшей резиденции Ингмара Бергмана, на острове Форё?

— Это довольно длинная история. Я хотела снять фильм о создании и написании чего‑либо. Желание снять фильм о режиссерской паре крутилось у меня в голове много лет. Идея об острове Форё очень прочно засела у меня в сознании. Первое время Форё существовал только как концепция у меня в воображении из‑за фильмов Бергмана, но вскоре я услышала много о самом острове, побывала на Неделе Бергмана, прочла множество его эссе. Сам факт того, что многие творческие личности со всего мира приезжали или оставались жить на острове, чтобы творить, сыграл немаловажную роль. В том, что герои отправляются именно туда, определенно есть смысл. К тому же Форё — идеальное место, чтобы снять фильм о том, чем является кино, что такое писательство и что такое быть парой в отношениях. Бергман был невероятным режиссером, когда дело касалось взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Так что все это в конце концов было бы логичным решением. Я подумала: «Наверное, остров Форё — это идеальное место, известное благодаря режиссеру, которым я, безусловно, восхищаюсь».

Впервые я отправилась и открыла для себя Форё в 2014-м, а в этом году представители Недели Бергмана пригласили меня, чтобы показать несколько своих фильмов в рамках мероприятия. Честно сказать, я влюбилась в остров моментально — в его красоту, особенно весной он был невероятно красив. Это и стало еще одной причиной, почему я окончательно убедилась, что хочу вернуться туда и снять фильм именно там. Мне кажется, что мое решение снимать именно на Форё больше сентиментальное, чем обдуманное.

— Ваши главные герои — режиссеры, но они очень мало знают о жизни Бергмана. Как это возможно?

— Я знаю довольно много режиссеров, которые не так много знают о Бергмане… Даже я, когда впервые попала на Форё, знала всего несколько фактов о нем. Я не знала, сколько у него в жизни было женщин, не знала его биографию наизусть. Я разбиралась в его фильмах больше, чем в его жизни. Думаю, что мои герои такие же. Мы видим, что Тони видел множество фильмов Бергмана, но, возможно, ему просто никогда не были интересны его любовные связи или личная жизнь.

— Какой ваш любимый фильм Бергмана?

— У меня нет одного любимого. Скорее их много. Они сменяют друг друга. Есть, наверное, около 10 фильмов Бергмана, которые я могу пересматривать раз за разом и не уставать от них — «Лето с Моникой», «Фанни и Александр», «Сцены из супружеской жизни», «Прикосновение»… Некоторые из них известны, некоторые не особо, но каждый раз я вновь открываю фильмы Бергмана для себя с новой, неизведанной стороны.

Подробности по теме
100 лет Бергману: главные фильмы, по версии Антона Долина
100 лет Бергману: главные фильмы, по версии Антона Долина

— Что насчет сафари Бергмана? Как вы обнаружили этот обычай?

— На самом деле я его не изобретала — сафари действительно существует. Я изменила его, но не кардинально, поэтому оно действительно схоже с настоящим бергмановским сафари, которое происходит раз в году, в рамках недели Бергмана.

У меня были очень хорошие экскурсоводы, две девушки, они арендовали автобус и показывали нам разные места, которые как‑то связаны с Бергманом или его фильмами. Я наслаждалась этой поездкой. Местами это выглядело немного нелепо и странно, потому что некоторые локации специально были обустроены как маленькие съемочные площадки разных фильмов, но потом я поняла, зачем это было сделано, поэтому при создании своего фильма воспользовалась этой идеей с воссозданием маленьких пробных площадок для подготовки съемок фильма.

— Почему на главные роли вы выбрали именно Вики Крипс и Тима Рота?

— Я знаю Тима уже довольно долго, мы были знакомы еще до того, как Алан Кларк снял свой фильм, где Тим снялся, будучи еще очень молодым.

Также меня заинтересовал тот факт, что он сам режиссировал фильм много лет назад — очень сложный, «темный» и депрессивный фильм, который, как мне кажется, очень много говорит о Тиме как о человеке. Он показывает другую, противоположную часть его личности, которую мы не видим во время его выступлений или исполнения ролей в фильмах.

Так как мне он кажется очень сложной и многогранной личностью, я посчитала, что это может быть полезным, если взять его в команду в качестве актера. Эта черта помогла раскрыть его персонажа больше.

Вики, если честно, я видела только в одном фильме, в «Призрачной нити» Пола Томаса Андерсона. Но уже тогда она показалась мне какой‑то сверхнеобычной, и я надеялась поработать с ней в будущем. Потом я узнала, что Вики наполовину немка, и у нее много корней именно в Европе, как и у меня. Я о том, что из‑за нашего происхождения мы очень быстро почувствовали связь и привязанность — буквально после первой встречи.

— Есть ли что‑то личное в характере героини Вики Крипс, что вы взяли от себя?

— Все в характере Крис — личное, как и все сцены в моих фильмах, но разница конкретно в этой картине в том, что фильм рассказывает о персоне женщины-режиссера, каковой я и являюсь. Так что связь между мной и главной героиней чуть больше, чем очевидная. В остальных моих фильмах я тоже пишу персонажей частично с себя, поэтому все они [фильмы] cтановятся для меня очень личными.

© «Экспонента»

— Завидует ли Крис своему мужу в профессиональном плане?

— Возможно, да, но я не уверена, что это чувство можно назвать завистью. Скорее здесь присутствует какая‑то сложность в понимании себя и партнера, ведь Крис и Тони находятся на разных уровнях узнаваемости и мастерства в своей работе. Он старше ее, поэтому у него больше достижений.

Я бы не сказала, что она именно завидует, скорее она намного более уязвима, чем он. Зависть может иметь место, если бы главные герои были одного возраста или если бы между ними существовала какая‑то гонка или соревнование. Но отношения между ними не похожи на соревнование, скорее он для нее больше выступает как учитель. Даже не так — у него есть мудрость, которой нет у нее, и он больше уверен в себе, поэтому много помогает ей. Конечно, у них в отношениях есть сложности, напряжение, хрупкость… Но я не уверена, что именно зависти там есть место.

— Почему вы решили сделать фильм в фильме?

— Не думаю, что я именно решила: это просто произошло. Я писала этот фильм без конкретной идеи, к чему я стремлюсь и куда движусь, поэтому частично наслаждалась этим чувством «потерянности». Мне кажется, фильм как раз об этом — о запутанности в своих творческих желаниях, о том, кто Крис такая, и об их паре. Поэтому в какой‑то степени ее фильм — это аллюзия на их отношения. Я очень заинтересована в том, чтобы углубиться в мир Крис, дать ей голос. В конечном итоге все сводиться к эмансипации, именно творческой эмансипации: я думаю, что углубиться в историю Крис было важным моментом, который привел к этому движению — к освобождению.

— Мне кажется, Крис в итоге выбрала быть матерью, а не Бергманом. Возможно ли быть известным творцом и хорошим родителем одновременно?

— Оу, я думаю, что это один из вопросов, которые фильм ставит перед зрителем, и я не уверена, что на него есть ответ. Но хочется верить, что есть вероятность быть известным творцом и хорошим родителем одновременно, и Крис хочется верить в это тоже. Но это довольно сложный вопрос, чтобы сейчас вот так просто на него ответить.

Расписание и билеты
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
«Дом Gucci», мюзикл Спилберга, «Матрица» и «Человек-паук»: на что сходить в кино в декабре
«Дом Gucci», мюзикл Спилберга, «Матрица» и «Человек-паук»: на что сходить в кино в декабре