В разгар футбольных игр Евро-2020 и на фоне вопиющих случаев с девушками на Северном Кавказе 19 июня на фестивале «Докер» покажут документальный фильм «Ты же девочка», снятый организаторами фестиваля в Карачаево-Черкесской Республике. Он расскажет о команде «Адыг» из двенадцати кавказских девчонок, которым приходится бороться со стереотипами.

Трейлер документального фильма «Ты же девочка» Насти Тарасовой

Создать в мусульманском селе, где занимаются борьбой или национальными танцами, футбольную команду для девочек — почти безумие. В 2011 году тренеру Виталию Кундохову пришла идея создать что‑то новое, когда на занятии появилась детдомовская девочка.

Бороться приходится не только за первенство на местных чемпионатах. В обществе, где традиции и менталитет берут верх над современными реалиями, женщины и футбол — вещи несовместимые. «Радуйся, что я дочку пускаю, а тебе еще деньги на соревнования давать», — так реагируют родители на нужды любительской команды, а иногда и вовсе не разрешают дочерям играть в футбол. В районе попросту нет хорошего игрового поля, а форма команды, которую тренер стирает и сушит собственноручно, одна и та же с 2012 года.

Мы попросили создательниц картины, режиссера Настю Тарасову и оператора Иру Шаталову, рассказать об истории создания, трудностях съемок и значении проекта не только для команды «Адыг», но и для всех нас.

Настя Тарасова

Режиссер, программный директор фестиваля «Докер»

«Фильм „Ты же девочка“ снят в рамках кинопроекта стран БРИКС, инициатором и продюсером которого каждый раз выступает китайская сторона. В этот раз темой проекта стал детский футбол. Мы, режиссеры из пяти стран, защитили на питчинге в Пекине свои идеи и начали их снимать под руководством известнейшего китайского режиссера Лу Чуаня. Весь проект носит название „Kids and Glory“.

У нас по всей стране популярен детский футбол. Очень много дворовых команд и легендарный кубок „Кожаный мяч“ до сих пор живы. Во всем этом многообразии мне помогли разобраться спортивные кураторы регионов из РФС (Российский футбольный союз) — рассказали про разные точки России, где сложились интересные команды, что любопытного происходит. Я все же в итоге выбрала случай с кавказской командой девочек из Карачаево-Черкесии. В этой истории много пластов, что важно для драматургии и киноязыка.

В основном съемки проходили в хорошей, доброжелательной атмосфере: люди были открыты настолько, насколько это позволяет кавказский менталитет, и речь совсем не о гостеприимстве. Например, у нас возникли сложности со съемками эпизода проповеди в мечети именно в джума-намаз. Только ко второй пятнице пребывания в ауле нам удалось отснять сцену.

Нам было важно рассмотреть характеры, эмоции и переживания девчонок в контексте той атмосферы, в которой они живут. Они живут внутри спектра различных мнений и стереотипов, в которых пытаются развиваться как личности. Это позволило ярче и тоньше передать скрытый конфликт, который происходит в их душах.

Эта история показывает, что в многонациональной стране, в ее различных регионах, детство и развитие детей происходят по-разному. В любом случае общественное сознание течет и меняется, просто где‑то медленнее. Но детям и большинству взрослых в нашей стране важно знать и понимать, какие отличия существуют в воспитании и поведении людей из других регионов и культур, какие отпечатки они накладывают на восприятие себя и мира вокруг. Это научит наших детей терпимости и принятию, когда они будут встречаться, общаться и учиться вместе в больших городах».

Ирина Шаталова

Оператор

«В документальном кино всегда требуется немало времени, чтобы герои привыкли к камере и съемочной группе, а на Кавказе — особенно. Для меня, как для оператора, было сложно поначалу быть просто гостьей. Жителям аула было важно проявить гостеприимство по отношению к нам, сделать так, чтобы мы отдыхали, а не работали, — мы это воспринимали как неизбежную временную трудность на пути к рабочему процессу.

Что же касается уже более серьезного и погруженного этапа съемок, пожалуй, могу выделить легкую настороженность со стороны особо религиозной части местного сообщества. Для нас было важно и волнительно снимать сцену в мечети. Мы к ней долго готовились. Чтобы соблюсти дресс-код, пришлось на аульском рынке купить платье в пол с длинными рукавами — я все-таки не беру обычно платья на съемки. Снимать проповедь во время джума-намаза можно было только со второго этажа мечети, пряча себя и камеру за занавеской: не потому, что нам не разрешили там снимать, а потому, что вся съемочная группа — девушки.

Этот строгий, закрытый мир, соседствующий с миром наших ярких и отважных героинь и их тренера, футбольное поле которых располагается прямиком через дорогу от мечети, — этот контраст не укладывался в голове и создавал перманентное состояние напряжения от этого места.

В любой истории важны детали: они делают ее более объемной. Путь большого спортсмена, гениального художника или маленькой девчачьей футбольной команды не будет слишком интересен в чистом виде, без подробностей об обстоятельствах и жизненных трудностях. Именно благодаря окружающей девочек реальности становится ясно, почему они так болезненно и напряженно чувствуют свою ответственность на соревнованиях, так переживают за поражения, с трепетом относятся к своему увлечению, откуда зрелость в их рассуждениях о женской роли и собственном будущем.

История наших героев способна вдохновить самых разных зрителей. Девочки и их тренеры не опускают руки, несмотря на отсутствие поддержки от администрации аула, противоречивое отношение со стороны старейшин и авторитетного мужского сообщества. Обстоятельства могут меняться, но суть остается: пассионарии в любом месте способны объединять других и влиять на прогрессивные позитивные изменения в своем родном городе, ауле или дворе».

Фильм будет показан в рамках фестиваля «Докер» 19 и 20 июня.

Расписание и билеты
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
9 интересных фильмов на фестивале документального кино «Докер-2021»: выбор Алисы Таежной
9 интересных фильмов на фестивале документального кино «Докер-2021»: выбор Алисы Таежной