Станислав Зельвенский — о том, что во второй части приключения Ньюта Саламандера во вселенной Джоан Роулинг все еще выглядят большим прологом для будущих фильмов.

1927 год. Плененный в Нью-Йорке чародей Геллерт Грин-де-Вальд (Джонни Депп), желающий развязать священную войну магов с маглами, бежит из-под стражи, когда его пытаются транспортировать на суд в Европу. Вскоре он с ближайшими приспешниками занимает апартаменты в Париже. Там же, в столице Франции, в бродячем цирке прячется юноша Криденс (Эзра Миллер), умеющий превращаться в агрессивное серое облако. Туда же отправляются и остальные герои. Американка Тина Гольдштейн (Кэтрин Уотерстон), снова повышенная до мракоборца. Ее сестрица Квини (Элисон Судол), мечтающая выйти замуж за магла Якоба (Дэн Фоглер) вопреки законодательному запрету. И, конечно, Ньют Саламандер (Эдди Редмейн), тоскующий по Тине и при этом разочарованный тем, что его школьная страсть Лита Лестрейндж (Зои Кравиц) помолвлена с его братом Тесеем (Каллум Тернер), занудой из Министерства магии. Ньюта в Париж отправляет его любимый преподаватель Альбус Дамблдор (Джуд Лоу) — он единственный, кто может на равных сразиться с Грин-де-Вальдом, но почему-то отказывается.

Трейлер «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда»

Никогда еще Дамблдор не был так близок к камин-ауту, и никогда еще хит такого масштаба и с такой целевой аудиторией не касался темы мужской любви с такой будничной прозрачностью. Решающий шаг по-прежнему не сделан — формально ревнителям нравственности придраться не к чему, — но ситуация вполне ясна всем, судя по радостному детскому смеху в зале на томных флешбэках («мы были ближе, чем братья»). И вполне вероятно, что на одном из продолжений российскому Минкульту еще придется либо отсечь от любимого кино всех подростков страны, либо молча проглотить тот факт, что лучший волшебник всех времен и, о боже, директор школы — гей. Причем речь идет не о виньетке, как в последнем «Красавице и чудовище», а о ключевой интриге новой эпопеи: Дамблдор и Грин-де-Вальд, два полюса магического мировоззрения, заклятые враги, которые в 1945 году сойдутся на легендарной дуэли, в отрочестве любили друг друга — или как минимум один любил второго.

Красивый роман, пусть и ретроспективный, «Тварям» не помешает, поскольку в тех отношениях, что уже были намечены в первой части и развиваются в этой, пока явно не хватает магии. У вспомнившего все (кто бы сомневался) Якоба всего две, кажется, общие сцены с Квини, а Ньют и Тина — потенциально самая скучная пара в англоязычном волшебном сообществе: у нее — манеры и вечно озабоченное выражение лица училки младших классов, он людям вообще предпочитает животных. Впрочем, такими темпами их первый поцелуй случится главе в четвертой.

Подробности по теме
Кэтрин Уотерстон — о «Фантастических тварях», Джоан Роулинг и Джуде Лоу
Кэтрин Уотерстон — о «Фантастических тварях», Джоан Роулинг и Джуде Лоу

И Роулинг как сценаристу, конечно, есть куда расти: «Преступления Грин-де-Вальда» (почему Гринделволд превратился в Грин-де-Вальда, а Скамандер в, прости господи, Саламандера — вопрос в пустоту) откровеннее всего буксуют именно в нарративном департаменте. Главная проблема автора многосерийной эпопеи — как сделать так, чтобы каждый фильм и двигал большой сюжет, и был законченным рассказом сам по себе — вплоть до последних частей не вставала в кинопоттериане благодаря удачной структуре книг, но здесь все иначе, и на ежегодное 1 сентября не опереться. Первые «Твари» представляли героев и объясняли, что к чему, но от вторых хотелось уже полноценного приключения.

Не тут-то было: если вдуматься, ничего важного, кроме побега Грин-де-Вальда в прологе, в фильме вообще не происходит. Каким-то образом выживший (кто бы сомневался) Криденс все время пытается выяснить тайну своего происхождения, а мы бегаем за ним, но торжественно поданная на последних минутах разгадка, мягко говоря, разочаровывает: ну окей, и что? Кроме того, по пути нам зачем-то приходится продираться через чудовищно запутанное прошлое героев, которых мы и в настоящем еще толком не узнали (речь, в первую очередь, о Лите Лестрейндж). На бумаге в «Поттере» такие номера у Роулинг проходили, но на экране эти копания в фамильных древах выглядят каким-то издевательством.

И при всем этом «Твари» — по-прежнему замечательный, в общем-то, в своем жанре фильм, чьи отполированные до блеска многомиллионные достоинства легко перевешивают мелкие изъяны в головном отделе. Каждое появление белесого Джонни Деппа — маленький праздник: от упомянутого побега (почему злодеев вечно пытаются куда-нибудь перевезти среди ночи?) до кульминационного выступления на митинге недовольных волшебников. Его эффектно оформленное пророчество о Второй мировой заставляет под немного другим углом взглянуть на очевидные параллели с нацизмом, которые в обоих фильмах отрабатываются по полной программе, от гардероба до фамилий (Гольдштейн, Ковальски; в начале за беглецом от правосудия из Европы приезжает некто Шпильман), и то ли еще будет — Грин-де-Вальд тут буквально становится «человеком в высоком замке».

Основная часть действия происходит в Париже, что тоже вносит приятное разнообразие, хотя надежда на то, что мракоборцы наткнутся в Les Deux Magots на Хемингуэя и Гертруду Стайн, не оправдывается (но одна местная знаменитость все же появляется). Что еще? Несколько раз мелькает Хогвартс. Действуют фантастические твари во главе с распиаренным нюхлем. Дебютирует будущая змея Волан-де-Морта — пока в облике красивой кореянки. Джуд Лоу вальяжен и моложав не в пример своему другу детства. Мы побываем в целых трех Министерствах магии — может быть, в авторском коллективе еще не хватает Ианнуччи. Все персонажи, включая Криденса, держатся за свои странные прически. В конечном счете, даже если они просто молча встанут и будут смотреть друг на друга — к чему, в принципе, этот фильм приближается, — трудно будет не получить от этого определенное удовольствие.

7 / 10
Оценка
Станислава Зельвенского
Фильм
Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда
6.3
Купить билет