Лефу из «Красавицы и чудовища» и другие герои детских сказок, в которых больное воображение может разглядеть гей-пропаганду.

История с гей-скандалом вокруг «Красавицы и чудовища» выглядит довольно нелепой — в фильме фигурирует злополучный персонаж Лефу, который выглядит типичным второстепенным героем с экзальтированными повадками, не выбиваясь из традиции смешных гэгов. Если бы режиссер Билл Кондон (да, он открытый гей) не увел разговор в свою сторону и не ляпнул в интервью, что напомаженный персонаж Джоша Гэда — это такое посвящение еще одному открытому гею, почившему автору песен «Красавицы и чудовища» Говарду Эшману, то никто бы этого даже не заметил. Впрочем, российские эксперты Министерства культуры не обнаружили в фильме гей-пропаганды, но из-за шумихи все-таки решили, что сказка заслуживает рейтинга «16+». В комментариях комиссии, в частности, говорилось: «один из мужских персонажей второго плана внезапно переодевается в женскую одежду и весьма рад этому», «фильм содержит сцены, демонстрирующие формы разгула: пьянство, скабрезное отношение к женщинам и мужчинам, грубые танцы на столе, переходящие в побоище, плевки и прочее». На деле это выглядит ничуть не невиннее, чем многие герои диснеевских и даже советских сказок. Однако мы решили пофантазировать, что будет, если посмотреть на золотой фонд детской классики глазами Минкульта.

Подробности по теме
Кино для всей семьи
«Красавица и чудовище»: почти покадровая экранизация диснеевского мультфильма
«Красавица и чудовище»: почти покадровая экранизация диснеевского мультфильма

Советские сказки

Голубой щенок из мультфильма 1976 года

Травматический мультфильм из детства, в котором синий щенок грустно поет: «Быть не просто голубым», настолько очевидно взывает к проблемам ЛГБТ-сообщества, что, кажется, нельзя ошибиться. А ведь, вероятно, автор, экранизируя венгерскую сказку Дюлы Урбана, просто хотел привлечь внимание к теме инаковости.

Мальчик-звезда из фильма «Звездный мальчик» (1957)

Вот насчет того, что имел в виду Оскар Уайльд, создавая своего героя, упавшего с неба в виде звезды-мальчика, нельзя быть четко уверенным. Его герой холоден и жесток, при этом подозрительно женственен. Что ж, его играет травести-актриса Мария Виноградова.

Квак из фильма Александра Роу «Марья-искусница» (1959)

Георгий Милляр — один из самых знаменитых советских актеров с неочевидной сексуальной ориентацией, который, когда женился (а это случилось после шестидесяти, видимо, для конспирации), сказал о себе: «Я — не мужчина, я — Баба-яга!» В этой классической сказке его подхалим Квак выглядит более чем квирно (даже притом что носит военную форму). Кажется, это другая, «более темная» сторона Царевны-лягушки.

Вицин — Сахар из фильма «Синяя птица» (1976)

Георгий Вицин в клоунских белых одеждах изображает то ли Пьеро, то ли… максимально сладкого персонажа с экстравагантными повадками. Да он просто играет Сахар в советско-американском фильме Джорджа Кьюкора по пьесе Мориса Метерлинка!

Принц Пенапью из фильма «Не покидай…» (1989)

Герой Артема Тынкасова в перестроечной сказке о розе, которая заставляет всех говорить нелицеприятную правду, чрезвычайно женственен, обладает тонким голосом и совсем не интересуется принцессой. Подумать только, цвет у розы — голубой!

Друг Балды из мультфильма «Сказка о попе и работнике его Балде» (1973)

Точно так же и Балда у Пушкина — совсем не интересуется женщинами. «Только поп один Балду не любит, никогда его не приголубит» — к чему эти прозрачные намеки? В мультфильме и того больше: у Балды есть друг, звероподобный юноша (не медведь, не собака и не человек) с писклявым женским голосом и жеманными манерами. Им никто не нужен, им и вдвоем хорошо, вместе они дружат против женщин.

Визирь из фильма «Кащей Бессмертный» (1944)

Визирь — должность особенно подозрительная. Эти персонажи всегда очень близки к царским персонам, красят брови и носят кучу перстней, как критик моды Александр Васильев. Пора бы комиссии Министерства культуры присмотреться к людям этой профессии во всех сказках.

Другие диснеевские персонажи, к которым тоже могут возникнуть вопросы

Губернатор Рэтклифф, «Покахонтас» (1995). В XVII веке в Англии слово fop использовалось для отрицательного описания «модного», женоподобного, трусливого человека. Другими словами, это гомосексуальный стереотип, который воплотили в образе губернатора Рэтклиффа в мультфильме про индейскую принцессу.

© Walt Disney Pictures 1 / 6

Рэтиган, «Великий мышиный сыщик» (1986).
В мультфильме о мышином Шерлоке Рэтиган — мышиный Мориарти. Неудивительно, что между главными героями существует напряжение, подобное сексуальному. Песня «Goodbye So Soon» — практически признание Рэтигана в любви. А может быть, его имя — дань уважения гей-драматургу двадцатого века Теренсу Рэттигану.

© Walt Disney Pictures 2 / 6