Полгода назад «Театр.doc» лишился руководителей — умерли Михаил Угаров и Елена Гремина. А в октябре в очередной раз (в третий!) команда лишилась помещения. Новое уже найдено, вовсю идет стройка, открытие — в середине декабря. «Афиша Daily» расспросила о планах, страхах и намерениях трех героев, ответственных за новую жизнь неубиваемого объединения.

«Театр.doc» был учрежден в 2001 году тремя драматургами и сценаристами: Михаилом Угаровым, Еленой Греминой и Александром Родионовым. Первым помещением театра стал ныне культовый подвал в Трехпрудном переулке, там «Док» просуществовал с 2002 по 2015 год. Подвал стал постоянным местом проведения фестиваля новых пьес на русском языке «Любимовка» и вообще — главным местом силы современного театра начала нулевых. Здесь впервые в России зародился как самостоятельное направление документальный театр, здесь впервые звучали тексты драматургов, сегодня уже широко известных: Ивана Вырыпаева, Василия Сигарева, Максима Курочкина и, в общем, всех остальных.

© Олег Карлсон
1 из 14
© Олег Карлсон
2 из 14
© Олег Карлсон
14 из 14

31 декабря 2014 года после показа документального фильма о событиях на Майдане (проводился в поддержку Олега Сенцова) подвал в Трехпрудном переулке разгромили и опечатали силовики. Весной 2015-го театр поселился в небольшом особняке на Спартаковской улице; усилиями волонтеров и друзей театра почти разрушенное здание было восстановлено, отремонтировано и оборудовано. Меньше чем через полгода, после премьеры спектакля Елены Греминой «Болотное дело» и нескольких визитов представителей силовых структур, арендодатель не продлил договор аренды.

Последние три года «Театр.doc» занимал два небольших полуподвальных помещения в Малом Казенном переулке, где выпускал больше десяти премьер в сезон. Здесь проходили лаборатории документального театра, разворачивались безумные эксперименты Всеволода Лисовского, многочасовые спектакли Васи Березина, исполнялись авангардные оперы, проходили социальные проекты, родился термин «свидетельский театр», а Михаил Угаров поставил один из самых живых, смелых и трогательных спектаклей Москвы — «24 плюс». Уже после ухода из жизни Угарова и Греминой помещение пришлось освободить по требованию жильцов дома. Новое помещение, предложенное театру, — бывшее строение РЖД на улице Казакова, неподалеку от «Гоголь-центра». Его выкупил у государства актер этого театра и основатель Gogol School Илья Ромашко.

Подробности по теме
«Хватит нежничать со всей этой шнягой»: манифест нового пространства «Театр.doc»
«Хватит нежничать со всей этой шнягой»: манифест нового пространства «Театр.doc»
Илья Ромашко
Илья Ромашко

актер «Гоголь-центра», руководитель Gogol School

— Что сейчас происходит в будущем театральном помещении на улице Казакова?

— Сейчас идет стройка. Там было помещение, которое принадлежало государству довольно долго. Последнее, что там было, — по-моему, какой-то ремонт бытовой техники. Мы вывезли оттуда что-то около 70 двадцатикубовых контейнеров мусора. Помещение было сильно-сильно захламлено, сейчас мы договариваемся со всеми инстанциями — свет, тепло, канализация, электрика, — потому что не было ни одного договора на это помещение. И прогнозы у нас с Олегом [Карлсоном] такие: где-то к середине декабря, то есть через месяц, мы сможем принять первого зрителя.

— Как вы нашли это место?

— Я искал еще один домик для Gogol School, какую-то постоянную резиденцию. Мы остаемся там, где сейчас сидим, то есть в ТЦ «Мозаика» [на Дубровке], и немножко расширяемся. Я смотрел, что есть на рынке. Где-то в начале лета увидел это пространство, оно было выставлено городом на торги. Стал быстро искать деньги, чтобы его купить, и все сложилось.

— На стройке уже идут спектакли?

— Там постоянно тусит [актер и режиссер] Вася Березин и делает все в своем духе — очень мило и очень тепло, активно обживает это пространство, за что ему низкий поклон. Потому что пространство нужно в хорошем смысле намаливать. Не в смысле, что там было плохо, а в смысле того, что там должно стать еще лучше, чем есть.

— Вы теперь владелец этого помещения? Какое отношение вы будете иметь к «Театр.doc»?

— Да, я единственный владелец пространства, оно в ипотеке. Помещение изначально было 640 [квадратных] метров; сейчас, скорее всего, станет больше, если мы найдем деньги, чтобы построить антресольные этажи, как хотим с Олегом. «Театр.doc» будет арендовать это помещение по очень-очень френдли-прайс.

— Есть еще что-то, что нужно всем знать о новой стройке «Театр.doc»?

— Нужны деньги. Потому что то, что мы хотим сделать для «Театр.doc», — превратить 220 [квадратных] метров в 350. И это вполне реально — за счет устройства этих самых антресольных этажей. Вопрос, конечно, сейчас упирается в деньги, и мы его уже решить, пожалуй, не можем. Не хватает порядка двух-трех миллионов [рублей], для нас это серьезные деньги. Остальные вроде нашли. Деньги нужны на отопление, водоснабжение, канализацию. Все коммуникации в очень плохом состоянии. Надо все восстанавливать.

Подробности по теме
«Нищета тоже цензура»: директор «Театр.doc» — о господдержке
«Нищета тоже цензура»: директор «Театр.doc» — о господдержке
Александр Родионов
Александр Родионов

драматург и сценарист, соучредитель «Театр.doc»

— Открытие нового помещения «Театр.doc» ожидается к середине декабря. Расскажите о художественных планах.

— Как бывало все последние годы работы «Театр.doc», будет проходить открытая лаборатория новых документальных работ под названием «Охота за реальностью». Лабораторию придумала Елена Гремина с ее коллегами. Смысл в том, что люди могут показать то, над чем они работают, или то, над чем они хотели бы вместе с «Театр.doc» работать: неважно, они участники «Театр.doc» или никакого отношения к нему не имеют. Они могут показать какой-то фрагмент своей работы или рассказать о замысле, на разной степени готовности представить какую-то свою новую вещь. И как всегда после таких лабораторий, некоторые из идей реализовывались и становились частью репертуара «Театр.doc».

Есть какие-то работы, которые не завершены и будут готовится к выпуску. Это спектакли, которые начаты были в последний год вместе с людьми, которые помогали как соавторы, сорежиссеры, — они будут дорабатываться. Будет несколько дебютов новых авторов, пришедших из других профессий. У журналиста Ксении Леоновой, например, и Ирины Ролдугиной. Спектакль Заремы Заудиновой и Юлии Ауг о феномене чеченских правозащитников — тех самых легендарных чеченских правозащитников, почти вымершем виде — про то, кто они такие и что они делают. Прямо на носу — спектакль, который Елена Гремина начинала делать с Мариной Клещевой вместе. На стыке документального невербатимного игрового сюжета, называется «Мамуйди» — Варвара Фаэр продолжила и выпускает эту работу на сцене Центра им. Мейерхольда. До открытия новой площадки «Театр.doc» играет своей репертуар на разных арендуемых сценах — на «Арме», в пространстве NOL, в ЦИМе.

В Сахаровском центре еще премьера — «Милосердие», 29 ноября. Это работа, основанная на архивных материалах о сестрах милосердия Первой мировой войны. Ее делают Анастасия Патлай, Нана Гринштейн и Михаил Колчин.

И еще мы делаем с «Новой газетой» маленькую лабораторию с молодыми авторами. Изучаем неочевидные способы превращения газетного материала в объект документального театра. Все очевидные способы кажутся довольно спорными с художественной точки зрения. Будем искать неочевидные. Может быть, то, что мы в этой лаборатории делаем, когда-нибудь деградирует (смеется) до обычных спектаклей.

— Команда «Театр.doc» на данный момент — это кто?

— Очень много людей. Те люди, которые в предыдущем сезоне и в этом сезоне занимались театром [«Театр.doc»]. Кто-то как режиссер, кто-то как экспериментатор, кто-то как менеджер. [Режиссер] Всеволод Лисовский, [менеджер] Виктория Холодова, [режиссеры] Анастасия Патлай, Зарема Заудинова, [актеры] Ирина Векшина, Константин Кожевников, [режиссеры] Юрий Шехватов, Александр Кудряшов, Василий Березин, [драматург] Михаил Дурненков, [критик и арт-менеджер] Елена Ковальская, [сценарист] Иван Угаров, [архитектор] Олег Карлсон [и многие другие]. Люди, которые действительно важные штуки в театре делают. Так вот это устроено. Из перечисленных людей каждый может рассказать о планах «Театр.doc» гораздо интереснее, чем я.

Подробности по теме
Народная стройка: новая жизнь «Театр.doc» на Спартаковской
Народная стройка: новая жизнь «Театр.doc» на Спартаковской
Олег Карлсон
Олег Карлсон

руководитель архитектурного бюро «АСБ Карлсон и К»

— Вы руководите собственным архитектурно-строительным бюро. Как так получилось, что вы стали своим человеком в «Театр.doc» и уже в третий раз фактически строите театр?

— Я люблю театр. У меня в ленте фейсбука много людей театра. Я читаю свою ленту и прислушиваюсь к мнению [журналиста и обозревателя «Эха Москвы»] Ксении Лариной. После ее отзыва о «Театр.doc» [несколько лет назад] я туда пошел и посмотрел несколько спектаклей. Ее тексты привели меня в «Театр.doc». Как тексты о брусникинцах — в «Мастерскую Брусникина». Я посмотрел в «Доке» несколько спектаклей, потом случилась вся эта история [с выселением из здания в Трехпрудном переулке], и мы решили помочь этому театру.

Сначала ты получаешь от театра, а потом наступает момент, когда надо отдавать. Возможность у меня такая была. Наша мастерская сделала проект. Я привел своих рабочих. И первый переезд — это была сильная история перед Новым годом. Самая потрясающая история, что там [в здании на Спартаковской улице, куда переехал театр в первый раз] было полно волонтеров — девушки, парни, мужчины, женщины, — о которых я потом узнал, что это известные режиссеры, актеры и театральные критики. Из Новосибирска режиссер, из Белоруссии сценограф: люди приезжали, по два-три часа между рейсами, чтобы успеть там что-то сделать хорошее. Было здорово, интересно, и все было в кайф. За полтора месяца мы там заменили крышу, почистили стены, вывезли более двадцати двадцатикубовых контейнеров мусора, полностью укрепили стены и фундаменты этого дома — это по сути дела было руинированное здание.

— С тех пор «Театр.doc» переехал под давлением арендатора в Малый Казенный переулок, а в октябре был вынужден снова переехать. Расскажите о новом месте. Как вы его нашли и что там будет?

— Несколько месяцев мы ездили по Москве, изучали все эти площадки. Как только люди узнавали, что речь о «Театр.doc», они тут же отказывались [сдавать помещение в аренду]. Единственное кто — «Артплей» были рады нам помочь. Там и место хорошее, и зрители наши, и площадь хорошая, где-то 600 квадратных метров. Но это слишком много для «Театр.doc». И мы стали искать партнеров. Нам рассказали, что есть Gogol School [и ее руководитель] Илья Ромашко. Мы его туда привели, он сказал: «Ну, для нас это слишком мало. Я нашел более крутую площадку рядом с «Гоголь-центром». И пригласил нас туда. Он дал нам 220 квадратных метров, и сейчас мы делаем там общее пространство для Gogol School и «Театр.doc».

Мы в этом здании укрепили фундаменты. Сделали проект — два зала. Большой — на 100 мест, и малый зал — на 60 мест. Из 220 квадратных метров сделали мы сделали 350. Сделали более комфортное пространство для актеров, для зрителей и для тех, кто там будет работать. Потом будет двухэтажное пространство для актеров: верхний уровень — костюмерные, а внизу — гримерки. Впервые в этом театре у актеров будет свой санузел и душевая кабина. Комфортно разместится на первом уровне администрация, на нижнем уровне будут гардеробы и санузел для зрителей — фойе будет двухэтажным. То есть мы будем входить не в подвал, мы будем входить на первый этаж и дальше спускаться в зрительные залы, залы с хорошей высотой, с хорошим амфитеатром.

Сейчас мы где-то на середине пути. Идет тяжело, потому что, опять же, это дорогая очень история. Дорогая игрушка эта — реновация. Идет поиск денег, продажа личного имущества, поиск спонсоров. Все деньги на стройку. Вот один человек был готов помочь, но, видимо, прочитал про «Театр.doc» и больше не берет трубку. Уже много денег ушло на демонтаж. А у нас там еще дорогая вентиляция. Сейчас мы заканчиваем строймонтаж.

— А вы не опасаетесь, что как только вы закончите проект, опять придут люди в форме и начнутся проблемы?

— Я надеюсь, когда-нибудь этим людям надоест издеваться над нашим театром — и они оставят «Театр.doc» в покое. Театр — это то, чем можно гордиться в нашей стране. Надо театр оставить в покое и дать спокойно людям жить. Спектакли же не против кого-то. Они о людях, о любви, о жизни. «Док» — об этом.

Подробности по теме
Они построили театр будущего. Памяти Елены Греминой и Михаила Угарова
Они построили театр будущего. Памяти Елены Греминой и Михаила Угарова