В связи с гонениями на «Седьмую студию» и Кирилла Серебренникова снова встал вопрос о финансовой состоятельности российских театров — частных и государственных. Накануне директор «Театр.doc» Елена Гремина дала на него развернутый ответ у себя в фейсбуке. С разрешения Греминой мы републикуем ее пост.
Елена Гремина
Елена Гремина

Драматург, организатор фестивалей «Любимовка» и «Новая драма», режиссер. Автор пьес «Сентябрь.doc» (о Беслане) и «Час восемнадцать» (о Сергее Магнитском). Одна из основателей и директор независимого «Театр.doc»

В связи с «театральным делом» участились звонки от журналистов с вопросами про финансовую жизнь нашего «Театр.doc». Меня как директора «Театр.doc» спрашивают. Мол, вы же не получаете «государственных денег» и у вас все хорошо, вы активно работаете, почему остальные театры так не делают? Участились публикации, где считают, насколько убыточны государственные театры, даже успешные, мол, это бремя для бюджета.

Подробности по теме
Цензура
«Гоголь-центр» не имеет отношения к делу о хищении. Зачем тогда обыски?
«Гоголь-центр» не имеет отношения к делу о хищении. Зачем тогда обыски?

Это очень неправильная постановка вопроса.

Да, мы, «Театр.doc», не только выживаем, но и активно работаем — начиная с 2014 года, после погрома театра силовиками в тандеме с Минкультом — без государственных денег даже в виде выигранного гранта. Мы в черных списках, нам не дают денег на спектакли, мы не участвуем в конкурсах, нас не приглашают на национальные фестивали, нас вычеркивают из программ и афиш, и мы все активнее работаем, именно чтобы не сползти в забвение, куда нас активно толкают власти. Ни минуты я не пожалела, что мы не стали государственным театром, что два раза нам предлагали сверху. Мы делаем что хотим, ставим спектакли на любые темы, без оглядки. Сделать с нами ничего нельзя — механизма закрытия негосударственого театра сейчас не существует. Мы играем по 50–60 спектаклей в месяц на двух арендованных площадках, у нас удивительная публика и головокружительные творческие планы на следующий сезон. Но.

Во-первых, искусство театра сейчас очень разнобразно. Театр на большой сцене, с визуальной составляющей — не может существовать без внешней поддержки. Да, камерный театр, где актеры на расстоянии вытянутой руки, — это может быть потрясающе и сильно воздействовать на зрителя. Но это далеко не все возможности. Современный театр мощно существует и на больших сценах.

…Невольно в негосударственном театре приходится делать поправки — эту пьесу поставить нельзя, она для большой сцены. Этот замысел не воплотить в наших залах на 100 и 50 мест… Эти декорации невозможны, их негде хранить… Тут хорошо бы такой-то свет — но не выдержит проводка в арендуемом подвале. То есть нищета тоже цензура, так получается.

Во-вторых, театр — это социальная институция, особенно в регионах. Государство обязано тратить на него деньги. Театров очень мало, они нужны в каждом городе, в каждом поселке, вот как в Финляндии. И да, никаких отдельных государственных денег нету — это деньги налогоплательщиков. Они общие!

Пусть Минкульт заведет себе собственный частный фонд, Мединский и другие пусть туда скинутся — и тогда будут иметь право объявлять свои приоритеты.

Оригинал Facebook