перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Кинопотери «Любовь» Гаспара Ноэ: Что такое «слишком много»?

Фильм «Любовь» в российском прокате не покажут. Пока его можно посмотреть на фестивалях. Наиля Гольман советует на него сходить и самим постараться понять, чем бы он мог быть опасен широкому зрителю.

Кино
«Любовь» Гаспара Ноэ: Что такое «слишком много»? Фотография: Alchemy

Мерфи американец, он хочет стать кинорежиссером и живет в Париже. Когда-то он познакомился в парке с брюнеткой Электрой. Они любили друг друга как бешеные — развлечения, наркотики, одна на двоих усталость, ссоры, похмелье от шумной жизни. Сегодня Мерфи живет с блондинкой Оми и ребенком, которого та ему родила. Он все еще молод, но теперь его волнует только прошлое. Когда Оми уходит из дома, он достает опиум, закрывает глаза и вспоминает куда-то пропавшую теперь Электру: что она любила, куда они ходили, как они ссорились и как занимались сексом. Особенно — как занимались сексом.

В этом фильме секс синонимичен любви в девяти случаях из десяти. Возможно, именно по этой причине он иногда утомляет и кажется скучным: по замыслу режиссера это часть жизни, а не картинки утилитарно-порнографического содержания. Другое дело, что саму жизнь Ноэ наряжает как может: ярко-красные, ярко-желтые, пестрые, симметричные, красиво подсвеченные кадры в 3D выглядят как набор открыток со стереоизображениями. Но между голыми и одетыми в фильме большой разницы нет — все сняты одинаково нарядно.

Фотография: Alchemy

Это прямолинейное, незатейливое и мощное кино. Страшно эгоцентричное, местами — откровенно китчевое. Но стоит ли пенять на такие детали человеку, который больше двух часов рассказывает трюизмы и показывает гениталии без лишнего стеснения и без всякого чувства меры? Ноэ, давно уже стоящий на позиции придворного буржуазного скандалиста от европейского кино, прекрасно эту позицию осознает и отыгрывает. Его фильм сделан так, что спорить с ним по существу трудно: ты ему слово, он тебе в ответ — красивую голую задницу. Короче, для своего опуса он выбрал средства, соответствующие содержанию, в чем есть и своя логика, и своя красота, и свое остроумие. Это великая история про банальные вещи — великая, потому что огромная и утомительная, примерно как показанный в ней любовный роман. Банальные — потому что, несмотря на эпизодические свингер-клуб, менаж-а-труа и опиум (которому тут придается мистическая важность), никто не делает вид, что это рассказ о каких-то исключительных героях. Это самые обычные люди, и проблема у них самая обычная, одна на всех, — она укладывается в припев старой песни Лаймы Вайкуле: «Когда меня вы любили, я делала все не так». Ничего опасного в таком разговоре вроде бы нет. Министерству культуры так, впрочем, не показалось.

Фотография: Alchemy

Сегодня «Любовь» находится для российского зрителя в двояком статусе: она как бы есть, но ее при этом как бы и нет. Новую картину Гаспара Ноэ показывали на ММКФ и на фестивале в Омске, покажут 1 октября в Петербурге на «Послании к человеку», поставили в расписание в к/т «Пионер» в рамках спецпрограммы «Наконец-то в кино» (формально это тоже фестивальные показы). В общем, увидеть его нельзя, но если очень хочется — то можно. И если месяц назад по поводу фильма, в общем, нечего было особенно высказать, кроме собственного мнения о его художественных качествах, то теперь он неизбежно становится поводом для различных обобщений, потому что попал под минкультовскую цензуру, которая, как известно, существует у нас примерно в том же статусе, только наоборот: ее как бы нет, но она, вообще-то, есть.

Фотография: Alchemy

Для фильма без прокатного удостоверения у «Любви» немало фестивальных показов. Но еще недавно многие искренне надеялись, что прокатное удостоверение фильму каким-то чудом все же дадут. Говорили, будет так: российским правообладателям удастся договориться, сократить сцены секса, фильму прицепят строгий возрастной рейтинг, и хотя бы несколькими экранами он в кино пойдет. В деталях это, впрочем, представить было трудно: из ста тридцати с лишним минут экранного времени сцены секса занимают примерно треть. Куда уж тут сокращать — это слишком много. Мединский, посмотрев фильм, прямо сообщил, что не может найти слов, зато пресс-служба Минкульта нашла, и именно эти: «слишком много» сцен порнографии. То есть разумным решением было бы и правда показать фильм ограниченным количеством сеансов с соответствующим возрастным рейтингом. Тут, кстати, следует уточнить один момент, который иногда остается туманным не только для зрителей, но и для работников кинотеатров: возрастной рейтинг в кинотеатрах — это рекомендательный рейтинг. Это не запрет — это передача права решать старшему. То есть, если на фильм, который не рекомендовано смотреть детям до 16 лет, 14-летний ребенок пришел с собственной мамой, его мама сама решает, пойдет ли сын смотреть опасное кино. Пойдут ли российские граждане смотреть фильм Гаспара Ноэ, решило за них Министерство культуры.

Фотография: Alchemy

Помимо того что это просто обидно и несправедливо, в этом решении чувствуется тот же размашистый почерк, что и в недавних новостях про «ниццкий кинофестиваль «Альтернатива», который собирается незнамо для кого проводить Госфильмофонд на Лазурном Берегу одновременно с Каннами, собрав под своим крылом официально признанный мировым сообществом «второй сорт» — фильмы, отвергнутые крупными международными фестивалями. История в теории как бы и благородная, но на деле абсурдная: для кого, вот серьезно, можно вообще провести в Ницце в мае российский кинофестиваль, пусть даже и с международной программой? Для русских иммигрантов? Для французских пенсионеров? А почему тогда на государственные деньги? А зачем одновременно с Каннами? Чтобы можно было съездить глянуть, что там по соседству на «ангажированном» фестивале мировой величины показывают? В общем, нелепая это затея, а главное — не экономная и совсем не народная, хоть и задумана вроде бы для того, чтобы помочь сирым и убогим. Никакого она отношения к простому русскому человеку не имеет. В отличие, кстати, от фильма Гаспара Ноэ, который много в чем можно упрекнуть — но уж вряд ли в том, что он излишне мудрствует или кому-то тут будет непонятен. Вполне себе народное кино, длинное разве что.

Фотография: Alchemy

Люди найдут, конечно, как получить свое: интернет у них пока никто не отобрал. Но когда «Любовь» дойдет до них в бледном подобии той формы, в какой была задумана автором (на огромном экране, в 3D), желаемого им впечатления она точно не произведет. Сколько бы дюймов ни составляла диагональ вашего экрана, член, который хочет показать зрителю Гаспар Ноэ, не то что больше вашей домашней плазмы — он по задумке скорее всего больше диагонали всей площади вашей квартиры. Как знать, может быть, именно это смутило Министерство культуры. Слишком много — это как-то неприлично, лучше бы запретить. К чему такой размах. Лучше помочь обездоленным. Как-нибудь тихо, с комфортом, в рамках альтернативного кинофестиваля на Ривьере, вдали от непутевого русского зрителя. А то вдруг кто-то из них, отвергнутых враждебными ангажированными фестивалями, окажется не лучше Гаспара Ноэ и тоже решит член на экране показать. Экий получится казус.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить