перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Все, что ты знаешь, — ложь

Смертельные прививки и другие мифы: как относиться к нетрадиционной медицине

Люди
Фотография: Getty Images/Fotobank

Доказываете подруге, что в гомеопатических шариках нет даже молекулы действующего вещества? Ругаетесь с мамой, которая потратила все деньги на магические кристаллы? Мы поможем переубедить тех, кто не прививает детей, боится есть ГМ-продукты и живет по заветам Геннадия Малахова.

Нужно ли переубеждать адепта альтернативной медицины

Этично ли навязывать людям свою точку зрения на медицину и устройство мира вообще? С одной стороны, как обращаться со своим здоровьем, это личное дело каждого. Такое же, как выбор одежды, музыки и политических взглядов. С другой — отказ от вакцинации приводит к смертям детей, которых не успели привить. А покупка чудо-аппарата от остеохондроза, бессоницы и атеросклероза может в итоге стоить накоплений. 

Видео-инструкция «Как не надо говорить с человеком антинаучных взглядов»

«Пытаясь переубеждать, вы можете лишить человека очень важной для него вещи, — говорит педиатр Анна Сонькина, член Европейской ассоциации по коммуникациям в сфере здравоохранения. — Он выпивает лекарство, которое не может работать по определению, и у него здорово срабатывает эффект плацебо. Без этой пустышки человек может дольше и тяжелее болеть». Другими словами, нужно несколько раз подумать, прежде чем всерьез взяться за переубеждение человека, главный аргумент которого — «а мне помогает».

Есть и другие обстоятельства, в которых настойчивые советы отказаться от альтернативной медицины нежелательны. «Я знаю, в какой ситуации никогда не стану отговаривать, — рассказывает Анна Сонькина. — Когда неэффективными травами лечатся неизлечимые больные, которые не спорят с тем, что неизлечимы. Они говорят: «Мы будем пить эту травку, потому что ну вдруг». Другая ситуация — когда переубеждать надо: наши герои не только пьют травку, но и вкладывают в это самолечение большую надежду. И тогда вред наносит не сама травка, а тот факт, что им хуже удается подготовиться к будущему».

К «безопасной» категории относятся ситуации, когда человек все понимает, но не может ничего не делать, тогда смысла в споре с ним тоже нет, если выбранное лечение не приносит вреда. Например, керосин, мухоморы, голодание могут ухудшить состояние человека, тогда нужно направить человека к врачу, чья прямая обязанность — объяснить, как не навредить себе.

Когда переубеждать нужно? Когда человек отказывается от эффективного лечения в пользу альтернативного и тем самым вредит себе, ребенку или окружающим. Сонькина рекомендует в таком случае найти хорошего доктора, так как у него больше шансов подобрать нужные слова. «Но даже врачам, которые по определению эксперты в области медицины, очень сложно переубедить некоторых людей, объяснить им, что прививки помогают, а гомеопатия неэффективна».

Как переубеждать

Вы показываете графики, доказывающие пользу вакцин, ссылаетесь на масштабное исследование, в котором гомеопатия никак не доказала свою эффективность, но человек все равно идет в аптеку за «Оциллококцинумом» при первых признаках простуды и не прививает своего ребенка. Как действовать? Врачи и психологи советуют затевать разговоры о научном подходе к различным вещам еще до того, как человек начал свято верить в силу биорезонансной терапии и отказываться от пастеризованного молока. Установлено: принимая решение о вакцинации своего ребенка, практически все родители очень внимательно относятся к мнению окружающих. Другими словами, подруги и родственники играют важную роль в том, будет ли ребенок привит. К мнению педиатра родители прислушиваются реже. 

Как говорить с сомневающимися

Большинство людей не занимает радикальных позиций по вопросам здоровья, поэтому сомневаются. Неподготовленному человеку трудно отделить научную информацию от лженаучной. «Под агрессивную пропаганду может попасть кто угодно, — говорит Сонькина. — Например, антипрививочное движение. Я специально ходила на лекцию Галины Червонской (православный вирусолог без научной степени, выступает за полный отказ от вакцинации, включая дифтерию и брюшной тиф, выпускает книги в стиле «Прививка смерти», пользуется популярностью на форумах ошарашенных будущих мам, зарабатывает семинарами. – Прим. ред.). Признаки пропаганды были очевидны: подтасованы факты, многое недосказано, идет игра на болевых точках (в стране антизападные настроения? отлично, самое время сказать, что Запад хочет нас отравить своими вакцинами). Я знаю массу врачей, которые это проглотили».

Как говорить с теми, кто пьет заряженную воду и ест гомеопатический чеснок:

01

Понять человека

«Люди чаще всего искренне заблуждаются, — объясняет Анна Сонькина. — Они действительно волнуются за своего ребенка, они не хотят, чтобы у него был аутизм (сайт «Какие прививки приводят к аутизму» дает обстоятельный ответ на этот вопрос). Чтобы переубедить человека, нужно понять, чего именно он боится. Иногда вообще удается докопаться до главных причин. «Опять этот бред» и любые похожие фразы — не лучший способ начать разговор. «У меня есть мысли на этот счет. Если хочешь, давай поговорим», — гораздо более удачный вариант. «Надо отталкиваться от картины мира того человека, которого ты пытаешься переубедить. Любой другой способ создает противостояние, при котором все аргументы летят мимо», — объясняет Сонькина.

02

Подключить эмоции и рассказать про свой опыт

«Очень важно провести беседу в эмоциональном ключе, — говорит педиатр, директор образовательного центра вакцинопрофилактики Детской больницы Филадельфии (США) Пол Оффит. — Я обычно говорю родителям, отказавшимся от вакцинации: «Не ставьте меня в положение, когда я провожаю вашего ребенка из кабинета в более опасный мир, чем мог бы. Я знаю, какому риску подвергается его жизнь, и у меня не получается заботиться о нем так, как я должен».

03

Быть теоретически подкованным

Обычно разговоры о гомеопатии, прививках, ГМО и «всякой химии» шаблонны. Все аргументы, контраргументы и контрконтраргументы, по большому счету, известны. Поэтому перед соответствующим разговором лучше освежить свои знания и почитать труды известных популяризаторов науки и вообще новости по теме. Например, не так давно гомеопатов поймали на том, что они кладут в свои препараты антибиотики и никого об этом не предупреждают (а на пенициллин бывает, между прочим, серьезная аллергическая реакция).

04

Не запугивать

В научном журнале Pediatrics было опубликовано исследование, в котором родителям, по-разному относящимся к прививкам, рассказывали о вакцинации четырьмя способами. Первой группе давали текст о том, что риск заболеть корью, краснухой и свинкой после соответствующей прививки снижается. Второй группе рассказывали устрашающую историю женщины, чей сын заразился корью, слег с температурой 41°С и чуть не умер. Третьей группе показывали фотографии заболевших корью детей. Четвертой — рассказывали о весомых научных доказательствах, опровергающих связь вакцинации и аутизма. В итоге на родителей, негативно относящихся к вакцинации, ничто не повлияло. Более того, второй и третий подходы усилили их антипрививочные настроения.

05

Говорить честно

Не нужно подтасовывать факты и замалчивать недостатки научного подхода. Как, например, рассказывать о риске побочных эффектов от вакцин? «Я всегда начинаю с того, что риски есть всегда, — говорит Анна Сонькина. — Вот был бы способ взмахнуть волшебной палочкой и сказать: «Ваш ребенок никогда не заболеет полиомиелитом», — было бы здорово. Но у нас таких способов нет, мы можем только сказать: вероятность заболеть после прививки такая-то, а до этого была такая-то».

06

Задействовать логику

Почему люди верят в гомеопатию и БАДы? Во-первых, это нормально — помнить попадания и забывать промахи. Во-вторых, эффект плацебо очень силен. В-третьих, на выздоровление могли повлиять совершенно иные факторы: простуда, как и положено, прошла через неделю сама; подействовало лекарство с доказанной эффективностью, которое принималось параллельно. Если человек по-настоящему верит в конспирологические теории, то переубедить его очень сложно. Установлено, что люди, которые мыслят именно так, могут верить в противоречащие друг другу утверждения. Тут не до логики.

Фотография: Getty Images/Fotobank

Как разговаривать с людьми, не сомневающимися в своей правоте

Пол Оффит очень пессимистично смотрит на переубеждение ярых сторонников антинаучных теорий: «Думаю, я не смогу переубедить 85 процентов тех, кто выступает резко против вакцин. Они просто думают, что ты участник заговора фармкомпаний. В этом случаю я сдаюсь».

Если человек в чем-то убежден, то он ощущает эти взгляды как часть своей личности и в дальнейшем замечает только подтверждения своей правоты. Более того, точка зрения человека заостряется, если ему приходится ее отстаивать. Поэтому Брендан Найэн, профессор политологии в Дартмутском колледже (США) советует в споре выдвигать тезисы, которые не противоречат тезисам противника. Например, выступая за пастеризацию молока, делать акцент на том, что пастеризованное молоко защищает детей от болезней уже сто лет. 

Некоторые вещи очень трудно принять просто психологически. Генномодифицированные продукты безопасны? Нет, не может быть, у них даже название устрашающее, а о методе производства лучше вообще не думать. Научные доводы здесь обычно бессильны. 

Карен Эрнст, руководитель американского родительского движения Voices for Vaccines («За прививки»), много общалась с родителями, которые были убежденными антипрививочниками, а теперь стали выступать за вакцинацию. «По словам этих мам, — говорит Карен, — они поменяли свои взгляды во многом благодаря тому, что рядом были заботившиеся о них люди, которые регулярно рассказывали о важности вакцинации». В качестве такого собеседника может оказаться и педиатр, поэтому нужно помочь своему близкому сразу найти грамотного и терпеливого врача. Кроме того, судя по историям этих женщин, существенную роль сыграли не только разговоры, но и вовремя оказавшиеся под рукой книги «правильных» авторов.

Как общаться со старшим поколением, бабушками и дедушками, которые убеждены, что горчичники и банки избавят ребенка от простуды, а уринотерапией можно вылечить артрит? «Переубеждать бабушек и дедушек гораздо сложнее, чем людей помоложе, — говорит Анна Сонькина. — Люди старшего поколения помнят время, когда медицина была ремеслом, отчасти искусством, где все держалось на личности врача, его опыте. Сейчас медицина доказательная, все держится на исследованиях. Это совершенно новый, незнакомый для них концепт. Есть много врачей, которые до сих пор не поняли, что такое доказательная медицина. А простому человеку это тем более трудно». 

Что делать врачам

Как врачам общаться с пациентами, которые склонны к антинаучным взглядам? Важно быть мягким и не осуждать. Доктору нужно знать, какие травы, БАДы принимает человек по собственному назначению: они могут серьезно повлиять на эффективность препаратов, выписанных врачом. Пациенты обычно боятся говорить, так как знают, что доктор будет резко против, поэтому важно быть лояльнее и, если альтернативная медицина не мешает настоящей, то смириться.

Также известно, что родители хотят услышать от педиатра рассказ о его собственном опыте: «Я прививаю своих детей, потому что знаю — так они защищены от тяжелых болезней». Полезно начинать фразу со слов «Доказано, что лучше всего работает…» Наука все же иногда имеет вес в глазах пациентов. Популярность антинаучных движений в России объясняется во многом тем, что их сторонники звучат гораздо «громче» людей, выступающих за вакцины, ГМО, доказательную медицину и здравый смысл. Поэтому врачам рекомендуется призывать родителей, одобряющих вакцинацию, быть активнее на форумах. Сами доктора тоже должны по возможности больше заниматься просвещением, давать ссылки на сайты, где есть достоверная информация, советовать хорошие научно-популярные книги.

Одна из тактик, которую применяют некоторые врачи, это отказ в приеме тем, кто не хочет прививаться. Подход, конечно, спорный. С одной стороны, так закрываются все пути для диалога, с другой — кто-то из родителей может все же передумать, а другие дети, сидящие в очереди к тому же педиатру, не рискуют заболеть, к примеру, корью.

Что делать журналистам

«Если республиканцы из Конгресса заявят, что Земля плоская, заголовок в «Нью-Йорк Таймс» на следующий день будет таким: «Демократы и республиканцы не могут договориться о форме Земли», — эти слова американского сценариста Аарона Соркина хорошо объясняют, что не так с освещением тем, в которых активны люди с антинаучными взглядами.

«Мантра для журналистов — это баланс, — говорит Пол Оффит. — Но иногда он бывает ложным. В философии, в политике может быть две точки зрения. Когда мы говорим о науке, то там либо доказано, либо нет. Доказано,  что прививки не вызывают аутизм, поэтому равноправное упоминание позиции грамотного педиатра и Уэйкфилда некорректно. Еще 15 лет назад у этой истории было две стороны. Сегодня нет».

И тем не менее журналисты привлекают в качестве экспертов не только ученых, но и активистов без медицинского образования. Например, Дженни Маккарти, звезда реалити-шоу, известная своими антипрививочными взглядами, заявила, что она закончила «Университет Google». Однако это мало кому мешает задавать ей вопросы о вакцинации.

В одном из исследований было установлено, что истории с ложным балансом даже более опасны, чем полностью антинаучные тексты. Этот эффект возникает из-за того, что создается впечатление, будто эксперты действительно разделились во мнении. Именно поэтому журналисты должны внимательнее выбирать людей, которым они дают слово. Если вкратце — просто не беседовать с Галиной Червонской, Ириной Ермаковой и другими проповедниками альтернативной медицины.


Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить