перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Кто здесь власть

Познакомьтесь с женщиной, которая управляет имуществом Москвы

Перемены

В Москве, столице больших денег, Наталья Сергунина занимается тем, что как раз зарабатывает городу большие деньги. «Афиша» узнала у вице-мэра правительства, как Москва переживает кризис, сколько у нее прибыли по сравнению с Лондоном и Нью-Йорком, и чего нам ждать от новых ВДНХ и Праздника Варенья.

Основная задача 36-летнего юриста, вице-мэра по вопросам экономической политики и земельных отношений — делать так, чтобы Москва входила в топ самых экономически успешных городов мира. Сергунина пришла в команду Собянина 4 года назад, до этого работала в Росимуществе. Это она отвечает за запуск нового налога на недвижимость, пересматривает городской бюджет, согласовывает девелоперские проекты, реформирует уличную торговлю, устраивает праздники — Рыбную неделю, Пасхальный дар, Рождественские ярмарки, и курирует один из самых больших проектов — ВДНХ. Все это «Афиша» с ней и обсудила.

Сколько зарабатывает Москва и пошатнулся ли город от кризиса

  • Витрины на Тверской закрыты табличками «Аренда», девелоперы замораживают проекты, из города уходят модные марки — Москва затягивает пояса?
  • Не затягивает. Витрины с табличками «Аренда» — это не признак кризиса, это признак того, что кто-то не хочет терять прибыль, к которой привык. Собственнику проще держать эти помещения, ожидая, что рынок вырастет, чем сдавать в аренду по низкой ставке.

    Наверняка многие попробуют связать пустующие площади с переходом к налогообложению торговых площадей от кадастровой стоимости (этот закон действует с 2014 года. — Прим. ред.). Но магазины на Тверской как раз не вошли в перечень плательщиков налога от кадастра. А на примере торговых центров мы видим, что введение налога от кадастровой оценки заставляет собственников помещений искать арендаторов еще быстрее. В том числе снижая ставки.
  • Город продает треть ЦУМа и магазин «Елисеевский» на Тверской. Кто их может купить? Как эти объекты можно продать в условиях кризиса с выгодой для города?
  • «Елисеевский» еще не выставлен на торги. А что касается продажи 19 тыс. кв. м площадей ЦУМа, то заявочная кампания продлена. Стартовая цена лота составляет 4,3 млрд рублей. Для участия в аукционе необходимо обеспечить задаток в размере 433 млн рублей. Пока аналитики сходятся во мнении, что приобретение площадей в ЦУМе — это неклассические инвестиции. Это хороший редкий объект, который в мировой практике называется трофейным активом.
  • Налог на недвижимость, рассчитанный от кадастровой оценки, — большая и не очень прозрачная тема, в которой горожане до сих пор пытаются разобраться. Так сколько придется платить обычному москвичу, владеющему однокомнатной квартирой?
  • Например, сегодня сумма налога для квартиры площадью 30 квадратных метров в самом начале Ленинского проспекта составляет 193 рубля, а в 2016 году будет 736 рублей в год, что сложно назвать критической величиной для объекта с рыночной стоимостью семь-восемь миллионов. Для большинства объектов по Москве ставка налога составит от 0,1% до 0,15% от кадастровой стоимости, которая наиболее приближена к рыночной. Москвичи, ранее не платившие этот налог по льготам, не будут платить его и впредь. Важный момент — введение налоговых вычетов. Облагаемая налогом площадь помещений уменьшится для всех без исключения граждан. К примеру, для квартиры вычет будет равен 20 кв. м, а для жилого дома — 50 кв. м. В любом случае платежки по новому порядку москвичи получат только в 2016 году. Налог за 2014-й платится осенью 2015 года по старой схеме — от текущей инвентаризационной стоимости. 

  • На чем главным образом зарабатывает Москва?
  • Москва зарабатывает на налогах и на реализации непрофильных активов — это два главных источника доходов. Цифры меняются каждый день. В марте были падения, в апреле уже идет рост, потом компании обращаются за возвратом переплат, которые были сделаны в 2014 году, — опять падение. У Москвы очень живой бюджет.
  • Сколько налогов Москва на самом деле собирает и как эти цифры соотносятся со сборами в других мировых столицах?
  • В 2014 году Москва заработала около 1,5 трлн рублей. 90% общих доходов бюджета — от налогов. Из них налог номер один — на доходы физических лиц, это 42% всех доходов и, если в цифрах, 635 млрд рублей. На втором месте — налог на прибыль организаций, 33% доходов и 503 млрд рублей, соответственно. Среди мировых столиц Москва по общим доходам бюджета занимает третье место (52,4 млрд долларов) после Нью-Йорка и Шанхая. Мы опережаем Берлин, Лондон и Париж. Уступаем лидерам только из-за того, что в структуре бюджетов развитых городов высока доля имущественных налогов. Нас часто ругают за то, что мы ввели систему налогообложения имущества от кадастровой стоимости, а между тем это мировой опыт. Большие города не живут только за счет налогов от прибыли нефтяной отрасли. Что в городе самое дорогое? Земля, недвижимость, рента. Пока мы поэтапно к этому переходим. Нам важно, чтобы в Москве работали предприниматели с хорошим доходом, чтобы жили люди, получающие высокую зарплату, — это обеспечит стабильный экономический рост. Чем больше люди в городе зарабатывают, тем больше город получает налогов.
  • Хорошо, а экономить нам на чем приходится? 
  • Стратегия Москвы — не выживание, а развитие. Мы проверяем все контракты выше трех миллионов рублей, ведем переговоры с поставщиками по ценам, снимаем все конкурсы, которые можно отложить. Но это не касается продовольствия и медикаментов. Все запланированные социальные обязательства мы исполняем. Бюджет города, по сути, делится на три части: социальные обязательства (эта часть остается в прежнем объеме), инвестиционные программы и стройки (город понимает, что не может сейчас оставить в каком-то незавершенном формате стройку, — поэтому мы продолжаем тратить) и расходы на так называемое текущее содержание. Пока бюджет Москвы остается без изменений. 

Фотография: Алена Винокурова

 Сколько стоят московские праздники

  • Нет ли планов сократить расходы, например, на пышные городские праздники?
  • Как в Москве формируется бюджет праздничных мероприятий? В большинстве случаев — благодаря бизнесу. Многие спрашивали, зачем мы приглашали иностранных музыкантов на праздник варенья (речь о бесплатных концертах на Лубянке, куда приехали Крейг Дэвид, Крис де Бург и рэпер Эйкон. — Прим. ред.), зачем устанавливали световые объекты на Пасху (речь о мерцающих светодиодами яйцах, которыми был украшен центр Москвы. — Прим. ред.). И мы объясняли, что не мэрия платит за праздник, а инвесторы. Основной вклад — это инвестиции предпринимателей. Кроме того, праздники — окупаемая история. Просто ее невозможно сосчитать так прямо — вот тебе рубль, а вот два. Во-первых, праздники создают рабочие места — дворники, электрики, продавцы, охранники, во-вторых, дают возможность российским малым предприятиям найти стабильную площадку сбыта, в-третьих, создают положительный имидж столицы — как центра мирового туризма, в-четвертых, генерируют мощнейшие людские потоки, которые задействуют другие элементы городской инфраструктуры — магазины, рестораны. Все это монетизируется и поступает в городской бюджет в виде налогов.
  • В Москве любят торжества с размахом — куличи весом в тонну, «Рыбная неделя» и рождественские ярмарки. Сколько денег на это тратится и нужно ли измерять праздник в деньгах? 
  • Мы проводим праздники с тем размахом, который востребован москвичами.
  • А как вы понимаете, что им нужно?
  • По каждому мероприятию мы проводим исследования: кто приходил, что смотрел, где покупал. Например, так мы определили, что горожанам нравятся арт-объекты. Москвичи очень любознательные — им нравятся проекты, в которых они могут чему-то научиться, что-то узнать, попробовать. Меняется время. Меняются технологии, интересы. Я по-своему стараюсь исследовать — прихожу на эти ярмарки со своей дочерью и близкими. Когда им что-то не нравится — они не стесняются в выражениях. Могут достаточно жестко высказаться.
  • Вы ходите на городские праздники? Кроме тех, что сами организуете?
  • Да, вот 6 июня собираюсь на «Времена и эпохи» в парк «Коломенское» (театрализованный фестиваль с античными мистериями, варварами и легионерами. — Прим. ред.). В прошлом году я попала на это мероприятие как чиновник, и мне очень понравилось. В этом году пойду как обычный горожанин.
  • Все помнят московский праздник варенья: он сильно выбивался из формата городских фестивалей, который сложился в последние годы; перекрывать полгорода и выписывать американских рэперов в честь этого не самого столичного продукта — это не странно?
  • Что значит нестоличный? Вот вы едите варенье?
  • Нет.
  • Но в доме есть варенье?
  • В холодильнике банка стоит, да.
  • Найдите мне московскую семью, у которой в доме нет банки варенья. Поэтому с тезисом «это не самый столичный продукт» я не соглашусь. Во-вторых «половина города» — это гипертрофированное восприятие. Тогда перекрыли одну улицу и только на половину дня — кажется, с полудня до вечера. Но опять же, мне кажется, это определенный кайф — гулять летом по Тверской, где-то перекусить, что-то посмотреть, чему-то научиться, послушать музыку. Что касается выбора артистов: мы понимаем, что на мероприятия ходят люди разных поколений. Привези, например, Фаррелла Уилльямса — не все, может быть, поймут. Мы обсуждали возможность приезда Aerosmith. У них много хитов, горожане были бы рады их услышать. Хотя я не уверена, что они будут интересны всем поколениям.

Фаррелла Уилльямса на праздник варенья пока не позовут

Космос и православная Русь

  • Реконструкцию ВДНХ, которую вы курируете, можно назвать одной из самых амбициозных строек века. Пока мы видим, что там проходят опять же городские праздники, работают кафе, фонтаны и каток — а сама выставка будет восстановлена?
  • Мы хотим сделать ВДНХ одним из лучших мест отдыха и развлечений в стране. Из всех павильонов ушла розничная торговля, туда наконец-то возвращаются выставки. Началась глобальная реконструкция павильона №57, одного из известных символов ВДНХ, построенного в 1967 году по проекту архитекторов Виноградского, Докторовича и Зальцмана. Осенью там разместится постоянная экспозиция: «Православная Русь. Моя история. Рюриковичи», «Православная Русь. Моя история. Романовы» и экспозиция, посвященная истории XX века. В этом же году начнется реставрация исторического павильона «Космос». Через три года, в 2018-м, там откроется центр «Космонавтика и авиация». По всем павильонам бывших союзных республик прорабатываются дополнения — мы не хотим, чтобы там просто разместилось кафе или магазин, мы хотим дать людям представление, что это за страны, чем они живут. Развиваем музейный кластер: в павильоне «Мелиорация» разместится Музей кино, а в бывшем павильоне «Культура» — выставочная галерея Русского военного исторического общества. Также в наших планах — ландшафтный парк и океанариум, который станет одним из самых больших в Европе, детский образовательный лагерь и контактный зоопарк.

    Будем строить новый парк аттракционов и колесо обозрения — с использованием самых современных достижений науки и техники, мультимедийных средств и визуализации. Пока смотрим, как это делали в Орландо, Гонконге, Сиднее и Сингапуре. В Москве будет не хуже, а может, даже и лучше. Существующий сегодня на ВДНХ парк аттракционов морально и технически устарел. Некоторые карусели были закуплены в Европе как отслужившие свой срок. Сейчас мы ведем несколько судебных процессов с их собственниками. Можно вспомнить сотни случаев, когда люди застревали на колесе обозрения или других аттракционах и доставать их оттуда приходилось с помощью МЧС. К счастью, трагических случаев не было, но случалось, что люди подолгу мерзли в открытых кабинках на высоте 25-этажного дома. Вспомним, например, случай в сентябре 2013 года, когда пять человек застряли на колесе обозрения на полчаса. Или из недавнего: в марте этого года сломался аттракцион «Мертвая петля» и четыре человека чуть ли не вверх головой висели 20 минут, пока их не сняли сотрудники МЧС. СМИ писали, будто мы хотим лишить москвичей чуть ли ни единственного парка развлечений. Как вы понимаете, это не так.
  • Илья Ценципер и его агентство закончили работу над концепцией. Ее возьмут в работу?
  • Концепция — это рабочий материал. Не было задачи кому-то его продемонстрировать, нам было важно понять, как потоки посетителей распределяются по территории. Мы будем использовать этот материал в дальнейшем — чтобы понимать, как развивать ВДНХ.

Фотография: Алена Винокурова

Должен ли город помогать малому бизнесу 

  • Для малого бизнеса наступило сложное время. Курс доллара колеблется, покупательная способность падает. Вы собираетесь как-то поддерживать городские кафе и небольшие магазины?
  • Наша главная поддержка — не мешать.
  • При этом массовый снос уличных ларьков вызвал противоречивую реакцию у горожан и споры в бизнес-сообществе. Вы довольны тем, как идет процесс?
  • Мы пока проводим эксперимент в рамках ЦАО. Посмотрим, как будет складываться ситуация. Но о каких горожанах и каком бизнесе мы говорим? Если мы берем горожан и бизнес, которые получают черный нал, находясь за палатками, — да, наверное, они недовольны. Потому что ту прибыль, которая у них оставалась, мы планируем получить в городской бюджет. С точки зрения простых горожан, покупать качественную продукцию у ответственного производителя — думаю, они будут довольны.
  • Вам не кажется, что процесс затягивается?
  • Он не затягивается, мы просто стараемся все делать плавно. Бизнес попросил нас: давайте потихоньку.
  • Вы сами в киосках что-то покупаете?
  • Исходя из известной мне информации о том, как хранится такая продукция и кем она продается, — не рискую. Лишние знания — лишние проблемы.
  • А робот «Все сам» Москве правда нужен?
  • Он по-своему интересен. Такая функция тоже имеет право на жизнь. Если он не будет востребован — его и ставить никто не будет. Москвич ведь голосует рублем. Да, есть какие-то ошибки — возможно, такие роботы нужны не во всех районах. Но в любом случае — мы за широкоформатную торговлю. Чтобы она была качественной и чтобы поступления от нее шли в бюджет города.
  • Когда «Митинг киоскеров» в Москве происходит — вас раздражает, что люди вас не поняли, или это для вас сигнал?
  • Это сигнал, что мы кому-то мешаем зарабатывать черный нал. Мероприятие было проплачено людьми, которые теряют свой бизнес. Печально, что за спинами простых людей, пришедших на митинг, стоят владельцы трех компаний, которые его организовали и провели. Эти компании — рантье, занимаются только тем, что пересдают свои объекты в субаренду. При этом у торговцев, которые их арендуют, нет возможности взять эти объекты напрямую у города. Этот порядок мы хотим изменить.
  • Есть ли шанс в Москве у маленького начинающего бизнеса и должен ли город его как-то поддерживать — или нужно нагружать его налогами и административным контролем на общих основаниях?
  • Москва инициировала принятие закона о нулевой ставке налога для налогоплательщиков, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей. Это так называемые налоговые каникулы. Воспользоваться ими могут впервые зарегистрированные предприниматели, использующие упрощенную или патентную систему налогообложения, занятые в производственной, социальной и научной сферах. Кроме того, для представителей малого бизнеса, помещения которых расположены в торговых и офисных центрах, предусмотрен вычет в 300 кв. м по налогу на имущество организаций.
  • Как вы относитесь к заявлению руководителя Департамента торговли Алексея Немерюка, что Москве не нужен фастфуд, а только комфортабельные рестораны?
  • Во-первых, цитата выдернута из контекста. Во-вторых, это вопрос качества. Вот сейчас мы с вами пойдем — там напротив есть дворик со всевозможным фастфудом. Пончики — тоже фастфуд. Я не против пончиков, да и вы, думаю, тоже. И Алексей Немерюк тоже не против пончиков. Не каждый день, наверное, изредка, но все же. Если фастфуд отвечает нормам качества и находится в нужном месте — почему нет?

И о футболе

  • Как город должен выглядеть к чемпионату мира по футболу? 
  • Толерантно и гостеприимно. Дружелюбно. Мы сделаем все, чтобы так и было. Мой идеал — чемпионат мира в Париже, который проходил в 1998 году. Настроение, которое тогда царило в городе, на трибунах, футбол, который показали команды, — это был настоящий праздник. Мне хотелось бы такого же в Москве. В плане строительства для чемпионата делается очень много: начиная с транспортной инфраструктуры — заканчивая строительством гостиничных комплексов и «Лужников». 

О себе

  • Сегодня многие чиновники ведут себя открыто: мэр Лондона ездит на работу на велосипеде и общается с горожанами в твиттере, работник муниципалитета Мехико встречается с уличными художниками и обсуждает совместные проекты. Вас не видно в соцсетях, в интернете о вас немного информации. Почему?
  • Не представляю, чтобы я от «Юго-Западной» до Тверской доехала на велосипеде — я пока не такой активный велосипедист. Но у меня ребята ездят: живут на Соколе и каждый день катаются на Тверскую. По поводу открытости: в России чиновников воспринимают иначе. У меня нет привычки быть публичным человеком. Хочется сохранить свое личное пространство.
  • У вас появился инстаграм — зачем? Что будете в нем публиковать?
  • Это больше попробовать, не знаю, на сколько меня хватит. Пока с интересом слежу за аккаунтами других пользователей. Смотришь зарубежные инстаграмы — там котики, природа. В России с утра рабочие не там раскопали, клумбу не полили — все о проблемах. Мне хочется, чтобы у москвичей было больше позитива.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить