перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Daily
Nightly

Итоги-2014 Xiaomi: компания, которая (возможно) сожрет Samsung и Apple

Филипп Колесник — о внезапном триумфе китайской компании Xiaomi, которая собирается обогнать Apple и Samsung и завалить весь мир дешевыми супертелефонами.

Технологии
Xiaomi: компания, которая (возможно) сожрет Samsung и Apple Фотография: Getty Images/Fotobank

Китайский предприниматель Лэй Цзюнь открыл компанию Xiaomi Tech в 2010 году. Примерно девять ее сотрудников начинали с разработки интерфейса MIUI для Android. Скоро выяснилось, что не на всех телефонах этот интерфейс ведет себя идеально. Поэтому через год они сделали свой первый смартфон Mi1. Затея казалась немного самоубийственной, поскольку ничего особенного, кроме низкой цены и модифицированной OC Android, в нем не было. Инвесторы крутили пальцем у виска. Нельзя же просто так взять и начать выпускать смартфоны, когда недалеко есть Samsung, а рядом Lenovo, Huawei, ZTE, Meizu. А потом случилось чудо. Люди купили больше 7 миллионов Mi1, хотя стартап рассчитывал на несколько сотен тысяч.

Сейчас — спустя каких-то три года — Xiaomi планирует продать 60 миллионов телефонов. В следующем году — 100 миллионов. Летом компания обошла Samsung, главного производителя мобильных, по продажам в Китае, который уже или очень скоро станет крупнейшим в мире рынком смартфонов. Осенью в IDC посчитали, что по тому же показателю Xiaomi заняла третье место в мире, уступая только Samsung и Apple. Инвесторы, среди которых DST Global Юрия Мильнера, недавно оценили компанию в 40–50 миллиардов — больше, чем Sony и Lenovo вместе взятые. Люди проводят с приложениями в телефонах Xiaomi больше времени , чем пользователи айфонов. Допустим, пока только в Китае, но эта новость особенно впечатляет: до сих пор ни один андроид не вызывал такой зависимости, как айфон.

В своем недавнем послании фанатам Лэй Цзюнь нагадал самому себе, что в течение пяти лет его компания построит еще сотню таких Xiaomi, обойдет Apple и Samsung и «станет номером один в мире». Под сотней Xiaomi подразумевается выход на другие рынки. Компания уже начала работать в нескольких азиатских странах (России в планах пока нет). Главная цель — Индия. Для этого Лэй Цзюнь переманил к себе Хьюго Барру, который отвечал за Android в Google, а теперь курирует мировую экспансию Xiaomi. Поверить во все это сложновато — но и в то, что сомнительный стартап, специализирующийся на приложениях для Android, за три года превратится в самого популярного производителя мобильной электроники в Китае, тоже никто не верил. В любом случае история успеха Xiaomi совершенно феноменальная и уже сейчас просится в какую-нибудь духоподъемную бизнес-книжку. Или как минимум требует пояснений по поводу людей, вещей и идей, с этой историей связанных.

Сяоми

Cотрудники Xiaomi c кроликами Mitu

Cотрудники Xiaomi c кроликами Mitu

Фотография: miui.com

Как гласит легенда, сначала Лэй Цзюнь придумал название Red Star (по патриотическим соображениям), но компания с таким названием уже была. Красную звезду, впрочем, пристроили — ее нацепили на ушанку коммунистического кролика Mitu, фирменного талисмана. «Xiaomi» на китайском означает то ли мелкий рис, то ли пшено, и, как объясняет в интервью Лэй, это как-то связано со скромностью и трудолюбием. Поскольку не все в мире способны прочитать название компании даже на латинице, телефоны продаются под маркой Mi — это слово, как гласит другая легенда, означает не только рис, но еще и «mission impossible».

Отдельный и несколько запутанный разговор — как все-таки произносить «xiaomi». Хьюго Барра советовал говорить что-то вроде «show me». Согласно каноническим правилам китайско-русской транскрипции  — «сяоми», и на заводе Hi-P в Сучжоу, где производят некоторые детали для телефонов Mi, один из менеджеров произносил это название именно так. Его горячо поддержал коллега: «Да, да, «щаоми». (Оказалось, что коллега был родом с Тайваня, а они там странные и сами не знают, что вместо «с» произносят «щ».)

Лэй Цзюнь

Фотография: Corbis/All Over Press

К основателю Xiaomi, похоже, навсегда прилипла наклейка «китайский Стив Джобс», но сравнение это по большей части надуманное. Про него вряд ли будут писать такие же увлекательные истории, как про Джобса, вдохновлявшие в молодости самого Лэя на подвиги. Его путь был образцовым и скучным, как хороший график продаж. Не бросал институт, не ездил в Индию за просветлением, не мастерил на дому ЭВМ. Получил техническое образование (в Китае) и больше десяти лет проработал менеджером в пекинской компании Kingsoft, где более-менее успешно копировали майкрософтовский офисный пакет. Дослужился до гендиректора, перепрофилировал Kingsoft в разработчика видеоигр и систем безопасности. В конце нулевых Лэй занялся инвестированием в интернет-компании. Его друг Лин Бин, он же сооснователь и второй по важности человек в Xiaomi, до сих пор удивляется в интервью, зачем Лэй затеял собственный стартап: «Он очень удачно инвестировал. У него было столько денег, что хватило бы на десять жизней».

Лэй Цзюнь ведет презентацию телефона Mi4

Что в его медийном образе действительно напоминает о Джобсе, так это фанатизм и пресловутое внимание к деталям. В Xiaomi Лэй Цзюнь отказался от зарплаты. Он работает с 10 утра до 10 вечера шесть дней в неделю — и по этому же графику работает чуть ли не вся компания. Есть байка, будто он может целый час обсуждать дизайн будильника в телефоне: нужны ли в нем минуты, кто-нибудь вообще заводит его, ну допустим, на 7:37? Когда его спрашивают, скоро ли Xiaomi выйдет на IPO, он говорит, что тогда менеджеры мигом разбогатеют, понакупят дребедени или эмигрируют — и кто тогда будет управлять компанией.

Китайская Apple

Планшет Mi Pad за 200 долларов — гибрид андроида, iPad mini и разноцветных iPhone 5c

Планшет Mi Pad за 200 долларов — гибрид андроида, iPad mini и разноцветных iPhone 5c

Чаще всего Xiaomi критикуют за наглое подражание Apple. Лэй Цзюнь выходит к публике в джинсах и футболке и вставляет в презентации джобсовскую фразу «One more thing». Его верстальщики вообще воруют картинки с apple.com. А за телефоны Mi и интерфейс MIUI, чьи дизайнеры, мягко говоря, вдохновлялись эппловскими образцами, их пока не привлекли только потому, что это Китай, другая планета.

Телефон Mi

Телефон Mi

Но интереснее тут вот что: Xiaomi удалось скопировать не только айфон, айпад и, скажем, Galaxy Note, но и чуть ли не всю линейку воображаемых гаджетов (преимущественно эппловских), которые нам постоянно обещают слухи и журналисты. Помимо прочего, Xiaomi выпускает 49-дюймовый умный телевизор с разрешением 4K (за 650 долларов) и фитнес-трекер Mi Band (за 15 долларов!), а на днях компания анонсировала самый красивый на свете очиститель воздуха. В западной прессе новые устройства Xiaomi встречают, как правило, с удивлением (мощные характеристики, смешные цены), ворчат по поводу заимствований, но обычно все заканчивается вердиктом: вот бы все умели так копировать.

«Живая операционная система»

Еще важнее, что Xiaomi не просто копирует, но довольно удачно переосмысливает старые идеи. Взять их главную программную вещь — андроидовскую интерфейс-оболочку MIUI (произносится «ми-ю-ай»). С точки зрения пользовательского сценария это другая операционная система. Симпатичная и простая, как iOS. Открытая и настраиваемая, как Android. При этом в ней нет этой андроидовской запутанности (из нее, например, убрали внутреннюю папку с приложениями — все они лежат на рабочем столе). В ней нет шума и бессмысленных функций, как в других прошивках (сравните с самсунговским интерфейсом TouchWiz). Зато, если кому надо, есть возможность бесконечно менять оформление, ставить готовые темы и, прости господи, виджеты. Есть целая россыпь приятных мелочей собственного производства вроде кнопки для записи телефонного разговора и определителя скрытых номеров. И еще, если верить ощущениям обозревателей, MIUI работает едва ли не быстрее, чем чистый Android.

Интерфейс MIUI 6 выглядит как iOS в концепциях энтузиастов-дизайнеров

Вот результат: у интерфейса Xiaomi 70 миллионов пользователей. Сообщества добровольцев по всему миру, в том числе в России, занимаются локализацией ее прошивки. Самое поразительное: разработчики собирают жалобы и пожелания пользователей и обновляют MIUI каждую (!) неделю. За это ее называют живой операционной системой. Такую заботу о пользователях не проявляют ни Apple, ни Google — это определенно китайское изобретение. Xiaomi частично делится с пользователями контролем над системой. Те охотно становятся ее бета-тестерами, евангелистами, счастливыми обладателями футболок с кроликом-коммунистом. Лэй Цзюнь в таких случаях говорит про «чувство причастности» и «семью Xiaomi», и судя по всему, эти маркетинговые трюки работают и на популярность компании, и на культ самого Лэя в Китае.

Виртуальная компания

Филиал компании Mi India благодарит покупателей, разобравших партию телефонов за 8 секунд

Филиал компании Mi India благодарит покупателей, разобравших партию телефонов за 8 секунд

Еще надо понимать, что ничего революционного в области технологий или дизайна в Xiaomi пока не придумали. Главное изобретение, объясняющее низкие цены компании, и еще одна причина ее сумасшедшего роста лежит скорее в области дистрибуции. Речь идет о модели флеш-продаж, когда у компании нет магазинов и соответствующих расходов, а товар продается в ограниченные промежутки времени на сайте. Обычно Xiaomi объявляет об очередной партии телефонов (планшетов и прочего) и подогревает ажиотаж официальными мероприятиями или сообщениями в социальных медиа. Собственно, для этого Лэю Цзюню достаточно обновить свой статус в Weibo (китайская реплика твиттера), где у него 11 миллионов фолловеров. К примеру, первая партия Mi4 разошлась за 37 секунд. Сколько в ней было телефонов, неизвестно, но можно вспомнить, что в первой партии Mi3, раскупленной за 80 секунд, было 100 000 телефонов. К тому же у Xiaomi микроскопические расходы на маркетинг, собственного производства нет, и это еще больше снижает цену устройств.

В каком-то смысле это виртуальная компания. Изначально идея Лэя Цзюня была в том, чтобы вообще зарабатывать на продажах одного софта — приложений, игр, тем для оформления MIUI — и продавать устройства по цене, близкой к себестоимости, чтобы люди использовали их как средство для покупки этого самого софта. Идея пока так и не сработала. Как сообщает wsj.com , 94% выручки компании дают продажи устройств и считанные проценты — приложения. Доходы быстро растут (на 84% за последний год) как раз за счет торговли телефонами, причем две трети из них — бюджетные модели Xiaomi. И это само по себе удивительно, поскольку Samsung и Apple приучили всех к мысли, что хороший смартфон не может быть дешевым и уж тем более дешевый смартфон не может стать хорошим бизнесом.

Mi и Hongmi

Тизер Mi4

Xiaomi выпускает два вида смартфонов: дорогие и мощные Mi и Hongmi (они же Redmi, они же Red Rice), дешевые и попроще, к которым этой осенью добавили фаблет Hongmi Note (привет, Samsung Galaxy Note). «Дорогие» означает, что 5-дюймовый флагман Mi4 стоит в Китае 320 долларов. Телефоны Hongmi — 100–150 долларов. Нам удалось недолго повертеть в руках Mi4 с китайской версией MIUI, и если говорить про ощущения, то это едва ли не лучший андроид для тех, кто ищет замену айфону. Он напоминает увеличенный iPhone 4s: тот же металлический обод, та же приятная тяжесть и знакомое чувство, что перед тобою штучная вещь. Еще не арт-объект, но уже не просто электроприбор. Если говорить про технические характеристики, он во многом превосходит iPhone 6 и Galaxy S5, которые обойдутся дороже, даже если покупать Mi4 у спекулянтов.

Некоторый ужас, правда, вызывает оригинальная версия MIUI. Если вы купили телефон в Китае, то в нем, например, не будет сервисов Google. Вообще, все в нем будет немножко из альтернативно-гибридной реальности. Вместо андроидовских приложений — китайские клоны, вместо хранилища iCloud — Mi Cloud, вместо Google Play — собственный апп-стор Xiaomi. Придется ставить английскую или русскую (подготовленную энтузиастами и не совсем идеальную) прошивку с более привычным содержимым. Заниматься такой ерундой захочет не каждый, так что проще, наверно, взять перепрошитый телефон у перекупщиков тысяч за двадцать рублей.

Напоследок, впрочем, хочется заметить, что в китайском языке есть популярное слово «мафан», указывающее на затруднительное состояние, которое в русском обозначается как «напряг». Проблема в том, что более-менее приличная техподдержка у Xiaomi есть пока только в Китае. Даже в Индии, куда недавно компания пришла официально, пишут по этому поводу душераздирающие истории. Поэтому если вы в России и у вас Mi4, то, к сожалению, есть вероятность, что это будет мафан. По крайней мере, пока.

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.