В этом году клубы Медиалиги приняли участие в Кубке России — и выиграли свои первые матчи. Артем Соколов объясняет, почему это еще больше подчеркивает проблемы нашего футбола, но при этом делает его лучше.

Сколько человек смотрит и вообще в курсе 1/256 финала Кубка России? На этой стадии обычно бьются клубы из низших лиг, а за поединками наблюдают, как правило, увлеченные родители, друзья футболистов и особенные патриоты своих городов, коих наберется от 5 до 100 человек. В этом году аудитория только двух матчей разрослась до сотен тысяч человек, благодаря медиаклубам.

Что вообще такое медиафутбол? Если коротко — блогеры собираются вместе, тренируются и играют в футбол, устраивают челленджи и снимают контент для соцсетей. Все это собирает миллионы просмотров, у футболистов сотни тысяч подписчиков, а на матчи нередко собирается больше зрителей, чем на игры команд Первой и Второй лиги.

РФС позвал в Кубок главные клубы — «Амкал» и 2Drots — и, кажется, не прогадал.

Появление медиаклубов в Кубке вызвало неоднозначную реакцию. Якобы это не настоящие футболисты, а матерящиеся на камеру зумеры, а вся эта затея — исключительно ради шоу и хайпа.

Сам по себе Кубок всегда был второстепенным турниром: топы часто играли резервными составами, а интерес болельщиков просыпался ближе к полуфиналу. Да, периодически вспыхивали разные скромные клубы, но происходило это все равно из‑за того, что фавориты не подходили к матчам со всей серьезностью: «Тосно» и «Енисей» играли в финале Кубка 2018 года, а в прошлом сезоне «Алания» выбивала «Зенит». Помнит ли об этом кто‑то, кроме заправских гиков? Вызывали ли эти матчи сильные эмоции и был ли темой для обсуждения у абсолютно всей футбольной общественности? Вряд ли.

«Блогерские» клубы не оставили никого равнодушными. Но главное — они подарили истории, которыми хочется восхищаться, и эмоции, которые останутся с футболистами и болельщиками на всю жизнь. Это и есть настоящий и искренний футбол.

Какая разница, блогер ты или кто‑то еще, если с горящими глазами рвешься на поле?

После победы «Амкала» скептики говорили, что в его составе на самом деле никакие не блогеры, а вполне себе качественные футболисты. Да, за медиаклубы играют ребята с футбольным бэкграундом, но они не тренируются пять дней в неделю и не зарабатывают на жизнь игрой — они просто любят футбол. Нападающий 2Drots Сергей Кутузов занимался в академии ЦСКА, а сейчас работает водителем.

Он же рассказывал, что за попадание в клуб второй лиги несколько лет назад у него просили 250 тысяч рублей. Они не хотят вариться в этой жестокой пирамиде профессионального футбола, а кто‑то, как, например, Алексей Гасилин из «Амкала», и вовсе не может выдерживать такие нагрузки: «У меня металлоконструкция в голеностопе, из‑за этого полностью поменялся бег, колена почти нет».

Для таких ребят немного пошуметь в футболе — настоящее счастье. Я никогда раньше не видел, чтобы люди искренне плакали после выхода в 1/128 Кубка. Гасилин выигрывал юношеское Евро, но сквозь слезы сказал, что победа над «Зорким» подарила лучшие эмоции в жизни. Разве не для этого существует футбол? Чтобы давать шанс, радовать и объединять людей.

Даже если все это было ради хайпа, то широкие массы обратили внимание на Кубок уже на ранней стадии — а ради этого все и затевалось. Приглашение медиаклубов в такой турнир — пожалуй, лучшее решение, принятое футбольными чиновниками, за последние годы.

Медиаклубы упрекают в связи с букмекерами — мол, за большие спонсорские деньги любой добьется популярности. Тогда хочется спросить: а что мешало любому клубу из низших лиг сделать то же самое? Может быть, дело в тотальной закрытости, консервативности и нежелании пробовать новое?

Большинство профессиональных клубов в России играет в скучный и примитивный футбол, и чем ниже лига, тем скучнее. Командами, как правило, руководят угрюмые мужички, которые требуют от подопечных максимальной собранности и серьезности. Футболисты не производят никакого контента, кроме сухих интервью после матча, состоящих из дежурных фраз, которые уже давно выучены наизусть и порядком надоели. Другого появления в медиапространстве практически нет.

Статус профессионала уже давно никого не привлекает. Важно то, с каким желанием ты выходишь на поле, как сильно ты любишь футбол и что ты готов ради этого сделать.

«Амкал» и 2Drots пускают журналистов в раздевалку перед матчем, хотя у профессионалов это считается недопустимым. В медиаклубах можно все: находиться на скамейке и общаться с запасными, снять установку на игру перед матчем. Ребята максимально открыты для публики и показывают свою жизнь за пределами поля, снимают огромное количество оригинального контента. Они шутят и ведут себя максимально раскованно и расслабленно, не стесняются в выражениях и эмоциях — и это привлекает зрителей. Ребята кайфуют и любят футбол — и в этом их преимущество перед профессионалами. Не только в медиапространстве, но и, как оказалось, на поле.

Наш футбол уже давно стал черствым, потерял искренность и связь с народом. Участие (и победы) «Амкала» и 2Drots в Кубке России оголило эти проблемы, но и стало глотком свежего воздуха. Хочется, чтобы история продолжалась.

Подробности по теме
Наш футбол 90-х как культовое кино. Почему он до сих пор важен и интересен
Наш футбол 90-х как культовое кино. Почему он до сих пор важен и интересен