В английский футбол снова приходят большие деньги — на этот раз из Саудовской Аравии. Рассказываем, почему правозащитники против и в чем проблема.

Что произошло?

Самый богатый фонд в мире — Фонд государственных инвестиций правительства Саудовской Аравии (PIF — Public Investment Fund) — покупает английский «Ньюкасл» — скромный клуб из английской Премьер-лиги. Миллиардер Майк Эшли выручил на продаже клуба 300 млн фунтов: он владел «Ньюкаслом» с 2007 года и все это время пытался его продать. Фанаты «сорок» (прозвище клуба. — Прим. ред.) устроили массовые гуляния перед домашним стадионом после информации о смене владельца.

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед Бен Салман
© Bandar Algaloud/Getty Images

Новым владельцем станет наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед Бен Салман — он президент фонда и одновременно министр обороны, а также председатель совета по экономическим вопросам и развитию страны. Ему достанется 80% акций клуба. Бизнес-леди Аманда Стейвли (она же помогала шейхам в покупке «Манчестер Сити») получит 10%, остальные 10% достанутся братьям-миллиардерам Рубенам, членам одной из богатейших семей Великобритании.

Что это значит для футбола?

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед Бен Салман, которому теперь принадлежит клуб, настолько богатый человек, что его состояние существенно превышает состояния владельцев всех остальных клубов АПЛ вместе взятых. Богатые владельцы, как правило, инвестируют большие суммы в состав — покупают топовых футболистов и приглашают известных тренеров. Новые владельцы готовы выложить 190 млн фунтов уже этой зимой, а из игроков, которые, по слухам, могут вскоре появиться в «Ньюкасле», уже можно составить стартовый состав.

Все это значит лишь одно — в английском футболе появится еще больше денег и еще один клуб с большими амбициями.

Зачем шейхи вообще покупают клубы?

Представители богатых стран Ближнего Востока уже давно инвестируют крупные суммы не только в футбол, но и в другие популярные виды спорта — автогонки, бокс и теннис. Покупка футбольного клуба — это своего рода пиар-ход для страны, формирующий положительный образ ее властей. Правозащитники прямо заявляют, что подобные сделки — желание обелить собственный имидж. «Мы с самого начала говорили, что эта сделка — очевидная попытка саудовского правительства отмыть свои ужасающие преступления против прав человека», — говорит генеральный директор Amnesty International Сача Дешмукх.

В случае с Саудовской Аравией и «Ньюкаслом» это еще и диверсификация экономики. PIF уже давно вкладывает в индустрию развлечений (например, владеет акциями Disney и Facebook), поэтому футбол — всего лишь очередная отрасль для инвестиций.

Почему многие против этой покупки?

АПЛ официально выступила против покупки весной этого года и даже вынудила инвесторов свернуть сделку. Дело в масштабном пиратстве трансляций чемпионата. Правами на показ матчей АПЛ на Ближнем Востоке владеет медиагигант beIN, но из‑за разногласий Саудовской Аравии с Катаром, которому принадлежит beIN, его каналы запрещены на территории страны. Саудовская Аравия вышла из положения изящно: там придумали телеприставки beoutQ, с помощью которых сигналы beIN и других каналов просто воруют и перепродают. Из‑за этого Катар выступил категорически против покупки «Ньюкасла» саудитами под угрозой аннулировать действующий контракт (между прочим, более чем на 500 млн фунтов) и потребовал разобраться с пиратством.

Согласно информации издания The Athletic, конфликт удалось уладить: работа beoutQ была прекращена, beIN разрешили вещать на территории Саудовской Аравии и обещают выплатить 1 млрд фунтов в качестве компенсации.

Дело только в пиратстве?

Нет, дело еще и в личности самого Мухаммеда Бен Салмана. Его обвиняют в нарушении прав человека и считают непосредственным заказчиком жестокого убийства Джамаля Хашогги: 60-летний журналист активно критиковал Бен Салмана, был вынужден уехать из страны и убит на территории посольства Саудовской Аравии в Стамбуле. Наследный принц даже косвенно признавал свою причастность к убийству. Но в итоге виновными назвали нескольких работников спецслужб, они были расстреляны.

Нарушения прав человека в Саудовской Аравии активно обсуждаются правозащитниками: организация Freedom House в своем рейтинге гражданских и политических свобод поместила страну на пятое место с конца, а СМИ регулярно сообщают об арестах активистов, представителей религиозных организаций и ЛГБТ. Здесь до сих пор используют удары плетью в качестве наказания за преступления и узаконена смертная казнь, которая проводится публично и с особой жестокостью.

Сделку уже успели прокомментировать в Amnesty International, раскритиковав руководство АПЛ: «Мы призываем Премьер-лигу изменить принцип проверки владельцев и директоров клубов. Сейчас даже тем, кто причастен к серьезным нарушениям прав человека, позволено заходить в английский футбол только потому, что у них глубокие карманы. Фраза „права человека“ даже не встречается в тестах для владельцев и директоров, несмотря на то что английский футбол якобы следует стандартам ФИФА», — заявил генеральный директор Сача Дешмукх.

Подождите, но владельцы «Ман Сити» и «ПСЖ» тоже из арабских стран. С ними все нормально?

Нет. Главным объектом обсуждения является Катар, где в 2022 году пройдет очередной чемпионат мира. Фонду Qatar Investment Authority принадлежит французский «ПСЖ».

The Guardian сообщила, что, после того как в 2010 году страну объявили местом проведения ЧМ, во время работы над спортивными объектами погибло более 6500 рабочих из Индии, Пакистана, Бангладеша и других стран. В Amnesty International грядущий ЧМ и вовсе назвали «чемпионатом мира по позору».

Однако представители Катара заявили, что начиная со старта строительства в 2014 году на объектах произошло лишь три несчастных случая. Кроме того, 35 человек погибли по причинам, не связанным с работой.

Игроки сборной Германии в футболках с надписью «Права человека» перед отборочным матчем ЧМ-2022 против сборной Исландии 25 марта 2021 года в Дуйсбурге, Германия.
© Tobias Schwarz/Pool/Getty Images

А можно как‑то исправить ситуацию?

Некоторые европейские сборные активно выступают против нарушения прав человека в Катаре. Сборная Норвегии выходила на отборочные матчи в футболках с надписью «Права человека на поле и за его пределами», а в местной футбольной ассоциации даже обсуждался вопрос бойкота турнира. Шведская сборная отказалась от проведения тренировочного сбора в Катаре, а главный тренер сборной Дании Каспер Юльманн заявил, что поддержит каждого из своих футболистов, кто решит отказаться от выступления на этом ЧМ. Игроки немецкой сборной вышли на матч против Исландии в футболках с буквами, которые составили фразу «Права человека».

Нападающий сборной Финляндии Рику Риски отказался участвовать в товарищеском матче со шведами, который проходил в Дохе еще в 2019 году. А капитан финнов Тим Спарв написал большую колонку для The Player’s Tribune, в которой сообщил, что общался онлайн с некоторыми рабочими в Катаре: «Я разговаривал с женщиной, которая рассказала, что ей нужно работать по 16 часов в день без выходных».

Шейхи вряд ли перестанут покупать футбольные клубы и вкладывать в них огромные деньги. Единственное, что может сделать руководство АПЛ или любой другой лиги (а лучше и вовсе ФИФА и УЕФА), чтобы обратить внимание на проблему нарушения прав человека, — включить в правила проверки потенциальных владельцев и морально-этическую составляющую.

Подробности по теме
«Пророк Мухаммед не спустился с Небес, его родила женщина»: афганки — о своих правах
«Пророк Мухаммед не спустился с Небес, его родила женщина»: афганки — о своих правах