Организация Women Friendly Company, созданная два месяца назад, собирается отучить от сексизма российский бизнес. «Афиша Daily» поговорила с соосновательницей WFC о том, как российские компании дискриминируют женщин, что с этим делают за границей и почему равенство – это выгодно.
Алена Попова
Предприниматель и общественный деятель, соавтор законопроекта против домашнего насилия, сооснователь стартапов в поддержку женского предпринимательства

Как гендерное равенство помогает компаниям?

Международные исследования показывают, что компании, пришедшие к гендерному равенству, значительно повышают свою эффективность. Важно быть не сексистской компанией просто потому, что основной потребитель в мире — женщины. Они потребляют меньшими суммами, но большим количеством. На женщинах, например, держится весь малый бизнес. Поэтому если компания декларирует женоненавистническую политику, то, по идее, она отторгает своего потребителя. Плюс, если компания также декларирует не friendly-family политику (не ориентированную на семьи. — Прим. ред.), то отторгает еще и мужчин потребителей. Вспомнить только скандал с роликом Московского кредитного банка, где Дед Мороз похищает маму и ведет ее через буераки. Такая позиция постепенно начинает разрушать репутацию компании, а репутация влияет на потребительское решение.

Что такое политика гендерного равенства?

Два года назад меня пригласили на стажировку от журнала Fortune в компанию Ernst & Young. Мне показали компании из разных стран мира, которые продвигают Gender Policy (политика гендерного равенства. — Прим. ред.), и я убедилась, как сильно эта политика влияет на их рентабельность. Внутри многих зарубежных компаний задекларирована поддержка равенства и семьи. Они используют потенциал всех сотрудников, а не только части. Хорошо развитая система частичной занятости мам и пап, а также стимулирование мужчин брать отпуск по уходу за ребенком дают женщине возможность раньше вернуться из декрета. Менторские программы, направленные на повышение квалификации, предполагают дальнейшее продвижение женщин на более топовые места. Мы с Софией АзизянПартнер компании EY, руководитель направления по вопросам кадровой стратегии в СНГ, руководитель программы «Деловые женщины» достаточно давно обсуждали возможность создания подобного проекта, исходя из гендерного разрыва, который мы наблюдали на российском рынке. В ноябре 2017 года Анной РудаковойОснователь всероссийского форума и премии «Женщина имеет значение», партнер компании «Социальные проекты и программы» , нашим третьим партнером, была проведена премия «Женщина имеет значение». На ней она собрала разные компании, у которых есть проекты по поддержке женского лидерства. Все это дало нам толчок для новых рассуждений и действий. Мы начали думать, а как лично мы можем повлиять на решение этой нелепой ситуации экономического неравенства. Так появился проект Women Friendly Company (WFC).

Чем будет заниматься WFC и зачем эта организация России?

Проект запустился два месяца назад, хотя мы его анонсировали в ноябре прошлого года. За это время мы разработали принципы сертификации и приняли «Положение» для нашего сертификата, которое опубликуем в ближайшее время. Наша задача — доказать, что чем более гендерно сбалансированная политика будет применяться внутри компаний, тем выше будет их рентабельность. Мы не просто спрашиваем у компаний, какое у них количество сотрудников, а потом делим поровну рабочие места между мужчинами и женщинами. И не говорим, что при приеме на работу между мужчиной и женщиной всегда нужно выбирать женщину. Мы хотим помочь компаниям разобраться в вопросах гендерного баланса и определить стратегию действий, которая повлияет на их положение на рынке.

Какая статистика будет в России, нам только предстоит узнать. Мы с командой приняли решение идти малыми шагами. Можно считать этот год пилотным: отведем его на проверку нашей гипотезы и отработку стратегий. Для этого до конца года мы хотим сертифицировать максимум 100 компаний. Было бы здорово отработать такой объем, следить за динамикой и, в конечном итоге, выйти на результат.

На женщинах держится весь малый бизнес. Поэтому если компания декларирует женоненавистническую политику, то, по идее, она отторгает своего потребителя

Я думаю, что к переменам готовы все. В России трудоустроены 79% женщин. У нас страна работающих женщин, более того, у нас страна работающих мам. А если учитывать то, что мы уже 13 лет занимаем лидирующую позицию в ООН по количеству разводов, то мы понимаем, что многие трудоустроенные женщины, скорее всего, разведены и могут воспитывать ребенка одни. У нас в стране официально 20 миллионов бедных, и 67% из них — это женщины. При этом 7–9% женщин, живущих за чертой бедности, работают. И общество понимает, что терпеть разницу в 30% заработной платы между мужчинами и женщинами просто невозможно.

Мы собрали все существующие методики в мире, подчеркнули важное, смиксовали. Проводили круглые столы с преподавателями экономических факультетов разных вузов, с психологами и эйчарами. Советовались, правы ли мы в своих формулировках, надо ли что-то исправить. Экспертным советом у нас руководит Анна Белова. Она член совета директоров, бывший заместитель министра путей сообщения, занималась реформой РЖД. Это потрясающий человек в теме социальной ответственности и гендерного баланса. Она, как никто другой, знает о катастрофической нехватке женщин в совете директоров.

На данный момент может прослеживаться позитивная дискриминация при внедрении равенства гендеров внутри компаний. Например это квотирование мест в совете директоров для женщин. Позитивная дискриминация всегда присутствует до момента решения вопроса. Как только этот процесс принимает рыночные отношения и женщины понимают, что они могут занять место в совете директоров, не сталкиваясь ни с какими барьерами, то, естественно, эта позитивная дискриминация просто убирается. По данными Всемирного банка, мы сможем достичь гендерного равенства к 2071 году, если не будем ничего предпринимать, но если же мы будем использовать позитивную дискриминацию, то результат будет достигнут быстрее.

Подробности по теме
Как в обычном российском офисе девушка настроила всех на борьбу с сексизмом
Как в обычном российском офисе девушка настроила всех на борьбу с сексизмом

Что происходит в WFC сейчас?

На данный момент у нас идет набор участников. Есть список компаний, которые мы сами пригласили участвовать в сертификации. А те, кто хотел бы записаться, могут оставить свою анкету на сайте WFC. Нам уже пришло очень много запросов через сайт, мы все их обрабатываем и связываемся с компаниями. Если просто, процесс сертификации выглядит так: компании заполняют свои данные, потом происходит обязательный аудит этих данных. Компания может выбрать себе внешнего аудитора из предложенного списка, либо кого-то из наших экспертов. Далее в обязательном порядке проводится внутренний аудит, чтобы не было так, что компания написала, что у них все замечательно, и мы с удовольствием выдали ей сертификат, а на деле у них все плохо. Нам бы хотелось, чтобы это была прозрачная, честная, чистая история, которая действительно показывает реальную ситуацию. Своим сертификатом в первую очередь мы хотим донести до потребителя или будущего сотрудника, что именно эта компания способствует, чтобы ее работники трудились с удовольствием, чтобы у них была экономическая стабильность.

У нас в стране официально 20 миллионов бедных, и 67% из них — это женщины. При этом 7–9% женщин, живущих за чертой бедности, работают

Можно ли заработать на том, чтобы учить компании быть не сексистскими?

Сейчас мы вообще не говорим ни о каких платных вещах. Думать о коммерциализации чего-либо можно будет после четких выводах о проделанной работе. Если мы выстраиваем стратегию улучшения параметров и видим, что компания финансово стала более адекватной и сотрудничество приносит выгоду самой компании, то это одна история. Но если вдруг мы убедимся, что наша теория не работает, и чем больше гендерное неравенство, тем лучше — совсем другая. Хотя я уверена, что мировая практика сработает и в России.  

У каждой компании процесс сертификации будет длиться по-разному. Например у компании в 5 тысяч сотрудников займет больше времени детализация параметров, нежели у компании поменьше. Или, если у компании все совсем плохо, но мы видим улучшение, тогда мы готовы ей помогать. Мы всячески приветствуем старания. Поэтому этап самой сертификации варьируется, но период действия сертификата и этап его продления одинаковый у всех. Через год после получения сертификата его нужно будет продлить на еще один год. Продление будет зависеть от положения дел в компании. Также мы оставили за собой право отозвать сертификат в случае ухудшения метрик.

По данными Всемирного банка, мы сможем достичь гендерного равенства к 2071 году, если не будем ничего предпринимать

Мы будем анонсировать первый список компаний через пару месяцев. Будем делать отдельные выкладки того, что у нас происходит: какие результаты получаем, к каким нужно стремиться с целью улучшения стратегий. Будем проводить круглые столы с представителями компаний и нашего экспертного совета, для того чтобы обсуждать и искать лучшие практики. Мы считаем, что очень важно делать это публично, поэтому на мероприятия мы также будет приглашать представителей СМИ. В конце года мы хотим представить всю проделанную работу красивым журналом. Также у нас есть дистанционная рассылка, на которую можно подписаться, чтобы получать новости от компаний не только России, но и всего мира. Мы считаем очень важным пропагандировать равенство.  

Как женщина может понять, что находится в условиях гендерного неравенства? И что ей делать в этом случае?

Проектом WFC мы хотим добиться экономической безопасности для женщин и преодолеть такой большой гендерный разрыв в компаниях. В настоящее время женщина сталкивается с большими трудностями на своем рабочем месте. Разница в оплате труда, негативное отношение к декрету и детям, отсутствие продвижения по карьерной лестнице, дискриминация по различным признакам, включая внешность, а также харрасмент. Эти вещи, к сожалению, можно перечислять очень долго. Но я уверена, что если мы проанализируем больше, то увидим другой гендерный дисбаланс. Например, что мужчины во многом ограничены возможностью уходить с работы и сидеть с детьми. И этот баланс тоже нужно выравнивать.

Подробности по теме
«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина
«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина

Сотрудницам и сотрудникам важно помнить о своих правах. Если внутри компании их дискриминируют по какому-либо признаку, то нужно действовать, потому что это прямое нарушение трудового кодекса и конституции. В таких случаях есть определенная система действий. Сначала работник пишет письмо начальнику, в котором излагает суть проблемы, а затем получает официальный ответ. Если конфликт не разрешился, то сотрудник может также обратиться в трудовую инспекцию. Очень хорошо, если на предприятии есть профсоюз, в таком случае стоит обратиться туда. В том же скандале с «Аэрофлотом» стюардесс защищал независимый профсоюз бортпроводников. Если же ситуация дошла до критического момента, то стоит обратиться в суд. Как показывает практика, чаще всего именно коллективные жалобы решаются руководством в досудебном порядке. А высшие инстанции становятся на сторону работников.

Если этот год подтвердит все наши ожидания, то, скорее всего, мы будем делать наш сертификат интернациональным. Мы сможем на международном уровне использовать нашу гипотезу с точки зрения не государства, а бизнеса. Выход на международный рынок нам кажется очень важным шагом. Мы хотим прийти к выводу, как выстраивать эту стратегию выравнивания гендерного дисбаланса внутри компаний. Будет здорово иметь штат сотрудников, которые для любой ситуации и компании смогут построить эту стратегию. Чтобы любая компания могла к нам обратиться, а мы бы сразу могли дать ответ на их вопрос.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!