Мы поговорили с действующими рестлершами из России о том, почему они пришли в этот спорт, как он изменил их жизнь и из‑за чего драться с подругами комфортнее, чем с незнакомыми людьми.

Пайпер Свит

© Из личного архива

Про дебют и травмы

Моя история с рестлингом началась случайно, когда однажды ночью я переключала каналы и наткнулась на шоу WWE. Я даже не поняла, что происходит: большие дядьки в костюмах делали трюки, выпрыгивали за ринг, дрались предметами. Шоу заворожило меня, и я решила, что обязательно попробую себя на ринге. Еще в школе шутила, что если не смогу стать крутым художником и зарабатывать своими картинами, то пойду на ринг. В итоге в 17 лет я переехала из маленького города на Урале в Москву, а дебют случился через полтора года. Все это время я занималась по три-четыре раза в неделю и постоянно перешагивала через страхи, например, за свое здоровье или за причинение боли другому человеку. Сейчас я выступаю на ринге уже два года.

Так как в российском рестлинге, а тем более женском, очень мало людей, все знакомы. Мы с лучшей подругой много раз участвовали в матчах друг против друга. Мне комфортнее работать с хорошими знакомыми, потому что мы можем быстро сориентироваться, если что‑то пойдет не так, и не будем обижаться из‑за травм. Еще у нас в ринге есть свои негласные правила: если мы хотим показать крутое шоу, часто приходится выступать каждые выходные. Поэтому стараемся работать плотно, но не наносить травм. Иногда случается, что на адреналине ты можешь переборщить и ударить слишком сильно, тогда оппонент имеет полное право отплатить тебе той же монетой. В рестлинг-терминологии это называется potato и receipt. Даешь картошку — получай за нее чек. Со мной такое было как раз во время матча с лучшей подругой. Ходили потом вдвоем с гематомами.

© Из личного архива

О самовыражении

Каждого в рестлинг привела какая‑то личная история, все находят в нем что‑то свое. Это способ самовыражения, искусство и терапия одновременно. Когда‑то рестлинг вдохновлял меня, а теперь я пытаюсь стать вдохновением для зрителей. Но, к сожалению, все еще популярно мнение, что женский рестлинг — исключительно фансервис. Мол, не на что тут смотреть, кроме тел. И ты никак не переубедишь людей, хотя в рестлинге девушки часто показывают гораздо более высокий уровень, чем парни. Мы всеми силами стараемся исправить этот стереотип.

Я выступаю в довольно закрытой одежде и даже от коллег периодически слышу, что у меня слишком классная фигура для такого скромного костюма, что мне надо выступать в коротких шортах, лифе и с открытым животом. А я хочу, чтобы люди оценивали мой рестлинг, а не тело.

Чаще всего, когда я говорю, чем занимаюсь, в ответ слышу: «Ты не похожа на рестлера». Люди думают, что мы стероидные машины, которые даже в магазин за хлебом ходят с голым торсом и в масле, судя по всему. Вне ринга я обычный человек, который смотрит аниме, играет в игры, занимается работой, творчеством, дизайном и тату.

Рестлинг очень сильно меняет тебя и открывает огромный простор для развития. Он заставляет тебя много работать над собой и еще больше думать и рефлексировать. Когда я вспоминаю начало своего пути, то понимаю, что благодаря рестлингу стала намного жестче и осознаннее.

Харви Райда

© Из личного архива

О начале карьеры и матчах с подругами

Я узнала о рестлинге еще в начальных классах, но тогда это было просто детским любопытством. Уже позже, в 2016 году, на волне ностальгии я пересмотрела старые выпуски «Титанов рестлинга» и решила найти что‑то похожее офлайн. К моему удивлению, оказалось, что в России есть рестлинг — сразу купила билет и влюбилась в этот вид спорта буквально с первого матча.

Узнав о наборе в школу рестлинга, я захотела попробовать, но долго сомневалась. Искренне считала, что не подхожу даже для занятий, не говоря уже о выступлениях. В итоге решила, что лучше попробовать, чем тоскливо думать «а что, если бы». До того как прийти в рестлинг, я много чем занималась, но ничего из этого меня не цепляло. Если бы я знала, что рестлинг — это мое, приложила бы все усилия, чтобы заняться им как можно раньше.

Чем ближе шоу, тем больше делается упор на персональную подготовку, а не на общую. Отточить свой мувсет (набор часто используемых приемов. — Прим. ред.), проверить, насколько твое тело готово к нагрузкам, придумать, на чем подловить оппонента. День шоу — это подготовка помещения, а еще сплошной стресс с перерывами на шутки и разговоры с другими рестлерами. Последние часы перед матчем тратятся на создание образа и разминку. Волнение есть у всех, и каждый выражает его по-разному: кто‑то сидит и смотрит в одну точку или бегает и кричит, а кто‑то настраивается индивидуальными ритуалами.

На место проведения матча необходимо привезти множество вещей и массивный ринг, собрать его, подготовить помещение, а после разобрать и увезти обратно. Это делают ученики школы и рестлеры. Мы буквально создаем все своими руками.

Несмотря на то, что работа за кадром физически изматывает, у меня всегда остается приятное ощущение от проделанной работы.

Мы неизбежно пересекаемся не только в командных или массовых матчах, но и один на один. А иногда это происходит целенаправленно. Например, я пригласила подругу и командную партнершу Кайли Девин побороться в матче за титул чемпионки израильского промоушена AWO, потому что считала ее самой достойной оппоненткой. В итоге мы дрались, не делая скидок на близкие отношения, ведь в первую очередь мы рестлерши, и от души повеселились.

© Из личного архива

Рестлинг позволяет выражать себя самыми разными и иногда удивительными способами. Человек получает шанс быть тем, кем он по какой‑то причине не может быть в жизни. Это великолепная возможность. К тому же рестлинг очень многогранен, в этом его прелесть и проблема. Часто случается конфликт мировоззрений, потому что одним нравятся сила и борьба, другим — акробатика, кто‑то любит комедию, а кто‑то — кровищу и хардкор. Несмотря на это, место находится каждому. Все мы делаем одно дело и стараемся найти общий язык.

Про женщин в рестлинге

За шесть лет я повидала множество учениц, но до дебюта дошло не больше 20 человек. Часть отсеивается буквально на первой тренировке: это те, кто думает, что тут все легко и не по-настоящему, а оказывается, что надо много и интенсивно работать. У других обостряются старые травмы, и они больше не могут тренироваться, еще бывает, что ученики перегорают или вовремя понимают, что это не для них. За оставшимися я наблюдаю с интересом. Приятно видеть их прогресс, личностное развитие, как загораются глаза, когда что‑то получается.

С большинством коллег у нас складываются хорошие отношения. Мы много времени проводим на тренировочной базе, но иногда встречаемся и вне ее. С этим часто связаны курьезные истории: например, день рождения одной рестлерши закончилось импровизированным мини-шоу. А еще мы любим от скуки устраивать небольшие потасовки в очередях или общественных местах.

Я считаю, что женский рестлинг не уступает по популярности мужскому. Период, когда к нему относились с пренебрежением, давно прошел. Сейчас девушки показывают интересные и яростные матчи, которые приковывают внимание, вызывают ажиотаж и просто удовольствие. Много кто расстраивается, если нас нет на шоу, и это не потому, что им хочется посмотреть на милые лица в коротких костюмах. Такие зрители тоже есть, но у них вряд ли язык повернется сказать, что девушки в рестлинге — это слабый пол и украшение коллектива.

Женский рестлинг у многих ассоциируется с валяниям в грязи или с попытками выдрать волосы. Вроде как «Ну это же девочки, что они покажут?». Очень приятно разубеждать их собственным примером, особенно на межгендерных матчах.

Про реакцию окружающих

Родители не одобряют моего увлечения рестлингом. Когда я призналась маме по скайпу, что у меня скоро дебютный матч, она просто не нашла слов и отключилась. Со временем семья смягчилась и старается поддерживать меня по мере возможности. Непросто объяснить родным, что их дочь не избивают и гробят ее здоровье, а это она нашла свое дело и горит им до мозга костей.

© Из личного архива

Мужчины реагируют по-разному, но чаще удивляются и проявляют любопытство. Им я охотно рассказываю, что такое рестлинг, и приглашаю посмотреть шоу. Есть и те, кто преувеличенно делает из меня монстра. Один знакомый спросил: «Это что же, если я тебя поцелую, ты меня с прогибом кинешь?» Ответила, что за поцелуй без спроса кинула бы его с прогибом, даже если бы не занималась рестлингом. Ну и самая популярная реакция: «Это где на руках борются, да?»

Любопытное наблюдение: если мужчины узнают, что я занимаюсь рестлингом, они меньше нарушают мое личное пространство и меньше панибратствуют при знакомстве.

Зачастую у тех, кто впервые слышит о рестлинге в России, реакция одна: «Фу, постанова, у вас все не по-настоящему!» А у тебя руки и ноги в синяках, лицо в ссадинах. И если такого критика позвать на шоу, он будет выискивать подтверждение своих слов, вместо того чтобы расслабиться и насладиться. Один из аргументов против: «Вы все клоуны. Вот ММА — это да, это настоящий спорт!» Хотя они никогда не конкурировали. Главное отличие рестлинга от других единоборств в том, что он рассказывает историю, эмоционально вовлекает зрителя в происходящее на ринге, показывает противостояние красиво, эффектно.

Ни одно увлечение и работа не повлияли на меня так, как рестлинг. За шесть лет я изменилась в лучшую сторону: стала увереннее, сильнее, свободнее, разобралась в себе. На первую тренировку я пришла зажатой и стеснительной. Думала, что не дойду до дебюта, так как физически и морально для этого не создана. В подтверждение моим опасениям обучение давалось тяжело, пару раз я серьезно собиралась все бросить. Но главное, что принес мне рестлинг, — понимание, что такое быть на своем месте, любить свое дело и им гореть.

Кайли Девин

© Из личного архива

Про осуществление мечты

Можно сказать, что в рестлинг меня затянули друзья. Однажды они приехали ко мне на день рождения, сказали, что сотрудничают с Российской федерацией рестлинга и я обязана туда попасть: «Ты будешь суперзвездой!» И я загорелась. Работала на трех работах, чтобы отложить на переезд в Москву и посвятить себя рестлингу. В 2019-м мне удалось осуществить свою мечту.

Главное в рестлинге — картинка. Прежде всего ты показываешь зрителю определенную историю. Еще у нас есть возможность создавать гиперболизированные версии себя. Например, кто‑то хочет каждый день быть ярким готом, как я, но не может себе это позволить, так как работает в офисе.

Подготовка рестлера — очень тяжелый труд. Мы должны быть готовы к любым поворотам и не бояться их, даже если оппонент кинет в тебя бетонный блок, бывало и такое. Особенно в России, где публика гораздо кровожаднее, чем в остальных странах.

Удовольствие, которое я испытываю, выходя на ринг, не передать словами. Ты переключаешь свою личность на персонажа, которого ждут зрители. Иногда звенит в ушах от того, что ты сделал невероятную вещь, смотришь на зрителей, а они в полном шоке и экстазе. Это восхищает меня и двигает вперед.

© Из личного архива

О зрителях

Я стараюсь не упоминать, что занимаюсь рестлингом. Обычно реакция всегда одна: «О, это когда руками борются?» Или: «Это же постанова». Не люблю доказывать обратное людям, далеким от этого вида спорта.

Мужчин, которые оценивают рестлинг рационально, очень мало, и, как правило, это или рестлеры, или комментаторы. Чаще парни приходят посмотреть на визуальную составляющую шоу: образ, костюм, фигура рестлерш. Я занимаю руководящую должность в организации и 80% времени, свободного от тренировок и ринга, провожу с командой и руководством. Мечтаю сделать рестлинг основной работой, но, увы, в России это практически невозможно.

Мефисто

© Из личного архива

О победах и подготовке к шоу

В 2014 году я переехала из Петербурга в Москву и записалась в школу рестлинга НФР. Через десять месяцев состоялся мой дебютный матч на празднике Москомспорта в «Лужниках», а еще через десять месяцев я выиграла свой первый чемпионский титул. На ринге я выступаю под именем Мефисто и за несколько лет стала одной из самых титулованных рестлерш в России. До недавнего времени активно выступала за границей, преимущественно в странах Азии.

Мой муж — организатор матчей и рестлер. В день шоу мы приезжаем на арену в районе полудня. Он контролирует подготовку помещения, я же настраиваюсь на выступление, общаюсь с командой и согласовываю идеи с руководством. Как правило, волнение наступает в момент грима, и чем ближе матч, тем оно сильнее.

В России около десяти рестлерш, и все они знакомы. С кем‑то у нас более тесные, дружеские отношения, с кем‑то мы просто коллеги. По собственным ощущениям, чем лучше ладим вне ринга, тем более жестко и безжалостно работаем.

На ринге мы раскрываем свое «я», выплескиваем эмоции и доказываем, что женщины не слабый пол. Прошли времена, когда девушки в нижнем белье таскали друг друга за волосы в бассейне с грязью под крики разгоряченной толпы.

В наше время мы стираем границы и составляем достойную конкуренцию мужчинам. Участвуем в межгендерных матчах, хардкор-матчах, ультражестоких матчах, матчах с лестницами и до первой крови. Раньше их разрешали проводить только мужчинам. Мы вдохновляем девушек по всему миру не бояться косых взглядов и посвящать жизнь любимому делу. В моей карьере было два таких примера. После того как мы с коллегами из России и Азии приняли участие в телевизионном проекте в Индии, в местную федерацию записались несколько девушек, которые сейчас активно выступают на ринге. Так же было и в Непале пару лет назад: нас пригласили на показательные выступления, и противостояние привлекло в местный промоушен трех молодых и талантливых девчонок.

© Из личного архива

О популярности и хобби

Для меня рестлинг — это удовольствие и возможность творить историю. Я первая, кто привез женский иностранный титул в Россию (действующее чемпионство Индии), владела тремя чемпионскими поясами одновременно и стала первой Королевой хардкора. Вместе с коллегой Рамоной мы были первыми рестлершами из России, кто выступал перед многотысячной толпой в Индии, а через год — в прямом эфире национального телевидения в Непале.

Я не могу сказать, что мы мегапопулярны в масштабе поп-звезд, но каждую из нас хоть раз узнавали на улице фанаты. Особенность российской школы рестлинга в том, что мы очень жестко работаем на ринге, не жалеем друг друга.

Помимо рестлинга я пишу книги в жанре юмористического и приключенческого фэнтези. Выкладываю их на литературных порталах под своим настоящим именем. Несмотря на то, что для меня это новый вид деятельности, я уже получаю хорошие отзывы и небольшой, но стабильный доход с книг.

Подробности по теме
«После съемок я понимаю, что могла погибнуть»: каково это — работать каскадеркой
«После съемок я понимаю, что могла погибнуть»: каково это — работать каскадеркой