Поговорили с женщинами, которые не побоялись бросить все и в зрелом возрасте переехать в другую страну, а также попросили эксперта по эмиграции рассказать о том, насколько доступен переезд людям после пятидесяти лет.

«Тоска по Родине — это ложные страхи»

Ирина

63 года, Авсаллар, Турция

Последние двенадцать лет я была доцентом Уральского федерального университета, а всего в сфере образования проработала тридцать восемь лет. В 60 вышла на пенсию, и так произошло, что в этот же год я овдовела. Наверное, решение переехать, в чем‑то было вызвано и изменением в моем семейном положении. Незадолго до этого мы с мужем приобрели недвижимость в Турции. Я очень люблю море, сейчас уже не мыслю свое существование без него, и всю жизнь мечтала жить рядом с побережьем. Мы сравнивали Краснодарский край и Турцию. Пришли к выводу, что за границей жить дешевле, качественнее и комфортнее. Купили квартиру в Авсалларе по 1000 евро за квадратный метр, в Екатеринбурге цены на недвижимость в 2012–2013 году были точно такие же.

Я решила, что осень, зиму и весну буду проводить в Турции, а летом буду возвращаться в Екатеринбург. Когда меня не будет в моей турецкой квартире, там могут отдыхать родственники и друзья — я стараюсь поделиться морем и счастьем с близкими.

Сейчас, когда сажусь на самолет и лечу к себе в Авсаллар, я не чувствую, что с кем‑то рассталась, кого‑то бросила. В любой момент я могу купить билет и улететь обратно. Слава богу, мы живем в открытом и свободном мире, где любой человек может вернуться на родину.

Я в живу в комплексе, построенном специально для иностранцев. Это несколько домов с огороженной территорией, охраной и персоналом, который всегда поможет. Есть инфраструктура: бассейны, тренажерные залы, теннисные корты, спортивные площадки, сауны — все для прекрасного времяпровождения.

В Турции я могу прожить на свою российскую пенсию в 19 200 рублей. Мне хватает этого, например, на здоровую пищу: охлажденное мясо и рыбу, свежие овощи и фрукты круглый год, на обновление гардероба, тем более что теплые вещи здесь не нужны; на какую‑то небольшую бытовую технику, вроде кухонного комбайна. За эти деньги можно даже путешествовать.

В нашем жилом комплексе плата за содержание жилья, по-турецки «айдат», — 285 лир в месяц (примерно 2218 рублей). В айдат входит пользование тренажерным залом, бассейнами, хаммамом, сауной, а также охрана комплекса, спутниковое телевидение в квартире, интернет в зале отдыха, там же есть кинозал, бильярд, настольный теннис, игры PlayStation, детская площадка, теннисный корт. Такой набор услуг есть во всех комплексах для иностранцев. Электричество и вода оплачиваются по счетчикам: в среднем получается 100 лир в месяц. Так что за все жилье я плачу где‑то 385 лир (около 3300 рублей) в месяц.

Мой круг общения в основном состоит из русскоговорящих. Это не только россияне, но и казахи, белорусы, украинцы, киргизы, немцы. Мы вместе отмечаем праздники — собираемся в беседках на территории, пьем чай, поем русские песни.

Я бы не сказала, что у меня здесь совершенно другая жизнь, все-таки привычки и какие‑то традиции остаются. Например, мы лепим пельмени, печем блины, празднуем Масленицу. Мы не стали иностранцами. Уезжая, никто не меняется кардинально.

Мое поколение видело жизнь в двух совершенно разных государствах: Советский Союз и Россия. И если мы смогли прожить две такие разные жизни в двух странах, почему бы не пожить еще одну жизнь — в третьей стране. Я думаю, что тоска по родине — это ложные страхи. Ну откуда ей взяться, если в той же Турции показывают около десяти российских каналов, а с родственниками можно быть на связи каждый день. Мир стал более единым. И эмиграция совершенно не та, что в 20-е годы прошлого века. О той эмиграции мы помним очень много плохого. Сейчас же все совершенно не так.

Подробности по теме
«Я мчу на байке и чувствую себя живым»: 7 историй пожилых искателей приключений
«Я мчу на байке и чувствую себя живым»: 7 историй пожилых искателей приключений

«У меня ощущение, что я всю жизнь здесь жила»

Елена

55 лет Таллин, Эстония

В Эстонии я живу уже пять лет, переехала сюда к мужу. Мы с ним познакомились в интернете. Тогда мой первый брак распался, и моя дочь вдохновила меня на поиск новой любви, посоветовала присмотреться к мужчинам из других стран. Сама дочь в 2013 году уехала на учебу в Берлин и так там и осталась. Я заполнила свою анкету на нескольких сайтах знакомств, при этом у меня не было четкой цели выйти замуж за иностранца и переехать, мне просто было любопытно попробовать. На одном из сайтов увидела фотографию будущего мужа и решила ему написать, у нас завязалась переписка. Мы познакомились в ноябре 2014-го, а в мае 2015-го он приехал ко мне и сделал предложение. Я, конечно, сказала «да». Потом я приезжала к нему в Эстонию летом, затем на Рождество, а в 2016 году переехала туда окончательно.

В России у меня было свое ателье по пошиву одежды. Когда я переехала в Эстонию, открыть снова свое ателье у меня не получилось. Мой муж на тот момент жил в маленьком городе Тюри, и там оно было бы не востребовано.

Еще перед переездом я разослала резюме местным дизайнерам и сразу нашла работу в Таллине. Каждый день в течение трех лет я вставала в пять утра и ехала на работу на поезде, а домой приезжала в восемь вечера.

В 2019 году мы купили дом в Таллине, и с того момента я больше не работала. Я могла бы открыть здесь ателье, но решила этого не делать, потому что выгорела, устала заниматься пошивом одежды и очень захотела сменить сферу деятельности. Мне хотелось найти себя в более прогрессивной профессии. У нас тут есть «Касса по безработице» — специальный государственный орган, который помогает с трудоустройством и выплачивает пособие по безработице. Я встала туда на учет, и мне предложили пройти предпринимательские курсы, бухгалтерские, но я решила пройти курсы по SMM и продюсированию в инстаграме. Сейчас осваиваю новую профессию.

Мне не было страшно, я очень легкий на подъем человек, поэтому мне несложно принимать такие ответственные решения. Я сразу же переезжала раз и навсегда. У меня все складывалось очень легко и благоприятно, может, если бы были препятствия, я бы задумалась, стоит ли это делать. В России у меня осталась мама, брат и сын. Но уезжать скорее не было грустно, ведь каждый человек самостоятельно выбирает свой путь и живет так, как ему нравится.

Когда я переехала, была, конечно, какая‑то притирка с мужем, потому что у нас все-таки разный менталитет: эстонцы более спокойные, размеренные. Но любой человек, если хочет с кем‑то жить, должен учиться понимать другого, принимать его и в чем‑то уступать. У моего супруга очень хорошие друзья, которые приняли меня с распростертыми объятиями. Мы дружим семьями, это окружение очень меня поддерживает.

Я стараюсь учить эстонский, к сожалению, он не очень хорошо мне дается. Муж у меня очень хорошо разговаривает на русском, с друзьями мы тоже общаемся на русском. Мне никто не запрещает говорить на своем языке, но мне хотелось бы больше говорить на эстонском.

В Эстонии мне нравится все: атмосфера, чистый воздух, природа. Нравится, что здесь принято играть в игры. Есть национальная игра новус, ее еще иногда называют «морской бильярд», мы собираемся с друзьями, играем в нее или в крокет, например. Здесь я впервые увидела перелетных птиц, каждый раз смотрю с забвением, как они улетают или возвращаются. Мне нравится, как здесь четко, по часам, ходит транспорт. Вспоминаю, как в России можно было ждать трамвай по сорок минут. Здесь — порядок, культура поведения, взаимоуважение.

По России не скучаю. Не была там с 2016 года и не хочу. Я скучаю только оттого, что здесь нет моих подружек. А так у меня ощущение, что я живу здесь всю жизнь. Здесь мой дом.

«В 45 жизнь только начинается»

Ирина

53 года, Берлин, Германия

Я уехала к мужу в Берлин семь лет назад, тогда мне было 45. Я всегда хотела быть любимой и счастливой, хотела мужа и семью. Мой первый брак, к сожалению, не удался. Свою любовь я искала в интернете, в реальности на это не было времени: очень много работала, чтобы обеспечить семью. Помню, первое письмо моего будущего мужа, он написал мне на русском языке, естественно, с ошибками, и потом предложил и дальше общаться по-русски. Он учил язык еще во времена ГДР, поэтому очень хотел освежить в памяти свои знания.

Сейчас мы говорим на немецком, иногда я говорю на русском, а он отвечает мне на немецком, и мы прекрасно друг друга понимаем. При этом немецкий я года три-четыре не могла нормально учить из‑за проблем со здоровьем. Сейчас мой уровень примерно В2.

Мне было не страшно уезжать из России, не было ощущения, что я все бросаю. Я, наоборот, была счастлива оттого, что все так сложилось. Как говорится, хочешь быть счастливым — будь им. Наверное, если хотеть выйти замуж не за конкретного мужчину, а за страну, то ни к чему хорошему это не приведет. Я же вышла замуж по любви.

Во время переезда самой большой сложностью оказалось расставание с мамой и с детьми. Дети тогда заканчивали бакалавриат, поступали в магистратуру. Семья отреагировала нормально, все поддержали мое решение.

Мама сказала: «Я хочу, чтобы ты была счастливой». Мне было очень больно ее оставлять, я чувствовала себя в какой‑то степени предателем. Но перевезти родителей — задача практически неосуществимая.

Нужно быть богатым человеком, чтобы содержать их и платить большие деньги за страховку. У нас с мужем средний достаток, поэтому я свою маму перевезти не могу. К тому же она человек очень пожилой и не совсем здоровый, переезд чреват для нее последствиями, ей было бы тяжело.

Детей тоже было трудно оставлять, хотя сыновья спокойно отнеслись к моему переезду. Старший сын у меня уже давно здесь, после окончания университета сразу нашел работу в Германии и получил вид на жительство. А младший приехал, посмотрел и сказал, что хочет жить в России. Сейчас живет с моей мамой. Не теряю надежды, что он тоже переедет.

В России я работала в университете, в развивающих центрах, в школе, в общем, всегда была очень занята. А здесь, как только я приехала, образовалась пустота. Но я сразу же записалась на курсы, начала изучать язык, а через восемь месяцев нашла работу учителем музыки в школе, но через год ушла оттуда: мне не понравилось.

Сейчас я даю частные уроки игры на фортепиано и вокала. В основном русскоговорящим, хотя среди учеников есть и немцы. Почему предпочитаю работать с русскоязычными людьми? Ответ прост: я считаю, что учитель должен в совершенстве владеть языком, а у меня еще не настолько высокий уровень немецкого. Никаких трудностей с тем, чтобы начать набирать учеников, у меня не было. У меня есть сайт, я давала объявления, а затем и сарафанное радио помогло. Стоимость занятия поначалу у меня была 15 евро в час, сейчас урок стоит 25 евро, хотя считаю, что это мало. Цена на такие услуги здесь очень разнятся: кто‑то дает урок за 8 евро, кто‑то — за 60.

Сейчас, пока пандемия, я не работаю. Так как я работала частным учителем официально и платила налоги, государство выплачивает мне, как человеку, потерявшему доход в пандемию, деньги. В том году за ноябрь и декабрь заплатили по 500 евро, потом несколько месяцев не платили. Сейчас за несколько месяцев заплатили еще 2000 евро. Пока я не работаю, мы живем на зарплату мужа.

Подробности по теме
«Жила на необитаемых островах»: история девушки, которая одна путешествует в автодоме
«Жила на необитаемых островах»: история девушки, которая одна путешествует в автодоме

После переезда в Германию у меня наконец-то появилось время на увлечения: я начала писать картины. Круг общения у меня здесь разнообразный: есть и эмигранты, и местные, и те, кто родился в семье эмигрантов. Для меня никогда не было проблемой встроиться в новое общество. Я с уважением отношусь к традициям и к стране, в которой я живу. Ну и надо сказать, что Берлин — очень толерантный и многонациональный город, здесь иностранцы не чувствуют себя чужими. Почувствовать себя неуютно в чужой стране можно, только если ты остаешься совсем один, без поддержки и защиты. Конечно, мой муж — это моя опора.

У меня в Германии постоянный вид на жительство, сначала были мысли когда‑нибудь поменять гражданство, но я решила этого не делать. От русского гражданства я не могу отказаться, Россия — моя родина. Ну и потом, никогда не знаешь, как жизнь повернется. Раз в год я приезжаю в Россию, но мне всегда хочется быстрее вернуться в Берлин, я его очень люблю.

По России я абсолютно не скучаю. Я постоянно слежу за тем, что там происходит, смотрю телевизор на русском, на связи с семьей каждый день, с друзьями — в соцсетях, каждый день перезваниваемся, поэтому не чувствую никакой оторванности.

Вообще, мне не нравится слово «эмигрант». Раньше, в Советском Союзе, эмигрантом был тот, кто бежал из страны. И для меня почему‑то это слово ассоциируется именно с этим. А сейчас мир такой мобильный, все путешествуют, работают в нескольких странах, выходят замуж, ездят в командировки. Границы стираются, люди по-другому смотрят на переезд в другую страну.

О том, как выбрать страну для переезда, какие программы доступны для эмиграции в зрелом возрасте и на что стоит обратить внимание, рассказывает эксперт.

Юлия Медведева

Основатель проекта «Эмигрантиста»

Зачем эмигрировать в зрелом возрасте?

Мне кажется, что то, что в 50 сложно решаться на перемены, — это ложный стереотип. Потому что как раз к этому возрасту у людей выросли дети, состоялась карьера — меньше якорей, которые их держат. У них, наоборот, больше мыслей о том, где они будут жить на пенсии, в каком обществе, в каком климате. Это стимулы, чтобы переехать как минимум на российский юг, а то и в другую страну.

При этом, как правило, люди за 50 не ставят себе целью переехать и встроиться в новое общество, они учат язык на уровне комфортной жизни, чтобы можно было поболтать с кассиршей и завести какое‑то знакомство. И они либо ищут знакомых в русскоговорящем сообществе, либо сосредотачиваются на своей семье и ведут уединенный, спокойный образ жизни.

Как выбрать страну?

Покидая родину, важно понимать, как улучшится ваша жизнь при переезде.

Если вы понимаете, что улучшения будут настолько значимые, что сложности эмиграции, затраты и бюрократия того стоят, надо пробовать.

Страну зрелым людям лучше выбирать, во-первых, исходя из пожеланий: климат, география, культура, кухня. Плюс смотреть на финансовую составляющую и на требования иммиграционной службы, чтобы получить вид на жительство.

Если мы говорим о ВНЖ и финансово независимых людях, то самые лучшие страны с приятным климатом, которые выдвигают не очень высокие требования ко въезду, — это Балканы, Азия и Южная Америка. В Азии трудно получить длительный ВНЖ, но можно периодически пересекать границу, чтобы продлять свою туристическую визу. А Балканские страны и многие страны Южной Америки дают ВНЖ пенсионерам на основании не таких уж высоких доходов — от 500 долларов в месяц.

На что стоит обратить внимание при переезде?

Самое главное — то, как организовать получение пенсии или других доходов, если источники этих доходов в России.

Нужно смотреть, есть ли между Россией и страной эмиграции соглашение об избежание двойного налогообложения, которое не допускает налогообложения одного и того же дохода в нескольких государствах. Важно обратить внимание на то, какое отношение будет иметь налоговая инспекция к вашему доходу, не захочет ли новая страна получать за него налоги, потому что в таком случае это может быть очень невыгодно.

Какие программы доступны для эмиграции?

В зрелом возрасте для эмиграции никакие программы не доступны, кроме инвесторских или ВНЖ-рантье — это миграционный документ, который может оформить себе иностранец, обладающий источником доходов в стране происхождения. Поэтому, если у вас нет сбережений, то эмиграция в зрелом возрасте для вас практически недоступна. Редко бывают переезды по работе, и у меня было несколько кейсов переезда по учебе. Самым взрослым студентам в моей практике — 48 и 52 года.

Например, у меня есть один клиент, который в 52 года поступил в университет и переехал в Италию по студенческой визе. Сейчас он учится на втором курсе, ему все очень нравится. У человека были деньги, он хотел переехать в Италию, и этот способ ему подошел. Дальше он планирует закончить учебу и оформить ВНЖ, чтобы остаться. Сбережения позволяют ему не работать и жить на пенсию.

Подробности по теме
«Я не датчанка и не русская»: как живут эмигранты 90-х в Дании
«Я не датчанка и не русская»: как живут эмигранты 90-х в Дании