«Афиша Daily» задала 24-летнему студенту из Африки Сильвестру 9 неловких вопросов о сексе, расизме и бедности, а также узнала, в чем главное отличие россиян от африканцев.

Сильвестр

Студент, живет в России пять лет

Правда ли, что Африка — бедный континент, на котором нет воды и голодают дети?

Моя родина — страна Кот-д’Ивуар. Она находится в западной части Африки, на берегу Атлантического океана. Это очень зажиточная страна по сравнению с другими. У нас есть торговые центры, барбершопы, бары, фитнес-клубы. Но она не настолько богатая, как Россия. У вас люди могут в двадцать лет снимать квартиру, у нас в двадцать пять все еще живут с родителями. У вас можно прожить на зарплату официанта, у нас это только подработка. В Кот-д’Ивуар приезжают рабочие из других стран Африки, как в Москву приезжают люди из регионов. Я приехал учиться в Россию, потому что это престижно и с иностранным дипломом на родине я смогу получить более оплачиваемую профессию.

Какая религия у африканцев? Вы исповедуете язычество и культ предков?

Хоть в экономическом смысле все страны Африки разные, в культурном все африканцы очень сильно похожи. Например, многие исповедуют две религии. Первая — это христианство или мусульманство. Вторая — это анимизм (вера в одушевленность всей природы. — Прим. ред.). Вторая негласно считается важнее, потому что это наша истинная религия, не навязанная колонистами. Мы исполняем обряды. Например, верим, что после двенадцати и до восхода солнца нельзя принимать душ и ванну. Или что перед тем, как выпить [алкоголь], первую рюмку нужно «отдать земле» и вылить на пол. Пятница — день всех наших богов. Это значит, что вы почти не увидите людей на улице, потому все должны отдыхать и не заниматься делами. Мне сложно сказать, что именно означает каждое из этих действий. Раньше этими обычаями задабривали духов, традиций было много. Но теперь многие знания утрачены, подробно об анимизме могут сказать только специалисты. Лично я это делаю, чтобы помнить о том, кто я есть.

Сам я не религиозен, но на моей семье эта многорелигиозность отразилась. В анимизме разрешено многоженство, а в христианстве нет. Мои родители венчались в церкви, но однажды отец привел в дом вторую жену. Маме это не понравилось, и они разошлись. Сейчас у отца неофициально шесть жен и очень много детей. Мама воспитывала меня с моим младшим братом одна. Отец хороший человек, но у него никогда не хватало времени и денег на всех своих жен и детей.

Как в Африке относятся к феминизму и ЛГБТ-персонам?

Не могу сказать про все страны Африки, но в Кот-д’Ивуаре много феминисток и ЛГБТ-активистов. Когда я был маленький, это еще не было распространено, но пять-семь лет назад это стало нормальным. [У нас появилось] много женщин, не зависящих экономически от мужчин. В моем детстве я не мог представить себе женщину, купившую машину. Но моя мама, когда ушла от папы, открыла свой салон красоты, и это было очень необычно. Теперь женщины работают даже на телевидении и в университетах, чиновниками и врачами. К ЛГБТ-представителям агрессия также не проявляется. Но вместе с тем, например, у нас все еще не принято ходить в секс-шопы. Любые интим-магазины замаскированы под какие‑то другие места. Наверное, изменения происходят потому, что к нам приезжает много европейцев. Влияет и интернет: в отличие от России, у нас нет языкового барьера. Мой родной язык — французский. Также я хорошо знаю английский, потому что в соседних африканских странах на нем говорят.

Подробности по теме
«Ребята, я же свой!»: как представители коренных народов Сибири живут в российских городах
«Ребята, я же свой!»: как представители коренных народов Сибири живут в российских городах

Что вы думаете о европейской экспансии?

Экономически нам очень помогает Евросоюз. Но мне кажется, что европейцы все еще захватывают и контролируют нашу культуру. Я считаю, что у всех народов должна быть своя культура, и она заключается не только в танцах и праздниках. Каждый день я помню, откуда я родом, потому что без этого я потеряю свою сущность. Например, я вижу, что многие африканцы, приезжающие из Европы, перестают уважать старших. Им уже не важно благословение родителей, они могут спорить с ними и повышать тон. Мне это не нравится.

Как большинство африканцев, я считаю, что семья — это очень важно. Мать твоей жены — твоя мать. Если моя теща заболеет, я лично буду за ней ухаживать или дам деньги на лекарства. Моя любимая традиция — каждый Новый год мы празднуем всей семьей. Абсолютно всей. В какой стране человек бы ни находился, он обязан приехать на родину. Обычно за столом собирается пятьдесят или шестьдесят человек, празднование проходит на улице.

Есть ли в России расизм?

Есть поблажки из‑за цвета кожи. Например, я занимаюсь боксом и часто замечаю, что меня приглашают в бой или на соревнование, потому что мужчинам интересно со мной побороться. Плюсов намного больше, чем минусов. В Дубае я сталкивался с расизмом каждый день, в России же мне говорили грубые слова всего пару раз за пять лет. Я ничего не чувствую, когда мне говорят «нигер» в России, потому что здесь другой контекст — тут не было рабства. Я знаю, что человек не имеет в виду ничего плохого.

Мне кажется, в России не совсем понимают, что такое расизм. Расизм — это то, как вы общаетесь с людьми кавказской национальности. Я часто это вижу и думаю, что это просто ужасно. Вы очень расистский народ, но не по отношению к африканцам.

Какой возраст сексуального дебюта в Африке?

У нас есть люди, не занимающиеся сексом до брака, но это очень редко: часто они из глубоко религиозных христианских или мусульманских семей. Обычно мы начинаем встречаться и заниматься сексом в среднем с тринадцати-пятнадцати лет. Мой первый раз был в пятнадцать лет.

Секс очень важен для нашей культуры. Например, часто родители используют народную медицину и втирают мальчику-младенцу специальную мазь в гениталии, чтобы у него вырос большой член. Маленьким девочкам тоже втирают мазь, но уже на грудь. Если у мужчины член меньше шестнадцати сантиметров, некоторые родители могут из‑за этого начать переживать, думать, что за него никто не выйдет замуж. Конечно, они не будут сами проверять размер, но в наших семьях принято открыто говорить о сексе. Родители могут напрямую дать подростку советы, как нужно удовлетворять своего партнера. Или поинтересоваться, нет ли [сексуальных] проблем с женой.

Вам когда‑то приходилось сталкиваться в России с тем, что с вами хотели заняться сексом из‑за цвета кожи?

У нас, африканцев, тоже есть такие фантазии о сексе с светлокожим человеком. Считается, что русские и африканские женщины очень разные в постели. Не из‑за цвета кожи, а из‑за культуры. Например, говорят, что русские женщины не такие эмоциональные, как африканские. У нас женщины прямолинейные. Если произойдет конфликт в ресторане, то об этом узнает весь ресторан. Если ты сделал что‑то не так, то африканская женщина не будет ждать, когда вы вернетесь домой, — она все выскажет сразу. В постели темнокожие женщины тоже более раскрепощенные. Если она что‑то увидела в интернете, то сразу предложит это попробовать. В России женщины чаще стесняются. Но зато вы более романтичные: у вас женщины могут зажечь свечи, не торопиться, много целоваться, надеть красивый наряд. Это привлекает.

Правда, что в Африке все еще эпидемия ВИЧ?

Это правда. Думаю, это связано с тем, что мы не любим использовать презервативы. Если мы занимаемся сексом с девушкой в первый раз, то мы их используем. Но если мы начали встречаться и прошел месяц, для женщины [африканки] будет оскорбительно, если мужчина использует презерватив. Это будет означать, что он относится к ней несерьезно. Женщина может попросить справку на инфекции, но ей также придется объясниться, зачем: для нас это не само собой разумеющееся.

Считается, что хороший секс — это когда женщина еще пару дней чувствует, что он был. Когда ты приезжаешь к девушке домой, нужно обязательно предложить ей секс, иначе она решит, что с тобой что‑то не так. Если темнокожая женщина после секса недовольна и не получила оргазм, то для нас это позор. Она может рассказать об этом друзьям, и они будут смеяться.

В чем главное отличие африканцев и русских?

Вы очень депрессивны. Я сильно изменился, когда приехал в Россию. Это замечают и мои родители, и друзья, и я сам. В своей стране я почти не появлялся дома, всегда был с друзьями. И первые два года, когда оказался здесь, звонил знакомым каждый день, мы говорили по несколько часов. В Африке люди очень общительны и дружелюбны. Но сейчас я стал более закрытым. Люблю побыть один, сходить в кино один. Выйти из дома и никому не сказать, куда я пошел. Такое поведение нехарактерно для африканцев. Думаю, в России люди часто испытывают стресс, это их выматывает.

Подробности по теме
«Нужно смотреть дальше цвета кожи»: как в России травят блогерку с африканскими корнями
«Нужно смотреть дальше цвета кожи»: как в России травят блогерку с африканскими корнями