«Три грации» во главе объединенного штаба альтернативных кандидатов, «цепь солидарности» девушек, резонансные ролики о сексизме действующего президента — нет сомнений, что именно белорусские женщины стали символом борьбы за перемены. Поговорили с активистками и авторками фем-видео о том, как белоруски прямо сейчас меняют судьбу родной страны.

Нина Вайсман

Продюсерка и режиссерка, авторка видео «Я белоруска»

То, что во главе протестов оказались женщины, абсолютно нестандартно для Восточной Европы. Это глоток свежего воздуха, потому что страной долгое время управлял человек крайне консервативных взглядов, ярый приверженец патриархального строя. Сейчас Светалана Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова безумно всех вдохновили, в том числе и меня — на создание видео «Я белоруска».

Идея ролика возникла у меня и моей подруги Насти Самойлович достаточно спонтанно, это некоммерческий проект. Мы приглашали девушек для съемки в фем-видео, многие откликнулись после прочтения сценария, — посыл отозвался в их сердцах. Задумка была достаточно простой: нам хотелось не только опровергнуть обидные сообщения, которые транслирует глава государства, но и открыть глаза на те рамки, в которые женщин загоняют с самого детства. Что неправильно учить девочек, какого роста они должны быть, как должны выглядеть и кем работать. Из‑за этого они не чувствуют, что могут быть собой. В процессе создания ролика все участницы осознали свое единство. Поняли, что мы разные, но каждая из нас принимает себя и верит в светлое будущее страны, где нет места абсурдным требованиям к женщинам.

Неприятно, конечно, что после выхода видео количество сексистских высказываний от Лукашенко пополнялось все активнее.

Представительниц объединенного штаба президент называл «овечками», к мирным протестующим обращался как к «наркоманкам и проституткам». Это ужасное неуважение к своему народу.

К счастью, общество меняется и, как мне кажется, постепенно избавляется от сексизма. Когда союз женщин во главе объединенного штаба в народе называют «девочками», такие фразы, как «не будь девчонкой», теряют изначальный мизогинный оттенок.

Правда, проблемы с гендерным неравенством в Беларуси все еще есть. В день выборов я услышала забавный разговор под своим балконом. Дедушка в костюме вернулся с избирательного участка и спросил у друга, за кого тот проголосовал. Друг ему ответил: «А я тебе не скажу». На что дедушка сказал: «А я за бабу». Конечно, такие фразы показывают, что нам еще предстоит воспитывать уважительное отношение к девушкам, но первый шаг сделан: голос дедушка отдал за женщину.

Palinа

Певица, голос видео «Я белоруска»

Мне кажется, Тихановская, Цепкало и Колесникова стали символами протеста в Беларуси во многом потому, что власть недооценила силу женского духа. ЦИК (Центральная избирательная комиссия. — Прим. ред.) допустила Светлану до выборов, не рассчитывая, что она сможет составить какую‑либо конкуренцию действующему президенту.

Хотя на самом деле белорусские женщины всегда были сильными. Несмотря на то, что советская власть якобы даровала феминизм в виде избирательного и других прав, это не отменило патриархального уклада, в котором женщина должна была не только проявлять себя «сильной гражданкой», отрабатывать полный трудовой день и участвовать в жизни партии, но и решать бытовые проблемы, хранить домашний очаг, воспитывать детей. Женщины и сейчас выполняют двойную нагрузку, однако их труд и потенциал недооценен. История Светланы Тихановской показала, что обычная домохозяйка, которая любит своих детей, может влиять на судьбу родной страны. Я думаю, что после выборов этого года никто в Беларуси уже не будет относиться к женщинам так, как раньше.

За последние годы мы часто слышали высказывания президента о том, где место женщины и что она должна делать для семьи и государства. К счастью, общество развивается не по чьей-то указке, а само по себе. Когда очень долго живешь с осознанием, что твой голос в стране ничего не решает, в итоге просто абстрагируешься и пытаешься внести изменения, которые ты бы хотел видеть в Беларуси, в свой быт. Сейчас я вижу, что многие люди уже не ориентируются на гендерную программу, которую предлагает действующая власть, и уважительнее относятся друг к другу, поэтому все меньшее количество женщин считает своим предназначением исключительно готовку борща.

Кристина Ивашина

Организаторка ивент- и PR-проектов, авторка видео «Очнитесь»

Общество, на мой взгляд, лояльно относится к женщинам, поэтому народ достаточно спокойно и легко принял тот факт, что движение перемен возглавили три дамы. В нашей стране много активных белорусок, я и сама работаю, сколько себя помню.

В свете последних событий меня, конечно, берет гордость за наших женщин, которые могут обнять всю нацию и дать людям надежду. Достаточно вспомнить «Цепь солидарности» 12 августа. Тогда в Минске на мирную акцию против насилия вышло много девушек в белой одежде, хотя изначально это была инициатива небольшой группы подруг. В итоге женщины начали выходить на улицы по всей стране. Ощущение того, что все вокруг белое, чистое, мирное и при этом наполнено какой‑то невероятной силой, придает бодрости.

Идея видео «Очнитесь» пришла ко мне как раз во время этой первой акции на площади Якуба Коласа. Я смотрела на наших белорусских девочек, на их чистоту и красоту и поняла, что та ложь, которой окутана сейчас ситуация в Беларуси, должна быть опровергнута. Эти прекрасные люди не заслужили клеветы в свой адрес. Съемки я организовала фактически за три часа. Поразительно было, насколько легко женщины соглашались, хотя среди участниц были и достаточно известные артистки, и блогерки с большой аудиторией. Наверное, так получилось потому, что белорусским женщинам есть за что сражаться: за справедливость, свободу и за светлое будущее. И в этом наша сила.

Екатерина Игнашевич

Фотографка, снимала видеообращения объединенного штаба альтернативных кандидатов

«Цепь солидарности», состоявшаяся 12 августа, — это жест мира. Женщины в белом несли белорусскому народу добро и надежду. Эта акция была против насилия, которое применяли к протестующим. Как по мне, пользоваться силовыми методами против силового государства бесполезно, армия изначально более хорошо подготовлена. Хотелось как раз чего‑то такого — максимально светлого и чистого.

Встречаясь со своими подругами, я часто видела, как они плачут, смотря на кадры избиений протестующих и фотографии пострадавших с гематомами. Боль копилась в белорусских женщинах, у кого‑то она нашла выплеск в этой красивой акции, которую затем подхватила вся страна.

Как только участницы встали в «цепь», к ним тут же приехали два микроавтобуса с ОМОНом и автозак. Естественно, на фоне девочек с цветами автозак смотрелся абсолютно нелепо. Было немного смешно думать, что из машин выбегут силовики и начнут хватать безоружных женщин, которые просто несут мир и не выкрикивают никаких политических лозунгов. Девушки специально не привлекали к акции мужчин, чтобы не подвергать их опасности: сейчас их чаще задерживают и применяют к ним насилие.

Мне кажется, что женщины получили некое преимущество во время протестов: действующая власть не считала их за серьезную силу, способную пошатнуть устоявшийся режим. Но если меня не воспринимают всерьез — я становлюсь смелее. Я отлично понимаю, что меня не будут так же сильно избивать, как парня, поэтому в каких‑то моментах я могу меньше бояться и быть более открытой в своих политических высказываниях.

Подробности по теме
«Любим, можем, победим»: жители Беларуси о протестах, выборах и полицейском произволе
«Любим, можем, победим»: жители Беларуси о протестах, выборах и полицейском произволе