Сегодня, 6 июля, военный суд в Пскове вынес приговор журналистке Светлане Прокопьевой. Суд признал ее виновной в оправдании терроризма из‑за колонки о теракте в Архангельске и приговорил к штрафу 500 тыс. рублей. «Афиша Daily» рассказывает, что это за статья и как комментарии в «ВКонтакте» могут «оправдывать» терроризм.

Что случилось со Светланой Прокопьевой?

7 ноября 2018 года в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» журналистка Светлана Прокопьева анализировала причины теракта в Архангельске. 31 октября молодой человек Михаил Жлобицкий взорвал себя у здания ФСБ — в результате чего были ранены трое сотрудников, а сам Жлобицкий погиб. Прокопьева рассуждала о том, что парень выбрал такой «чудовищный» способ протеста, потому что государство подтолкнуло его к этому. На следующий день текстовый вариант программы был опубликован в виде колонки на сайте информагентства «Псковская лента новостей».

В феврале 2019 года в отношении Светланы завели уголовное дело по части 2 статьи 205.2 УК РФ об оправдании терроризма. В ходе следствия Прокопьеву внесли в список экстремистов и террористов, заблокировали все счета и изъяли технику и документы.

На заседании, которое состоялось 3 июля, обвинение запросило для журналистки шесть лет колонии общего режима и четырехлетний запрет на профессиональную деятельность.

«Мне не страшно критиковать государство. Мне не страшно критиковать правоохранительную систему и говорить силовикам, что они порою не правы. Потому что я знаю, что по-настоящему страшно станет, если я этого не скажу, если никто не скажет», — сказала в своем последнем слове журналистка, не признав вину.

6 июля суд вынес ей обвинительный приговор и назначил штраф 500 тыс. рублей без запрета на журналистскую деятельность.

Что это за статья?

Статья 205.2 за «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма» появилась в Уголовном кодексе РФ еще 12 лет назад по требованию Конвенции Совета Европы. В 2015 году по статье 205.2 было вынесено восемь приговоров, в 2016 году — 47, в 2017-м — 96, а в первом полугодии 2018-го — 50 (более свежих данных пока нет), подсчитала правозащитная организация «Агора».

Некоторые правозащитники считают, что статья «об оправдании терроризма» постепенно приходит на смену частично декриминализированной 282-й статье УК РФ об экстремизме. Об этом говорил, например, глава «Агоры» Павел Чиков: «Дел о призывах к экстремизму и об оправдании терроризма будет больше. ФСБ устранила конкурентов в лице ЦПЭ и СКР (расследующих дела по статье 282) и теперь монопольно рулит уголовками за слова».

Наказание по этой статье предусматривает штрафы в размере от 300 тыс. до 1 млн рублей либо лишение свободы от пяти до семи лет с запретом занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до пяти лет.

Кого еще по ней судили?

По данным Би-би-си, фигурантами дел об оправдании терроризма после взрыва в Архангельске стали как минимум четыре человека, комментирующих это событие.

В начале ноября прошлого года в Калининграде арестовали 24-летнего анархиста Вячеслава Лукичева. Уголовное дело об оправдании терроризма против него было возбуждено из‑за скриншота с предсмертным письмом Жлобицкого, который он опубликовал в своих соцсетях, назвав исполнителя теракта «настоящим героем». Следствие по делу еще идет.

Также в ноябре того же года задержали 52-летнюю активистку КПРФ из города Вытегры Вологодской области Надежду Ромасенко. Женщина также опубликовала пост на странице в «ВКонтакте» с предсмертной запиской Жлобицкого и комментарием «молодец». «Я просто написала глупость, — говорила Надежда. — Я просто не подумала, что на эту мою глупость обратят внимание органы ФСБ. Вот и все. Глупость написала. Впредь писать не буду». Следствие еще идет.

Публицист радикальных взглядов Борис Стомахин был неоднократно осужден за свои статьи и посты. В 2012 году Стомахин был задержан за оправдание терроризма. Причиной заведения уголовных дел стали его статьи, опубликованные в интернете: «Не допустить нового холокоста», «Унтерменшен» и «Памяти шахидов». Тогда его приговорили к шести с половиной годам лишения свободы. Пока публицист отбывал срок, на него завели еще одно дело — из‑за статьи «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!», посвященной взрывам в Волгограде в декабре 2013 года. И суд приговорил его еще к трем годам лишения свободы. 19 сентября 2019 года Стомахин вышел на свободу и, по данным «Медиазоны», покинул Россию. Правозащитный центр «Мемориал» не признал его политзаключенным, однако отметил, что в деле есть признаки политической мотивированности преследования.

Блогер Алексей Кунгуров два года отсидел по статье 205.2. Он был задержан 4 марта 2016 года за пост в LiveJournal с заголовком «Кого бомбят путинские соколы» об Исламском государстве (организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории РФ. — Прим. ред.). «Мемориал» признал Кунгурова политзаключенным.

В Псковской области дело об оправдании терроризма завели на муниципального депутата Аркадия Маркова. Он опубликовал на странице в «ВКонтакте» отрывок из сериала «Игра. Реванш», где главный герой, экс-сотрудник ФСБ, застрелил полковника ФСБ из‑за того, что тот якобы нарушил советскую присягу. Аркадий неоднократно заявлял о непризнании Российской Федерации и называл себя гражданином СССР. Следствие посчитало, что своей публикацией Марков признал насильственно сменить государственный строй. Суд признал его виновным и оштрафовал на 700 тыс. рублей.

В октябре 2018 года ФСБ задержала 19-летнего нижегородца Михаила Герасимова, обвиняемого в оправдании терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК) из‑за провокационных комментариев про Исламское государство, которые молодой человек оставлял с фейковых аккаунтов в «ВКонтакте». Экспертиза показала, что один из постов Герасимова в соцсети призывал к «физическому уничтожению представителей органов государственной власти РФ, уничтожению их имущества».

Подробности по теме
Семейную пару обвинили в госизмене за фото сотрудника ФСБ. Как еще можно предать родину?
Семейную пару обвинили в госизмене за фото сотрудника ФСБ. Как еще можно предать родину?