Недавно петиция об аресте полицейских, задержавших Джорджа Флойда, собрала 17 млн подписей. А полгода назад 3 млн человек подписались против пенсионной реформы в России. «Афиша Daily» поговорила с представителями Change.org и авторами петиций о том, помогают ли подписи решить проблему.

Когда петиции эффективны

По словам юриста Дениса Костина, обращения — единственный официальный способ разговора с органами власти, и он регулируется Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

«Обращение отправляют через официальный сайт ведомства, после чего вам обязаны ответить в течение 30 дней. Но это не значит, что проблему решат. Если группа людей или физическое лицо несогласны с ответом, то можно оспорить его в судебном порядке. Альтернативный способ — петиция, но у нее нет юридической силы, а власти не обязаны отвечать на нее без паспортных данных подписантов. Исключение — сайт Российской общественной инициативы, где каждому необходимо подтвердить свою личность. Минус в том, что [нужное количество] подписей собирается медленно: на региональном или муниципальном уровне они нужны минимум от 5% жителей, на федеральном — от 100 тыс.».

В прошлом году россияне создали почти 38 тыс. петиций на Change.org. Представители сайта рассказали, что они могут быть эффективнее официальных обращений. Например, когда проблема требует срочных мер. Также петиция имеет политическую силу, так как быстро привлекает внимание СМИ, и может стать способом связи, потому что все подписанты оставляют свои контакты.

Какие есть успешные кейсы

Бывший сотрудник Министерства финансов Даниил Махницкий написал самую успешную [в этом году] российскую петицию, в которой просил обнулить полугодовые налоги для малого и среднего бизнеса. Она достигла цели с 375 тыс. подписей.

«Даже учитывая то, что из‑за карантина мы вели кампанию только онлайн, петиция привлекала внимание журналистов, — говорит Даниил Махницкий. — Я убежден, что такая форма коммуникации действует. Я проработал в Министерстве финансов три года и знаю, что есть два типа обращений: теоретические и политические. Ведомство не может учесть политические, потому что это не их зона ответственности: как, например, выделение денег на поддержку бизнеса. Но у них есть служба мониторинга СМИ, которая упоминает петиции с большим числом подписей в справках для руководителей».

Другой пример — майская петиция, в которой просили обеспечить должным уходом волонтеров, заразившихся коронавирусной инфекцией. Все началось с Надежды Евдокимовой из больницы им. Иноземцева: она помогала пациентам, из‑за чего заболела COVID-19, но ей не нашли койку и не оказали срочную медицинскую помощь. Автор петиции Регина Похорская узнала об этом через инстаграм дочери Надежды.

«После того как у Надежды появились признаки COVID-19, ее попросили выйти из заведения, где она работала, и самостоятельно вызвать себе скорую. Затем она попала в нечеловеческие условия: ее продержали в приемном отделении около 15 часов на холодном бетонном полу, потому что не было даже стульев, а потом разместили в проходном коридоре на кушетке, бок о бок с другими заболевшими», — рассказывает Регина.

В первые сутки петицию подписали более 50 тыс. человек. На второй день дочка Надежды связалась с Региной и рассказала, что пациентов накормили, распределили по палатам и выдали им теплые одеяла.

«В администрации больницы уже слышали про петицию и знали, что на следующий день придет проверка. Так и произошло, — говорит Регина. — Я переживала, что будет после ухода проверяющих, но потом мне рассказали, что медсестры благодарили за петицию, так как нагрузка на больницу заметно снизилась».

Зачем подписывать петиции

«Существует стереотип, что люди, подписывающие петиции, не готовы ничего делать на практике, но это не так, — рассказывает глава коммуникации Change.org Аня Айвазян. — Согласно внутреннему опросу [совместно с «Левадой»], 81% подписантов готовы помогать чем‑то еще».

По словам Ани, есть две основных причины ставить подпись. Первая — помощь в визуализации масштаба проблемы. В России рекордное число подписей (2 979 870) собрала петиция против пенсионной реформы. Самая известная — против строительства завода на Байкале: она выиграла со счетчиком в 1 264 100 подписей. А мировой рекорд Change.org — 17 млн за петицию, в которой требуют привлечь к уголовной ответственности четырех полицейских, участвовавших в задержании Джорджа Флойда. Ее создала 15-летняя (согласно правилам Change.org пользователям сайта должно быть не менее 16 лет. — Прим. ред.) школьница из Орегона. В интервью Каллен сказала, что для человека ее возраста петиция — один из немногих способов помочь в решении проблемы.

Вторая — общение участников кампании между собой. На сайте Change.org каждый подписант обязан оставить электронный адрес. И авторы петиций часто связываются с ними, чтобы попросить дополнительную помощь или рассказать, решилась ли проблема.

В апреле этого года Лара Сысоева создала петицию в ответ на инициативу губернатора Петербурга Александра Беглова перепрофилировать онкологическую больницу им. Петрова для лечения COVID-19. Лара выступила против, так как понимала, что сама останется без лечения. Петиция выиграла с 124 тыс. подписей, и работу больницы оставили без изменений. Но для этого потребовалась не только публикация на Change.org.

«Инициативная группа написала всем депутатам Петербурга из Законодательного собрания, — говорит Лара. — А я обращалась к журналистам и дала 17 интервью. Было 15 активистов, а публикации некоторых подписантов-блогеров посмотрели очень много людей. Помогли и модераторы Change.org: после первой тысячи подписей на меня вышла Анна [Айвазян] и в ходе всей кампании отправляла мои контакты СМИ и давала советы, как правильно поступить и кому лучше писать. Мы собрали 100 тыс. подписей за четыре дня».

О похожем опыте рассказал и Даниил Махницкий. После публикации на Change.org он создал сайт-проект «Карта бизнеса, терпящего бедствие», где предприниматели рассказывают о проблемах и необходимой им поддержке. Чтобы собрать истории, он сделал рассылку среди подписантов и предложил им поучаствовать. «Возможно, сайт помог людям сильнее, потому что именно о нем журналисты больше всего спрашивали на интервью», — говорит Даниил, подчеркивая, что без петиции было бы сложнее найти героев.

Подробности по теме
Из кого состоят протесты в США? Отвечает политолог Виталий Шкляров
Из кого состоят протесты в США? Отвечает политолог Виталий Шкляров

Как правильно работать с петицией

Далеко не всегда для победы необходимо собрать миллион подписей: петиция, где жители Барнаула выступили против стройки гостиницы на месте сквера, выиграла с 1800 подписей. Другой пример — 10 тыс. подписантов против сноса пончиковой. На сайте Change.org есть советы, как сделать петицию эффективной: главное — не писать в официально-деловом стиле.

«Если есть личная история, то нужно рассказать ее эмоциональным языком, чтобы получить человеческий отклик, — говорит глава коммуникации Change.org Аня Айвазян. — Есть стереотип, что петиция — бюрократический документ, но это не так. В Change.org это база для общественной кампании. Проблему решает не текст, а подписанты. Вместе с ними автор петиции придумывает инициативы, которые помогают привлечь внимание СМИ и адресата».

Кроме того, нужно определить правильного адресата. «Не нужно обращаться к президенту, если проблему может решить местный чиновник, — говорит Аня Айвазян.— При создании петиции необходимо указать электронную почту адресанта, и ему придет уведомление. Существуют чиновники, которые часто обращают внимание на это. Один из них — Владимир Бурматов, председатель комитета Государственной думы РФ по экологии и охране окружающей среды. Он оставил на сайте множество ответов и рассказал, какие меры принимает его комитет. И активно участвовал в истории со строительством завода на Байкале».

А после победы автору следует подробно рассказать, как это произошло: для этого можно сделать специальную публикацию под петицией. Это поможет сохранить хорошие отношения и связь с подписантами.

«У нас есть функция «Отменить победу», — продолжает Аня. — Бывает, что автор получил ответ от ведомства, но через полгода оно передумало. Тогда можно вернуться, разблокировать петицию и снова связаться с подписантами».

Бывают случаи, когда активисты, победившие с петицией, обращаются к подписантам с просьбой подписать новую по схожей теме. Так, Наталья Аширова рассказала в петиции на Change.org, что у нее адренокортикальный рак (редкая форма онкологического заболевания. — Прим. ред.), которого нет в реестре здравоохранения РФ. Петиция набрала 250 тыс. подписей, и заболевание внесли в список, но позднее выяснилось, что Минздрав не закупил лекарств, и Наталья запустила новую кампанию. Вторая петиция победила с 400 тыс. подписей.

Как Change.org зарабатывает

У Change.org есть два способа заработка: продвижение петиций и клуб друзей. Первый означает, что за сумму от 100 рублей предложение поставить подпись будет появляться возле похожих петиций как таргетированная реклама. Второй дает возможность оформить ежемесячное пожертвование. На сайте Change.org написано, что они — социальный бизнес, и что все деньги уходят на обслуживание сайта и гонорары небольшой команде, которая следит за петициями. Согласно правилам, люди не должны разжигать ненависть, призывать к травле или нарушать авторские права, иначе петиция будет удалена.

«Мы даем авторам советы, как лучше работать с платформой и как превратить петицию в общественную кампанию, — говорит Аня Айвазян. — Самые активные люди возвращаются и создают новые петиции, потому что уже знают, как все устроено, и уже побеждали».

Подробности по теме
Зачем разбираться в политике, когда кажется, что она вас не касается? Отвечает эксперт
Зачем разбираться в политике, когда кажется, что она вас не касается? Отвечает эксперт