По просьбе «Афиши Daily» фем-активистка Настя Красильникова рассказала, чему нас научил скандал с Региной Тодоренко, и объяснила, почему в 2020 году транслировать мизогинию недопустимо ни мужчинам, ни женщинам.

Настя Красильникова

шеф-редакторка компании «Амурские волны» и создательница телеграм-канала «Дочь разбойника»

За выходные случилось невероятное: в России внезапно появился институт репутации. Регина Тодоренко, телеведущая и инстаграм-блогерка с восемью миллионами подписчиков, дала два интервью, в которых утверждала, что жертвы домашнего насилия сами виноваты в том, что их бьют. В разговоре с основательницей PeopleTalk Лаурой Джугелией Регина говорила: «Нужно быть психически больным человеком, чтобы взять камеру и сказать: «Боже, мой муж меня бьет». Что с мозгами происходит в этот момент? А ты не задумывалась, почему он тебя бьет? А что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил? Что ты сделала для того, чтобы он тебя ударил?»

На следующий день Регина дала второе интервью главной редакторке журнала Glamour Иляне Эрднеевой и продолжила развивать мысли: «Психологи доказали, что женщине, к которой применено насилие, нравится быть жертвой. <…> В случае с семейным насилием просто не нужно выбирать такого мужчину. И терпилой все 10 лет не нужно быть тоже».

Бдительная интернет-общественность отреагировала бурно: комментаторы наперебой пытались объяснить телеведущей, что в насилии виноват только насильник. В этом хоре быстро утонуло мнение поклонниц Регины, которые называли ее «мудрой женщиной». Вскоре последовала реакция журнала Glamour: они лишили ее звания «Женщина года», которое Регина получила в прошлом году. Тодоренко дала заднюю и опубликовала в инстаграме пост, уверяя, что она против домашнего насилия, что разобралась в теме и просит всех простить ее за ошибки. Но это не помогло: в понедельник о прекращении сотрудничества с Региной объявил бренд PepsiCo, а затем и Pampers.

Здесь хочется сделать паузу и заметить: я рада появлению в России института репутации. Благодаря «тодоренкогейту»Публичному скандалу. внезапно стало понятно, что у публичных выступлений есть последствия. Если ты упорно (потребовалось, напоминаю, два интервью) транслируешь на огромную аудиторию людоедские взгляды (а обвинять женщин, пострадавших от насилия, в том, что они недостаточно старались, — это именно людоедство), ты можешь лишиться рекламных контрактов и оставить на своей репутации жирное пятно. Возможно, этот кейс станет поучительным, и другие публичные люди в России станут аккуратнее распоряжаться словами.

Тем не менее мне хочется поблагодарить Регину за публичное признание своей ошибки. Это шаг, требующий силы и смелости. Мне сложно поверить, что за несколько часов, прошедших между народным осуждением и покаянным постом, Регина успела так радикально поменять свои взгляды. И все же: она публично заявила, что была неправа, и, хочется надеяться, теперь посвятит какую‑то часть времени более глубокому изучению проблемы домашнего насилия, а то и, чем черт не шутит, помощи женщинам, пострадавшим от рук мужей-тиранов.

Некоторые мои коллеги по активизму сокрушаются, что Регина стала объектом травли, — и это тоже проявление мизогинии. Мол, мужчины, которые практикуют домогательства и насилие (Марат Башаров, Леонид Слуцкий, Павел Прилучный) не подвергались такой критике, никто не рвал с ними контрактов и не лишал их должностей, они по-прежнему остаются рукопожатными.

Это чудовищная несправедливость: трудно описать ярость, в которую я прихожу, когда думаю о том, что огромное количество домашних боксеров не просто остаются безнаказанными, а еще и пользуются популярностью и славой.

Но это не имеет отношения к кейсу Тодоренко: да, она никого не била, но она оправдывала тех, кто бьет. Тот факт, что Регина Тодоренко — женщина, не делает ее слова менее ужасными. Даже наоборот: странно видеть женщину, которая транслирует мизогинию такой мощности в 2020 году.

А еще благодаря ее кейсу появилась петиция, которая призывает лишить Марата Башарова Государственной премии РФ и звания «Заслуженный артист Татарстана» — сейчас ее подписали чуть больше 37 тыс. человек.

Интересно наблюдать, как освещает случившееся российский глянец. Вот журнал Grazia публикует новость, что муж Регины Тодоренко Влад Топалов написал пост об этой ситуации в инстаграме, с заголовком «Влад Топалов наконец защитил Регину Тодоренко от нападок». И этот заголовок возвращает нас к патриархальным ценностям: видимо, вся редакция «Грации» трепетно ждала, когда же муж «защитит» жену, и чем — постом в инстаграме.

Говорят, что Тодоренко «травили пользователи сети», — но сейчас в ее инстаграме отключены комментарии к обоим постам с извинениями, поэтому убедиться в этом нельзя. Удобно, когда есть возможность просто «выключить» вилы народного гнева.

Хочется надеяться, что эта история всех чему-нибудь научит. Звезд — следить за тем, что они говорят, журналы — глубже изучать тех, кого они объявляют «людьми года», бренды — разговаривать со своими амбассадорами и убеждаться в совпадении ценностей заранее. А себя и коллег по фем-активизму поздравляю: наши усилия оправдываются.

Подробности по теме
Почему лидеры мнений должны следить за тем, что говорят? Отвечает Катя Федорова
Почему лидеры мнений должны следить за тем, что говорят? Отвечает Катя Федорова