«Афиша Daily» публикует колонку политтехнолога и политолога Виталия Шклярова, в которой он размышляет о страхе перед коронавирусом и чем нам может быть полезна изоляция от общества.

Виталий Шкляров

Политтехнолог, научный сотрудник Центра российских и евразийских исследований Гарвардского университета

Коронавирус безжалостно захватывает информационную повестку. Отходят на задний план поправки к Конституции, выборы в США, экологические проблемы. И даже приговор Харви Вайнштейну отгремел почти незамеченным. Пока аналитики набирают воздух в рот, чтобы наконец сказать что‑то внятное про проклятую заразу, по просторам интернета расползаются две противоречащие друг другу конспирологические теории.

Первая из них сводится к тому, что СМИ и правительства нарочно раздувают истерию с коронавирусом. На самом деле все не так страшно, а, может быть, вообще никакого вируса нет. Затеяно это светопреставление с конями, чтобы повлиять на цены на нефть, те самые выборы, беженцев, войны или что угодно еще. Вторая гласит, что СМИ и правительства замалчивают истинное положение дел с коронавирусом: на самом деле число умерших в сто тысяч раз больше, а заболевшие вообще не поддаются подсчету. В пользу вторых говорит необъяснимо низкое число официально заболевших, например, в России. В пользу первых — официальные цифры.

Действительно, если оценить нынешние промежуточные итоги коронавируса, то причин для паники вроде бы нет. На 19 марта установлено 211 050 случаев заражения в 158 странах и территориях и 8846 летальных исходов. Вот немного статистики для сравнения. В год от гриппа в мире умирает от 300 000 до 650 000 человек (от 820 до 1780 в день). От такой довольно экзотической причины, как змеиный яд, ежедневно умирает 220–380 человек (от 80 000 до 138 000 в год). В ДТП в мире погибает 1,35 млн человек в год — примерно 3700 в день. От последствий употребления алкоголя, по данным ВОЗ, умирает более 3 млн человек. Из‑за сердечно-сосудистых заболеваний каждый год в мире умирает 17,5 млн человек.

Тем не менее 11 марта ВОЗ объявила, что вспышка коронавируса приобрела характер пандемии. И у нее есть свои основания. Говорят, коронавирус легко может охватить 60% населения планеты. При средней смертности 3,5% — это 188 миллионов потенциальных жертв (для сравнения: население РФ — около 140 миллионов). Причем смертность сильно зависит от своевременной медицинской помощи (в первую очередь от аппаратов искусственной вентиляции легких). Там, где помощь оказывается полноценная, смертность падает до 0,5%, а где ее совсем мало — поднимается до 5%. Меры по сдерживанию пандемии нужны, чтобы распределить нагрузку на медицину.

Если ничего не делать, все заболеют разом, аппаратов ИВЛ на всех не хватит. Если же мы будем болеть постепенно, все по очереди, то нас умрет раз в 10 меньше.

Стоят ли неудобства, связанные с карантином, миллионов жизней? Вроде бы да, если они будут несколько месяцев. А если они растянутся на год или даже на несколько лет? Неизбежное падение экономик всех стран мира тоже может грозить смертью многим тысячам людей. Не говоря о снижении уровня жизни (а вместе с ним и ее продолжительности).

Пока очевидно одно: коронавирус — это первый случай пандемии в современном мире, который характеризуется, с одной стороны, продвинутой медициной, которая вроде бы должна уметь справляться с болезнями. С другой, невообразимым количеством глобальных связей, когда открытые границы приводят к мгновенному распространению заражения, а закрытые — к экономическому краху сразу всех стран.

С другой стороны, повсеместные карантины — это возможность побыть наедине с собой и своими близкими. Понравится ли нам то, что мы увидим? Уменьшение скорости жизни, прекращение этой бесконечной гонки — готовы ли мы к этому? Готовы ли снова читать книги вместо того, чтобы урывками ковыряться в телеграме во время поездок в метро? Готовы ли быть наедине с собой подолгу? Готовы ли заниматься своими детьми? Не от случая к случаю, а каждый день, постоянно, когда нет детских садов, школ, курсов и секций. Может быть, здесь есть и положительная сторона — вдруг окажется, что наши дети и супруги на самом деле интересные люди? И с ними, может быть, приятно проводить время, а не только сталкиваться на пять минут утром и на полчаса вечером. Как насчет устроить конкурс рисунков? Поиграть в буриме (игра, в которой нужно сочинять стихи на заданную рифму или тему. — Прим. ред.) или в «Крокодила»? Забацать, в конце концов, семейную театральную постановку (тем более что на премьеру не обязательно приглашать родственников и соседей, достаточно снять представление на телефон)? Я уж не говорю о том, что месяцев через девять после объявления карантина просто обязана резко подскочить рождаемость. А это — большой позитив!

Подробности по теме
Почему не стоит бояться коронавируса? Интервью с врачом Андреем Бесединым
Почему не стоит бояться коронавируса? Интервью с врачом Андреем Бесединым