перейти на мобильную версию сайта
да
нет
новости

Экс-редакторы Doxa обвинили Владимира Метелкина в абьюзе. Редакция заявила, что была не в курсе

5 мая 2022  18:58

Угрозы в адрес коллег

Экс-редактор Doxa Арина Гундырева рассказала в твиттере об угрозах со стороны автора издания Владимира Метелкина. Он якобы обещал «********* [побить] ногами» ее и еще одну бывшую сотрудницу издания — Татьяну Колобакину.

Кроме того, Гундырева отметила, что с аналогичными угрозами столкнулся и еще один редактор. Им оказался SMM-менеджер издания Виктор Ершов. Он, как и Колобакина, подтвердил слова экс-коллеги.

Колобакина отметила, что Гундырева раскрыла только «часть того треша, что был». Девушка добавила, что «до сих пор в шоке», что Doxa никак не отреагировала на угрозы в адрес Ершова, которые прозвучали в общем чате сотрудников.

«Метелкин буквально в общем чате угрожал коллеге избиением и потом закончил все фразой „Да, я угрожаю тебе насилием, в чем проблема?“. А „Доксе“ норм, и его даже не отстранили».
Татьяна Колобакина
Экс-редактор Doxa

Она подчеркнула, что ей страшно рассказывать о своем конфликте с Метелкиным из‑за его «медийного веса». «Но и молчать нельзя. <…> Есть какие‑то вещи, которые не должны оправдываться — например, угрозы насилием в адрес коллег. Это не внутренние проблемы, если медиа ничего не делает с этим», — сказала она.

Реакция редакции Doxa

В редакции заявили, что ничего не знали об угрозах в адрес Гундыревой и Колобакиной, а агрессию в отношении Ершова осудили — за свои слова, как утверждают в Doxa, Метелкин извинился. Редактор также пообещал работать со вспышками гнева со специалистом.

По словам коллег, «редакция предложила временно отстранить Володю от работы в журнале на усмотрение пострадавшего редактора», после чего Метелкин якобы сам «отстранил себя от должности, которую занимал в журнале».

С 4 марта он, как и другие трое арестованных журналистов Doxa, приостановил работу в журнале «из‑за дополнительных рисков для безопасности». После этого Метелкин однажды выступил в качестве гостевого редактора рассылки, сказали в редакции.

«Мы заморозили обсуждение конфликта в связи с тем, что он произошел на вторую неделю спецоперации, и у большей части редакции не было ресурсов на обсуждение конфликта в связи с круглосуточной работой или эвакуацией из России. Сейчас мы понимаем, что к разрешению конфликта нужно было вернуться оперативнее. Нам очень жаль, что такие угрозы прозвучали в адрес редактора журнала. Это недопустимо. В случае если Володя захочет вернуться к работе в журнале, решение о допуске будет приниматься с учетом мнения всех участников редакции и путем консенсуса».
Редакция Doxa

Колобакина назвала заявление Doxa «враньем». Ее поддержал Ершов. «По моей информации, Володя Метелкин продолжает работать в редакции, он не прекращал и не выходил из чатов до решения по его угрозам коллеге», — написала Колобакина.

Она отметила, что редакция действительно проводила медиации якобы для разрешения конфликтов в команде. Но они не дали результата, что подтвердили в Doxa. «На второй [медиации] мне сказали заткнуться, потому что (это цитата!) „Таня слишком много говорит“», — пояснила Колобакина.

Гундырева также рассказала об одной из медиаций. «На ней Володя Метелкин просто передразнил меня, когда я была в максимально уязвимом состоянии и рассказывала про свои чувства. Он передразнил и ушел с медиации», — заявила девушка.

В редакции признали, что Метелкин действительно передразнил коллегу. «Это поведение было осуждено редакцией, Володя извинился. После этого редакция предприняла еще несколько попыток предложить медиацию конфликта <…>, но, к сожалению, экс-редакторки не захотели продолжать коммуникацию», — сказали в Doxa.

Заявление Владимира Метелкина

Сам Метелкин заявил, что не угрожал Колобакиной и Гундыревой напрямую, а лишь написал «эмоциональное сообщение» одной из коллег. «Не помню, что я сказал буквально, но по смыслу „я им дам ***** [побью]“ (Арине и Тане)», — пояснил он.

«Конечно, не предполагалось, что эти слова при каких‑то обстоятельствах передадут им — я просто выругался в частном разговоре с другим человеком. Для меня эта фраза звучит как „иди ***** [к черту]“ — в ней такой посыл, она не предполагает никаких действий. И я сразу же, через минуту, извинился за то, что написал ей это, и признал, что такое говорить нельзя».
Владимир Метелкин
Редактор Doxa

Конфликт с Ершовым он объяснил несогласием с риторикой, используемой для освещения «спецоперации» на территории Украины. По словам Метелкина, коллега выбирал понятия и информацию из украинских медиа, «что, как уже было очевидно, через пару дней могло стать поводом для возбуждения уголовных дел».

«Я настаивал на том, что нам нужно обсудить, что и как мы пишем про войну. В ответ на это я получил ответ, который воспринял как язвительный. Я находился в ужасном психоэмоциональном состоянии. <…> Я написал ему, что если он не перестанет писать новости так, как он пишет (и не сядет нормально обсуждать это), я найду того, кто его остановит там, где он находится („найду того, кто даст тебе ***** [побьет]“)».
Владимир Метелкин
Редактор Doxa

Метелкин пояснил, что тогда ему казалось, что «вспышка агрессии», с которой у него, по его же словам, «однозначно есть проблемы», помогла обезопасить его. Свои высказывания журналист назвал «недопустимыми» и отравляющими атмосферу в редакции. «Я неоднократно приносил и еще раз приношу редакции извинения», — написал он.

«Володя, ты несколько раз заявил, что ни за что не извинишься перед нами с Ариной. А когда Арина недавно все опубличила в ответ на мое спокойное сообщение про то, что нам было достаточно извинений, ты ответил: „За что, за то, что вы меня травили?“» — отреагировала на слова Метелкина Татьяна Колобакина.

Гундырева также заявила, что Метелкин отказывался извиняться перед коллегами в ходе медиаций. Она добавила, что узнала о еще двух девушках, которые столкнулись с агрессивным и абьюзивным поведением Метелкина — уже вне работы. Одна из них была партнершей журналиста, другая — его знакомой.

События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров

Другие материалы по темам

Ошибка в тексте
Отправить