На прошлой неделе стало известно, что один из наиболее востребованных рэперов (да и просто музыкантов) страны Оксимирон теперь займется менеджментом артистов. Андрей Никитин выясняет, зачем это понадобилось делать.

Оксимирон заявил, что займется менеджментом артистов

На прошлой неделе Оксимирон стал исполнительным директором (CEO) Booking Machine — концертного агентства, которое теперь переформатируется в компанию более широкого спектра, «совмещающую в себе успешное концертное агентство, менеджмент избранных артистов и вдумчивый маркетинг».

Booking Machine на протяжении нескольких лет занималось организацией концертов Оксимирона. Как следует из заявления прежнего главы агентства Ильи Мамая, именно благодаря участию Мирона Федорова в работе компании, его видению и идеям, Booking Machine проделало путь «от небольшого концертного агентства до ощутимой силы в музыкальной индустрии».

Сообщается, что Илья Мамай продолжит заниматься концертами, а Мирон Федоров возьмет на себя стратегические вопросы и менеджмент артистов.

Чем известно агентство Booking Machine

Букинг-агентство Booking Machine появилось в 2009 году и изначально специализировалось на современном металле. Благодаря ему в России впервые выступили Алекс Клэр, Amenra, Dub FX (по словам Оксимирона, это Илья Мамай наткнулся в ютьюбе на записи его уличных выступлений — в результате Dub FX в России быстро превратился в музыканта, выступающего в залах на несколько тысяч зрителей).

Когда вернувшийся в Россию Оксимирон обосновался в Петербурге, Илья Мамай стал его концертным директором. Интересно, что с самого начала Booking Machine не продавало его концерты за гонорар. Оно само формировало туры (такая схема потенциально более выгодна, но подходит только очень уверенным в своем успехе артистам), в которые музыкант и его команда отправлялись на микроавтобусе. По словам Мамая, в 2016 году они самостоятельно провели уже более 300 концертов сотрудничающих с ними артистов.

С приходом Оксимирона среди клиентов Booking Machine появились и другие рэперы из России. Наиболее успешный кейс — сотрудничество с петербургским дуэтом в составе Гарри Топора и Тони Раута, который за несколько лет работы с Booking Machine проехал семь гастрольных туров.

Кроме прочего, агентство Booking Machine было организатором концертных версий баттла Versus.

Что будет происходить с Booking Machine дальше

Илья Мамай анонсировал подписание нескольких «новых знаковых имен, одинаково близких и по творчеству, и по духу». Одновременно агентство завершило работу со всеми своими предыдущими клиентами из рэпа — это были вышеупомянутые Гарри Топор и Тони Раут, а также Луперкаль и dom!No. Почти сразу был назван первый артист обновленного Booking Machine: им стал многообещающий рэпер/вокалист из Уфы Томас Мраз (настоящее имя — Алмас Гатауллин. — Прим. ред.). «У нас грандиозные планы», — коротко прокомментировано это событие в соцсетях Оксимирона.

Если вы слышите имя Томаса Мраза впервые, то это серьезное упущение. В январе на «Афише Daily» состоялась премьера его EP «Do Not Shake the Spear», а предыдущий микстейп «May 13» занял неожиданно высокое второе место в итоговом списке «Афиши Daily» за 2016 год — оба релиза более чем достойны внимательного ознакомления. Томас получил известность как участник уфимского рэп-объединения Dopeclub, которое, в свою очередь, было частью интернет-движения Yungrussia. В числе его наиболее заметных участников — Фараон и Boulevard Depo.

В числе других клиентов Booking Machine — молодые метал-группы из России Shokran и Wildways. «Самые популярные команды из молодых в отечественной тяжелой музыке, если за предыдущее поколение брать «мой 2007-й», — характеризует их Оксимирон. — Обе у нас на менеджменте и быстро набирают обороты, в том числе на Западе. Wildways при этом подписаны на известный американский лейбл Artery Records».

Вот что представляет собой группа Wildways, одни из клиентов нового Booking Machine

В списке артистов на сайте Booking Machine фигурирует и ряд иностранных имен: Dub FX, Янг Лин, $uicideboy$. По словам Оксимирона, речь идет о букинге этих артистов в России и экс-СССР, с прицелом на Восточную Европу, а в перспективе — Европу в целом (в 2016-м Booking Machine уже поработало там, устроив европейский клубный тур Оксимирона). Ставится задача прийти к организации туров по стране или серии стран, а в дальнейшем — к эксклюзивному букингу на все большей территории.

Подробности по теме
Музыкальные премьеры
Thomas Mraz выпустил EP «Do Not Shake the Spear»
Thomas Mraz выпустил EP «Do Not Shake the Spear»

Каким был самый крупный прокол Оксимирона, связанный с Booking Machine

Полтора года назад «Афиша» удивлялась тому, что карьера Оксимирона после возвращения в Россию выглядит как путь от одного успеха к другому. За прошедшее время в этом смысле ничего не изменилось. За исключением, пожалуй, единственного публичного прокола — неудачного сотрудничества с белорусским дуэтом «ЛСП».

На подписании «ЛСП» на Booking Machine настоял Мирон — Илья Мамай работать с этим проектом не хотел. «Не думаю, что «ЛСП» и Booking Machine заработают на этом сотрудничестве миллионы, — рассуждал Мирон в январе 2015-го. — Да и … с ним — мне просто очень нравится то, что они делают, и хочется, чтобы это услышало больше людей». И продолжал: «По хорошему, более близкого мне по ощущению коллектива в русскоязычной музыке попросту нет».

Летом 2015-го «ЛСП» не стали продлевать контракт с Booking Machine. О том, что прощание не было добрым, стало известно не сразу. В открытую фазу конфликт перешел весной 2016-го: тогда Оксимирон решил, что «ЛСП» насмехается над ним в совместном треке с его коллегой и штатным саундпродюсером Порчи, поэтому дописал туда резкий куплет, обвиняющий «ЛСП» в неблагодарности.

Если объяснять ситуацию максимально просто, то во время работы с Booking Machine группа «ЛСП» сидела дома — спроса на концерты не было. Зато сразу по окончании контракта они выпустили альбом, нашли нового концертного директора (по совместительству работавшего с Фараоном) — и отправились в тур. Вот этот материал поймал их в момент, когда группа впервые почувствовала себя финансово сносно.

На примере «ЛСП» удобно объяснять, каким образом Booking Machine занималось продвижением своих клиентов два года назад. Оксимирон, располагая большой лояльной фан-базой, знакомил ее с творчеством «ЛСП», анонсировал их выступления и защищал перед критиками. Он дважды записывал совместные треки с «ЛСП». На второй, называвшийся «Безумие (Remix)», был снят клип, ставший жанровым хитом. То, что «ЛСП» не превратились в туровую группу за год сотрудничества с Booking Machine, не обязательно недоработка Мирона Федорова. А вот в том, что все-таки поехали через полтора, есть и его заслуга.

Подробности по теме
Русский бит
Оксимирон беседует с самим собой в прошлом
Оксимирон беседует с самим собой в прошлом

Раньше Оксимирон был критиком лейблов. Сейчас он начал его строить?

Помимо того, что Мирон — последовательный критик копирайта, он еще и противник лейблов. Например, он очень аккуратно избегал это термина, когда сообщал о формировании творческого объединения Kultizdat, участниками которого кроме него являются Порчи, Ка-тет, Loqiemean и «Пионерлагерь пыльная радуга».

В пространном эссе двухлетней давности (прочтите его целиком, это крайне занимательный документ) Оксимирон убеждал слушателей, что единственная честная форма сотрудничества — это букинг. Что артист в состоянии сам записывать свой продукт, пиарить, продавать мерчандайз — и брать за это деньги, а тем более сажать на контракты «разной степени бесчеловечности», недальновидно: «Артист видит свою полную свободу, ценит ее, а значит, работа строится более доверительная».

Однако при всей прозрачности и доверительности отношений «ЛСП» сбежали с Booking Machine при первой возможности. Тогда как на лейбле Black Star, менеджеры которого открыто говорят: «С нашего контракта не соскочишь», артисты если и жалуются на что-то, то потом возвращаются в чувство и работают дальше.

Значит ли, что одного букинга для Booking Machine становится мало и агентство ждет превращение в лейбл? Оксимирон уверяет, что нет.

Он объясняет это так: «Нас не интересуют отчисления от продаж альбомов или, скажем, от рекламы, в которой снимается артист. Мы не влияем на контент артиста. Мы структура нового типа, для которой пока нет устойчивого названия: организация концертов под ключ, плюс свой менеджмент, плюс своя реклама. При этом на Западе таких структур возникло немало — взять хотя бы гиганта Live Nation».

«А все потому, что мы хотим работать с артистами долго и счастливо, — продолжает он. — Понятно, что я еще только учусь и набиваю шишки. Что мое видение еще будет меняться вместе с изменчивой индустрией и, возможно, во многом пока идеалистично. Но я уверен, что в целом этот вектор правильный. Сознание определяет бытие; как вы яхту назовете, так она и поплывет; и так далее. Подчеркивая, что мы не лейбл, я который год осознанно провожу черту между старым порядком и тем, который я хочу видеть в будущем — и как артист, и как тот, кто хочет помогать другим артистам. Кроме чисто рациональных соображений у этого есть некое ритуальное измерение, скажем так, в духе мантр и заклинаний».