Год назад на «Афише» прошла премьера клипа «Осень» новой певицы из Киева. С тех пор о Луне написали все, вышел ее альбом «Маг-ни-ты», впереди — концерт в Москве. Она была фотографом и начала петь. Она замужем за продюсером, который стал читать рэп в группе «Грибы». Похоже, нам пора все это обсудить.

— У вас так много публикаций в российской прессе. Это работа менеджмента?

— Никто не стучится в двери журналистам и не просит обо мне написать. Esquire сам предложил мне сделать съемку. Журнал Interview услышал альбом и захотел сделать материал. Помню, как я писала тебе, когда сняла клип «Осень». Я сомневалась — может быть, эти песни вообще никому не нужны? Переживала целый день. Потом мой клип выложили — с той публикации все и началось. Пошли позитивные для меня комментарии, люди заметили именно то, что мне действительно важно. Хотя вы в описании к клипу допустили, что это такой коварный продюсерский ход.

И тот же вопрос мне задал Иван Дорн, когда мы с ним общались для журнала Interview. Он тоже считал, что все это кем-то придумано. А у меня внутренний бунт каждый день. Мне в продакшене говорят: «Ты уже увидела, что людям все нравится, теперь иди и сними себе коммерческий клип. Вот увидишь, пойдет куча просмотров, поедешь в тур». А я говорю: «Нет, я хочу делать по-своему». И постоянно конфликтую,

— Волновались, когда Дорн у вас брал интервью?

— Было чувство как перед экзаменом. Хотя с Дорном я знакома — пару лет назад фотографировала его, мы с ним дружили. Однажды я встретила Ивана на улице. Он говорит: «О, малая, пофоткаешь меня?» Я говорю: «Слушай, Ваня, я уже другим занимаюсь. И вообще я очень хочу стать такой крутой, чтобы мы с тобой сделали фит». И когда в конце интервью он об этом напомнил, то я счастливая прибежала домой и в секунду написала новый трек.

Дело в том, что после альбома «Маг-ни-ты» я два месяца не могла ничего написать. Свалилась вот эта вот слава. И меня, как любого нормального человека, немножко накрыло. У меня была звездная болезнь, только она выражалась не в том, что я зазналась, а в каком-то испуге. И меня настолько вдохновили слова Дорна о том, что он чувствует во мне жизненность и честность, что я написала новый трек. Песня называется «Грустный дэнс», так же я решила назвать свою EP.

Вслед за премьерой EP «Грустный дэнс» вышел одноименный клип

— Вы понимаете, откуда разговоры, что Луна — сфабрикованный проект?

— Из-за того, что к продюсерскому центру имею отношение?

— Конечно. Когда жена продюсера, очень эффектно перезапустившего Quest Pistols, умно использующего наработки киевского андеграунда и грозящего выпустить на рынок еще пачку проектов, присылает клип, снятый в настолько нарочитой и наивной DIY-эстетике, то поневоле заподозришь подвох и хитрый ход.

— Хотите тайну раскрою? Это не наш с Юрой (Юрий Бардаш, муж певицы, глава продюсерской компании Kruzheva и участник группы «Грибы». — Прим. ред.) хитрый ход, это наш камень преткновения.

— Да. Я спустя время уже откуда-то услышал, что он был против.

— Он был против! Он говорил: «Не хочу слышать! Не хочу видеть! Уходи от меня, отдельно где-то делай. Ты вообще понимаешь, что гастроли, что сын… Что ты себе придумала? Ты же фоткала. Месяц пройдет, ты опять переключишься».

— Сейчас он поменял мнение?

— Мнение — это понятно. Он сам уже музыкант, скоро на гастроли поедет. Когда он мне об этом сказал, я тоже недоумевала: «Юр, ты же продюсер, какой артист?»

У нас действительно непростые отношения — мы не два котика, которые живут в счастье. Юра для меня большой вдохновитель. Но он совсем не лезет ко мне в творчество. Он лез то есть. Но это каждый раз заканчивалось ссорами. Вообще мужчина, который любит свою женщину, не должен ее продюсировать. Он не может давать ей задания. Он не может говорить ей: «А ну встала, пошла». Иначе он найдет любовницу и будет любить ее. Со мной работают люди из его продакшена. Но они перед ним не отчитываются. Он просто иногда их спрашивает: «Там у нее все нормально?» — ну и все.

Ну или вот история: снимался клип «Бутылочка». Был кастинг — 60–70 человек. Снимали его ребята, которые сотрудничали с Юрой по «Санта Лючии». Получилась очень хорошая работа, но совсем не в стилистике Луны. Стилистика Луны — это взять клип и ухудшить. Я его перемонтировала по-своему. То, что получилось, на телике не поставят, хотя была задача, чтобы Луну увидели более массово. Но в чем класс: если авторы клипа, может быть, недопоняли мое решение — хотя я очень им благодарна за проделанную работу, — то Юра меня абсолютно понял. И он сказал мне: «Я рад, что у тебя есть стержень, который дает тебе двигаться в своем направлении». Потому что мне главное не сделать хит, главное — оставаться в своем стиле. Поэтому мне и пишут люди из журналов.

«Бутылочка» — самый популярный на данный момент клип Луны. Но, как сообщается, скоро нас ждет много новых.

— У вас на Украине шоу-бизнес действительно работает по другим законам, нежели в России?

— Мм. А я не знаю. Я не связана. Если брать такие проекты, как Лобода или там Макс Барских, мне кажется, все по стандарту. А мне нравится идти против стандарта.

— Но вам важно оказаться в телевизоре?

— Это вообще неважно. Более того, ты говоришь — «у нас» или «у вас»… Я чувствую своих поклонников — это «ВКонтакте» и на 70% это русские люди. «ВКонтакте» — это новый мир, мне кажется, он скоро поглотит все. И я чувствую волну новых артистов, которые идут оттуда. И я один из них. Я объединяю нас всех — и Минск, и Киев, и Москву. И больше я чувствую русский дух, честно признаюсь. Хотя я из Киева, это моя родная страна, я там буду продолжать жить, но для меня это все единое целое.

— Вы чувствуете ревность к успеху группы «Грибы»?

— Нет, конечно. Хотя у меня были вопросы, почему у меня нет такого количества просмотров. Но «Луна» не массовый проект, я с этим смирилась. И продолжаю гнуть свою линию. Мне присылают хаус-ремиксы на «Он с тобой не гуляет» и уверяют, что это разорвет каждого, но я не хочу. Мне Юра так и говорит: «Грибы» — это конкретно сейчас фигачить». А Луна… Ее аудитория постепенно нарастает, зато, мне кажется, это надолго. И лет через пятнадцать этот звук будут ценить точно так же, потому что он не в тренде. Я понимаю, как переформатироваться в более поп-проект. Но меня привлекает то, какие издания сейчас ко мне обращаются.

— Интерес журналистов — вещь мимолетная. Сегодня вы в моде, завтра нужен кто-то новый.

— Я понимаю. Но мне не кажется, что я словила хайп новинки и там сзади пусто. Я этим живу, у меня планы, глубокие корни, связь с космосом. И ну мне пофиг вообще. На душе у меня спокойно.

— У вас ведь не так много концертов-то было. Боитесь, что в Москве что-то не получится?

— Я боялась в Киеве, это был первый концерт в моей жизни, каждый день просыпалась в 5 утра, а в голове: «Концерт, концерт». И я свою энергию истратила до концерта и на концерте была на последних стадиях — что я могу отдать? И что я могу вообще сделать? Я очень ждала, что после киевского концерта должны появиться еще выступления, этого не случилось, но я не расстроилась. Потому что если начать чего-то ждать, то можно быстро состариться. Я на расслабленной волне, и меня радует моя команда, творческий коллектив Луны. Это мои музыканты, это Алина, с которой мы разрабатываем идеи и совместно растем. Я уже раскрепостилась на сцене, даже если я буду одна петь под минус, то абсолютно удержу внимание людей. Мне есть что дать, я хочу гастролировать.

У моего супруга большой продакшен, я вижу, как там все устроено. Вижу, как нужно снимать клипы, как важно запускать их вовремя и почему не нужно снимать десять клипов в месяц, как этого хочется мне. Но мне необходимо самой пройти этот путь, сделать эти ошибки. С каждым днем я набираюсь опыта, взрослею, мне всего 26 лет, и еще недавно я многого не понимала. И так бы и не поняла, если бы сама не наступила на все эти грабли. Если человек не поест и не попьет, он через четыре дня умрет. Я точно так же чувствую, что умру, если я не пойду и не сниму свои клипы, как я хочу, и не напишу свои песни, как я хочу, со своим музыкантом, которого я себе выбрала и который мне подходит.

Кажется, журналисты, а за ними и аудитория не совсем понимают, как работает мой проект. Наверное, думают что в меня вложили деньги, наснимали клипов и наняли саундпродюсеров, которые создали мой музыкальный образ. На самом деле это DIY-проект, возникший в результате в чем-то стихийной коллективной работы — моей, Сашиной, остальных музыкантов, которые вместе и составляют Луна prod. Это жизнь, которая начинается с утра после семейных дел. Прямо через дорогу от дома на базе Луна Prod. находится наш музыкальный мир. Я давно уже не одна в этом своём видении, за Луной стоит своя лунная команда, состоящая из творческих людей , которые нашли друг друга.

«Осень» не первый клип Луны, но так сложилось, что после его премьеры на «Афише» на нее обратили внимание — и вот к чему это привело

— Есть несколько новых русских инди-поп-проектов, которые хочется перечислять через запятую с вами. Это Яна Кедрина («Кедр Ливанский»), и это группа «Не твое дело». Вы что-то о них знаете?

— Я была на лайве «Кедра Ливанского» в Киеве, у меня есть ее любимая песня, мне нравится то, что она делает. Алина, которая делает мне все клипы, делала визуализацию на ее выступлении. Я пришла вместе с ней, классно потанцевала. Мне Алина даже сказала: «Кстати, тебя многие сравнивают с ней, говорят, что ты за ней повторяешь». Где-то мы действительно соприкасаемся, но она более электронная и андеграундная, я более поп. У меня на концерте стоят и подпевают, у нее — схавали колесо и танцуют, грубо говоря. У «Не твое дело» я только видела обложку — там стоит девушка и куча мужчин. Видела, но не послушала. Надо будет послушать обязательно. Обложка крутая.

— У них альбом через неделю после вашего, и им тоже задавали вопросы: появился альбом Луны с отсылками к поп-музыке 90-х, теперь ваш — что это все значит?

— Они нормально отреагировали?

— Они отшучивались. Я думаю, любому творческому человеку не очень нравится, когда его с кем-то сравнивают.

— А мне кажется, это нормально. А что касается тренда на 90-е, то я ничего не просчитывала. Меня спрашивают, не боюсь ли я остаться в 90-х, когда поменяется тренд, но я и так не в 90-х. Просто так совпало. У меня, видимо, есть чуйка на то, что будет модно. Так с кроссовками «Суперстар» получилось — увидела их на винтажном рынке в LA — их никто не носил тогда — и подумала: «Блин, скоро они будут модными». А через год все их надели.

— Вам случалось из-за музыки плакать?

— И не раз. Я эмоциональный человек, очень близко к сердцу все воспринимаю — даже не критику, а свои внутренние процессы. Проснусь с утра — и кажется, что Саша меня не понимает. Но не потому, что он не написал мне песню, а потому, что на репетиции он на меня как-то не так посмотрел. Но сейчас мне легче — я увлеклась астрологией, познанием новых энергетических наук. Это мне позволяет переключиться, потому что, когда я без дела, меня начинает штырить. Сейчас у меня выпуск EP и клипов, четыре съемки в Москве, я такая вся класс. А когда я все сделала, то мне нужно себя чем-то занять. Иначе я начинаю задумываться о том, о чем лучше не думать. Вот и плачу. Это и в песнях отражается, там через строчку «слезы», «мои слезы». Но опять-таки, раз плачу — значит, мне это нравится. И от этого не деться никуда.

Подробности по теме
Новая украинская музыка: что слушать
Новая украинская музыка: что слушать
Концерт
Луна
Слушать новый EP «Грустный Дэнс» Apple Music