Уроженка Дзержинска Елизавета Майер, она же Ooes, со своей сумеречной поп-электроникой — во всех возможных топах (от тиктоков до спотифаевского «Радара», куда абы кого не берут). Владимир Завьялов позвонил Ooes и узнал, как из церковного хора добраться до поп-чартов и «Вечернего Урганта».

— Ты пела в церковном хоре. Как оно?

— Я тогда переезжала из Дзержинска в Нижний Новгород, потому что мне было некомфортно каждый день ездить на учебу на электричке. Мне нужно было как‑то зарабатывать на еду и аренду квартиры.

[Еще в Дзержинске] моя преподавательница по вокалу работала в церкви, пела. Я сначала ходила туда с ней за компанию, чтобы учиться. В церковном пении большое значение имеет импровизация: тебе могут поставить ноты, которые ты видишь в первый раз в жизни. Для меня это была хорошая практика.

Когда переехала в Нижний, я устроилась на работу в церковь, ходила на службы, пела, зарабатывала деньги на квартиру и еду.

— Это на тебя как‑то повлияло?

— На тот момент — да. Когда находишься внутри неизвестной для тебя среды, ты удивляешься происходящему. Раньше ты не задумывался о каких‑то вещах, которые происходят во внутренней кухне, а тут ты все видишь.

Я ушла оттуда с облегчением и радостью, потому что мне не понравилось то, что там происходит, и даже написала на эту тему песню, но сейчас она забыта, и никто ее не вспомнит. Эта работа оставила на мне негативный отпечаток.

Ooes с главным хитом в «Вечернем Урганте»

— Как твои друзья и родные отреагировали на то, что ты начала петь в церковном хоре? Насколько эта среда была для тебя незнакомой?

— Семья — спокойно. Друзья и одногруппники иногда подшучивали, показывали мемы, связанные с работой в церкви.

Я не религиозный человек, но и не антирелигиозный — где‑то между. Для меня это была немного пугающая среда. Нужно было очень быстро ориентироваться и иметь высокий профессионализм: когда ты поешь, каждый выход на работу — это по факту выступление. На службу приходят живые люди, которые слушают молитвы, к этому нужно относиться серьезно. Это довольно стрессовая работа.

— Насколько пение в церковном хоре тебя прокачало в смысле вокала?

— Туда нельзя прийти с нуля, когда ты совсем не умеешь читать ноты и управлять своим голосом. Я туда шла подготовленной, поэтому для меня ничего не поменялось.

— Как ты начала заниматься музыкой?

— Я занималась академическим вокалом, поэтому большую часть своего детства я росла, осознанно слушая арии и оперетты: это нужно было для моей учебной программы.

А так, как и все, я слушала Диму Билана и Максим, «Ранеток» — у меня даже есть их диски. В подростковом возрасте, году в 2012–2013, слушала опять же то, что и все, — угорала по всякому скрим-вокалу, эмокору.

— Вопрос из категории «блиц»: Bring Me the Horizon или Asking Alexandria?

— Bring Me the Horizon! Знаешь, я не какая‑то суперфанатка, но самые известные песни у обеих групп слушала. Но мне больше нравился более лайтовый рок на самом деле.

Подробности по теме
Интервью с Bring Me the Horizon — об эскапизме, рок-музыке и консультанте по скорби
Интервью с Bring Me the Horizon — об эскапизме, рок-музыке и консультанте по скорби

— Расскажи про Дзержинск!

— 250 тысяч человек, серые дома, неразвитая инфраструктура, три торговых центра, где тусует молодежь, несколько баров и кафешек, которые мы, конечно же, все обходили. Там довольно скучно и угнетающе, город максимально серый. Но мне там комфортно, потому что он пустой, спокойный — это мне нравится.

— Как ты начала писать песни?

— Наверное, это был единственный способ выразить эмоции и чувства.

Всю жизнь у меня было мало близких друзей и людей, с которыми я могла бы обсудить какие‑то проблемы и вопросы. Поэтому очень часто я могла все это вылить только в музыку — и облегчить свою жизнь.

Так что в подростковом возрасте начали писаться песни о чувствах, любви. Все такое простое, несложное, обычное.

Мы познакомились с Сережей [Квасовым, он же Quas], он начал писать электронную музыку, аранжировки. В 2018 году мы договорились: окей, садимся писать первый альбом. Тогда мы начали над этим работать серьезно.

— А как вы с ним познакомились?

— Мы учились в одной школе, много общались. По ходу своего взросления, в подростковом возрасте, начала записывать каверы и выкладывать их на ютьюб, поэтому вся школа знала, что я занимаюсь музыкой и пою. После окончания школы, в 2018 году, Сережа предложил мне поработать над музыкой вместе.

Тогда я уже начала писать свои песни, но еще в фортепианном варианте. И тут он мне предлагает делать электронные аранжировки — с этого момента мы начали работать вместе.

Последний на данный момент сингл Ooes

— Как твои одноклассники реагировали на твое увлечение?

— Очень хорошо: ставили лайки, писали комментарии — без негатива, в общем. Спасибо им за это.

— Ты ладила с одноклассниками?

— Периодами. Знаешь, как в детстве бывает: поссоришься с одним, а потом тебя полкласса игнорирует, а через пару дней все окей, все в гармонии живут друг с другом.

В 10–11-х классах я общалась только с двумя-тремя людьми: круг общения у меня с годами сузился.

— Почему?

— Когда люди взрослеют, у них появляется круг интересов: наверное, интересы редко совпадают. К тому же у меня был загруженный график, я очень мало гуляла в 11-м классе — готовилась поступать в консерваторию.

— Удалось поступить?

— Нет. Хотя это было единственное учебное заведение, куда я планировала поступать; у меня даже не было мысли о том, что я хочу куда‑то еще. Но меня не взяли: сказали приходить на следующий год. Но ждать год моя мама не хотела, поэтому мне пришлось поступить на продюсера ТВ- и радиопрограмм. Сейчас я доучиваюсь на пятом курсе и готовлюсь получать диплом.

Ooes в июне стала лицом «Радара» Spotify: как мы писали выше, люди оттуда лучше многих понимают про перспективы тех или иных артистов и берут в проект только тех, кто достоин

— Как удается совмещать музыку и учебу?

— Да вообще без проблем. Я сейчас пишу диплом вместе с другими одногруппницами, мы суперски разделили обязанности, пишем главы по отдельности. Всем удобно!

— Ты сейчас в Нижнем живешь?

— Нет, я вернулась в Дзержинск и живу там.

— В Москву перебираться не думаешь?

— Никогда в жизни! Я не хочу жить в Москве, мне она не нравится.

— Чем она плоха?

— Ну это только мое мнение! Я здесь четвертый раз, и всегда возникают какие‑то проблемы, причем серьезные. Мне не нравится бешеный график, огромное количество людей и домов, высокие цены. У нас все проще, свободнее — и намного больше пространства.

Самое главное — в Дзержинске можно выбраться буквально за десять минут из города на просторы России-матушки. Я пока не нашла такой возможности в Москве, к сожалению.

Я очень люблю Россию за эти виды, природу. Природа — любовь.

— Мне кажется, этот вайб напрямую отражается в твоей музыке. Включаешь песню «Зима» — представляешь себе русскую зиму.

— Кстати, я об этом не задумывалась. Но если такое впечатление и правда создается — круто! Мне приятно.

— Ритм большого города — вообще не для тебя?

— Я раньше мечтала переехать в огромный город с большим движением, чтобы жизнь кипела и было интересно каждый день. Но когда это на самом деле наступает, то все превращается в кошмар, сразу хочется уехать на дачу, чтобы меня окружало поле и три дерева.

— Почему твоя музыка такая грустная?

— Может быть, влияет место, где я живу: город серый, это удручает. Осень и зима в Дзержинске — самое серое, самое грустное и угнетающее время. Тяжело становится просыпаться каждое утро, думаешь: господи, опять здесь!

Может быть, жизнь бывает такая. Ну лежит у меня сердце к грустной музыке! Мне кажется, самое трогательное, что может быть в ней, — это сильные чувства боли, страдания, переживания. Мне хочется об этом говорить.

Видимо, лучшая иллюстрация к словосочетанию «грустная музыка» — вот этот недавний сингл Ooes

— Ты часто грустишь?

— Стараюсь не грустить на самом деле. Мне кажется, я довольно веселый человек (смеется). Грустить стараюсь поменьше: знаю, как это плохо влияет на организм. Получается, все свои переживания я и выливаю в музыку для того, чтобы в реальной жизни их было меньше.

— Расскажи, как справляться со стрессом.

— Кушать вкусную еду, получать удовольствие от жизни, смотреть клевое кино и сериалы, слушать грустную музыку, находить в ней себя и понимать, что есть человек, который написал эту песню, и его беспокоят те же проблемы, что и тебя, а это значит, что ты не одинок, все наладится и будет хорошо.

— Есть же исследование: типа, люди получают больше положительных эмоций от грустной музыки, чем от веселой. Это очень мэтчится с тем, что ты сказала.

— Тогда тем более нужно писать как можно больше грустной музыки!

— Факты. Твой трек «Зима» рвет чарты. Как ощущения?

— Волнительно, тревожно. Я любые перемены в своей жизни воспринимаю со стрессом: сначала стресс, а потом уже радость или грусть, в зависимости от ситуации. Сейчас я захожу в интернет, чекаю чарты, сообщения, комментарии, получаю много позитива и удовольствия.

— Как ты себе объяснишь успех этой песни?

— Огромную работу проделала моя команда: Глеб, менеджер и продюсер, плюс мой музыкальный продюсер, который написал трек, плюс визуал и комплексная работа над музыкой — благодаря этому получился такой результат.

Мне кажется, сложно добиться чего‑то без крутой команды.

— Смотри, у нас в стране очень многие до сих пор убеждены, что талантливый человек должен все делать сам, и только после этого он имеет право называться настоящим артистом. Как их переубедить?

— Они должны на своей шкуре попробовать сделать все самостоятельно. Как только выдохнутся и обнулят всю свою энергию, поймут, насколько это тяжело и истощающе. Я бы не смогла сделать все сама.

— У тебя в профиле в «ВК» написано: «У меня есть возможность делать музыку». Получается, делать музыку — это привилегия?

— Нет, конечно. Смысл фразы не в этом… Просто, когда я создавала паблик, думала, что нужно сделать какое‑то описание. Ну у меня есть возможность писать музыку, и я ее пишу. Могу и делаю.

«Я целую девочек» — заход Ooes на территорию дерзкого женского рока

— Песня «Я целую девочек». Как она появилась на свет?

— Мне Сережа принес демку. Я подумала, что она крутая, надо что‑то написать.

— Она очень отличается от остального творчества, рокешник такой.

— У меня первый альбом в принципе экспериментальный в плане жанрового разнообразия: на тот момент я пробовала почву и пыталась понять, к чему у меня больше лежит душа. Думала сделать что‑то такое, подо что можно прыгать на концертах, — и это то, что нужно.

— Кто тебе нравится в новой русской музыке?

— Я стараюсь чекать новинки, что‑то уникальное и свежее. Мне стабильно нравятся «Сестры», Anikv и Масло Черного Тмина.

— Русская музыка в ренессансе или кризисе?

— Не могу сказать. Я стараюсь находить что‑то самобытное, но, к сожалению, это редко получается.

Подробности по теме
10 песен от группы «Сестры» на все случаи жизни
10 песен от группы «Сестры» на все случаи жизни