Алишер Моргенштерн пришел на премию «Муз-ТВ» за тарелкой лучшего артиста года, уступил в номинации Артуру Пирожкову — и выступил с отповедью в адрес организаторов премии. Главный редактор «Афиши Daily» Трифон Бебутов на примере этого скандала объясняет, почему все эти награды устарели.

Минувшая премия «Муз-ТВ» окончательно прояснила и без того понятную вещь: премии в современном мире — рудимент, к современности имеющий малое отношение, как минимум ничего не определяющий, но все еще подпитывающий гордость и самолюбие артистов. Институционально премии давно не оказывают никакого влияния на судьбу артистов. Благодаря премии невозможно стать популярным или же, напротив, в случае поражения утратить карьеру и лишиться аудитории.

Цифровая экономика позволила артисту скипануть ранее необходимые инициации вроде похода на ТВ-эфиры, попадания треков в ротации на радио. Сегодня, все мы это прекрасно знаем, достаточно выгрузить трек или клип на одной из платформ — и моментально получить признание аудитории.

Демократизация процессов творческого и карьерного становления сильно девальвировала «советы старейшин», которые раньше определяли, кто станет следующей звездой, кому будущее открыто, а для кого закрыто.

В мире соцсетей и стримингов никому не нужны решалы, которые за закрытыми окнами определяют вкусовые предпочтения поколений.

Жюри, тайные советы и голосования выглядят смешно для современного контекста, где успешность и популярность определяют количество прослушиваний и просмотров.

Терять актуальность и влияние не хочет никто. Значит, при любом удобном случае деды отечественной премии «Муз-ТВ» будут стараться давать бой молодому и яркому, тем, кого они, конечно же, боятся, но что самое главное — не понимают. Не понимая ни интенций, ни языка, ни ценностей героев современности, эти люди превращаются в полицейского, которому решением любой проблемы видится возможность подбросить наркотики тому, кто не нравится и кто мешает.

Отсюда и предложение Собчак — пройти Моргену тест на наркотики, отсюда же и снисходительный тон Нагиева, который обвиняет артиста в незнании ни одного слова, кроме матерных, этакий выговор завуча взбунтовавшемуся школьнику. Все это выглядит комично и жалко, особенно в тот момент, когда Моргенштерн предлагает вывести количество голосов на экран, а голос сообщает нам и ему о том, что бухгалтерия закрыта.

Собственно, спич Моргенштерна

Премия «Муз-ТВ» — это еще и про признание своими своих, что превращает происходящее в местечковую фигню. Строго говоря, о ней вообще все вспомнили исключительно благодаря Моргенштерну, который сам по себе институционально масштабнее любой премии. Ему эта победа не нужна, но его возмущение несправедливостью понятно.

Сегодня, если вас спрашивают за прозрачность голосования, вы обязаны отчитаться, в противном случае ждите расследований и разоблачений.

Кто‑то скажет, что Моргенштерн — это не музыка, а маркетинговый феномен, но даже если и так, то зачем его приглашать на музыкальную премию? Очевидно, хайпа ради, странно было бы спорить, что с точки зрения успешности и охватности он всех обошел. Победа Реввы в этом контексте выглядит так, что пожилой дяденька увел игрушку у пацана из‑под носа и еще возмутился его реакцией.

По сути, Моргенштерн внезапно становится обличителем премии в коррупции, и в этом смысле весьма прозаично, что на свой призыв показать на экране результаты, он слышит голос сверху: «Бухгалтерия закрыта».

Подробности по теме
Прощание с трикстером: почему Моргенштерн всем (и нам) надоел и что будет дальше?
Прощание с трикстером: почему Моргенштерн всем (и нам) надоел и что будет дальше?