Сегодня вышел второй за неделю альбом ЛСП, «One More City». Артем Макарский рассказывает, почему юмористический рассказ о трех поросятах на предыдущем диске «Свиное рыло» заслуживает внимания и не заслуживает негодования, в чем сила новой лиричной работы одного из главных русскоязычных рэперов и как бывает важно прощаться со старыми знакомыми.

Вторая часть «Горгорода» Оксимирона. «Отель Эверест» Скриптонита. «Настоящий» новый альбом Фараона. В современной истории русского хип-хопа есть несколько историй о том, как музыкант выпускает (или не выпускает) такой альбом, после которого фанаты и простые слушатели строят догадки о том, что вышедшее — это лишь затравка, аперитив перед чем‑то более реальным, чем‑то, что «перевернет» игру. Из всех вышеупомянутых в некоторым смысле выпустил такой альбом только Скриптонит — но и в его случае это было не развитие идей «Дома с нормальными явлениями», а двухчастное продолжение короткого, но бойкого «Праздника на улице 36».

В этом году не выходило, кажется, ни одного по-настоящему большого и важного хип-хоп-альбома — и старая шутка вновь вспомнилась на прошлой неделе после того, как все послушали новый альбом ЛСП «Свиное рыло», сбивающую с толку аудиокнигу. В ней сюжет «Трех поросят» перенесен в девяностые, а концовка не такая радужная, как в старой сказке. Слухи о «Свином рыле» ходили еще в прошлом году, но выложенный еще тогда трек-лист альбома казался откровенно ненастоящим. Впрочем, судя по тому, что с реальным «Рылом» и выложенным ранее трек-листом не совпадают как минимум имена продюсеров, работа над ним действительно могла вестись уже после того, как трек-лист альбома попал в сеть. Так или иначе, не всем фанатам ЛСП альбом пришелся по душе — уж слишком высоки были их ожидания. Многие, забыв о том, что давным-давно имя их кумира расшифровывалось как Lil Stupid Pig, восприняли постоянное хрюканье и огромное количество каламбуров про кабанов и свиней как издевательство. И стали ждать нового, «настоящего» альбома.

Тем не менее обидно списывать «Свиное рыло» со счетов просто потому, что он и правда предваряет более «серьезный» и объемный альбом. После нескольких прослушиваний начинаешь замечать, с какой любовью к деталям создано «Рыло», насколько это объемное и сделанное с улыбкой, но вовсе не шутки ради, не для стеба над фанатами и уж тем более Оксимироном (совсем не единственным создателем концептуального альбома в современном постсоветском пространстве) произведение. Вот в треке про кровать появляется характерный звук пружин. Вот фраза Галчонка из Простоквашино «Кто там?» становится полноценной частью песни. Вот строчка про любящее сердце кабана напоминает о названии минской группы «Разбітае сэрца пацана» (оцените, во что превращается сокращение этой группы). Вот, наконец, лирический герой в финале обнаруживает себя в мокрых кроссовках, намекая на другого известного исполнителя из Беларуси, — это только что касается деталей и хитрых отсылок, которых в «Рыле» пруд пруди.

Наконец, это довольно разнообразный по звуку альбом — ЛСП тут лавирует между хип-хаусом, блестяще пародируя Элджея и его «Минимал» в «Стиморол», панк-роком, одновременно напоминающим «Король и шут» и «Пошлую Молли» в «Убийца Свин», чем‑то вроде группы Justice в «Спросе» и, наконец, шансоном в невероятно смешном выходе Дениса Астапова из группы «Грязь» в роли волка по кличке Грязный Рубль. ЛСП тут будто сложно — да и не хочется — держать себя в рамках одного жанра, поэтому он скачет между ними, не забывая радостно похрюкивать: актерский метод здесь развит безупречно. Треки ЛСП всегда работали в режиме перехода между романтичным и трагичным регистрами, но, пожалуй, впервые со времен первого мини-альбома «Видеть цветные сны» музыка и тексты вызывают в основном улыбку и кажутся осознанно смешными.

Помимо истории о трех поросятах здесь Олег Савченко успевает популярно рассказать об экономике фактически на мотив песни «Яйца» «Дискотеки «Авария», о новейшей истории России с войной в Афганистане, перестройкой и тяжелыми девяностыми. При этом музыкально за исключением шансонного трека альбом о девяностых не напоминает совсем: музыка в песне «Подельник», например, идеально подошла бы Лигалайзу, но уже в период его альбома «XL». ЛСП этим словно намекает, что поет о вещах особо не меняющихся и поэтому не сильно выигрывающих от привязки ко времени, — отсылки к Александру Серову можно будет понять в России и СНГ в любом году.

Подробности по теме
«Я тоже хочу улететь»: «Грязь» исполняет свой главный хит для «Афиши Homework»
«Я тоже хочу улететь»: «Грязь» исполняет свой главный хит для «Афиши Homework»

Такими же отсылками наполнен и «One More City», второй альбом ЛСП в этом месяце. Это финал продлившейся пять лет трилогии «Magic City» — «Tragic City» — «One More City». Первый альбом, созданный преимущественно в духе хип-хопа из Атланты, в основном рассказывал, как лирический герой влюбился в стриптизершу и из этого не вышло ничего хорошего. Сюжет второго был завязан на воспоминаниях о девушке по имени Саша, а не попавший на альбом трек, где она впервые упоминалась, «Мне скучно жить» (первый фит с Оксимироном, записанный аж в 2014 году), отлично описывал настроение альбома.

Довольно разнообразный музыкально «Tragic City» показывал и куда ЛСП пойдет дальше: скажем, песня «Лабиринт отражений» — предтеча саунда «One More City». На новом альбоме много живых инструментов, музыка идет куда‑то в сторону фанка и соула, настоящей поп-музыки. Туда же двинулся и Тайлер на «Flower Boy» и «Igor».

Но если Тайлер от выдуманных сюжетов двинулся в сторону более исповедальных треков, то ЛСП все же завершает историю своего лирического героя. Он снова заводит его в стрип-клуб, снова лишает его шанса на счастливый конец. Он умело использует практически фон-триеровский сюжет десятилетней давности из песни «Именно такой», снова погружая его в атмосферу скуки и непонимания. От двадцати пяти до тридцати в режиме турбулентности — герой ЛСП именно что проживает эти годы, а не живет.

Удивительным образом переход к поп-музыке активирует и большее количество цитат из нее.

В плавильный котел попадают и Валерия, и группа «Стрелки», и Аллегрова, и Jane Air с самыми известными их строчками.

ЛСП присваивает все себе. Савченко умело вплетает чужие тексты в ткань собственного повествования. Лингвист по образованию, он отлично вставляет в тексты словечки, сбивающие пафос предыдущих слов. Огрубляя тексты невписывающимися в стандартную поп-музыку словами, он позволяет себе остаться на перепутье между хип-хопом и попом. Впрочем, можно предположить, что такие песни, как «Девочка-пришелец», «Золушка» и «Бинокль», найдут отклик в большой аудитории, — и это совсем не недостаток альбома.

ЛСП вообще удавалось в рамках трилогии отлично включать в концептуальные альбомы уже вышедшие ранее песни, делая их более уместными, более интересными. И если по поводу того, насколько стали лучше «Пусть говорят» и «Плевок в вечность» на первом и втором альбомах «городской» трилогии, можно спорить, то вышедшие ранее «Золотой мальчик», «Амнезия» и «10 негритят» явно не производили такого впечатления вне сюжета «One More City». Они явно заиграли здесь новыми красками.

В рамках сюжета альбома ЛСП незаметно показывает, как он изменился за три года с момента выхода «Tragic City», — девушки здесь иначе как дамами не зовутся, а слово «шлюха» единственный раз появляется под конец альбома с приставкой «не». Впрочем, тем, кого в русском хип-хопе напрягает отношение к женщинам (и кто по какой‑то причине дочитал до этого момента в рецензии), альбом все равно не обрадует — его герой все еще считает, что любви не существует, есть только «увлечения и сострадание». Этот момент в треке «Один» с говорящим младенцем на пляже вполне сравним с чем‑то линчевским — но куда сильнее слушателя бьет концовка, а точнее, три.

Первая, «Дюны», это завершение сюжета «городской» трилогии, финал лирического героя альбомов — он старается забыть свое прошлое и начать свою жизнь заново, оставив все позади. Вторая, сингл «10 негритят», кажется финалом для ЛСП как для рэпера, для него это лишь завершение главы, небольшая остановка — для которой нужно уведомить фанатов о том, что он никуда не исчезает и не собирается заканчивать. Третья, самая лиричная и начинающаяся с неожиданной цитаты из Хаски, «Вспоминай», это финал трилогии для Олега Савченко, необходимый и важный.

«Золотой мальчик» — один из лучших треков на «One More City», у которого уже был и клип, и хайп

Две трети этого материала были написаны с другом, соратником и второй половиной дуэта Ромой Англичанином, и Савченко напрямую прощается с другом в этом треке, одновременно обращаясь и к слушателю, которого он надеется увидеть в дальнейших турах. «One More City», нарочито лишенный каких‑либо коннотаций в своем названии, кажется и правда довольно терапевтическим альбомом, полным какой‑то надежды и надежды на прощение. У слушателя ЛСП его определенно заслужил — хотя за «Свиное рыло» ему извиняться точно не стоит. Впрочем, он явно и не собирается. Хрю-хрю.

Подробности по теме
Одинокая луна: как Kate NV записала самый оптимистичный русский альбом года
Одинокая луна: как Kate NV записала самый оптимистичный русский альбом года