GONE.Fludd выпустил новый альбом «Voodoo Child», вдохновленный песней Джими Хендрикса, полный как мягких почти соуловых куплетов, так и жесткого репрезента. Николай Овчинников и Владимир Завьялов поговорили с Александром Бузе (настоящее имя артиста) о новых песнях, экзистенциалистской литературе и самоизоляции.

Никаких «чуитс»

Николай Овчинников: У меня очень странное впечатление от альбома: с одной стороны, там много всякого репрезента, а с другой стороны, там такая традиционная ваша лирика. Нет сильной однородности, которая была раньше. В чем задумка?

GONE.Fludd: Он называется «Voodoo Child», потому что музыка — это магия. На альбоме есть разные штуки: есть демонстрация силы, есть просто вайб, есть какой‑то посыл. И моя цель была — сделать все разнообразным и показать, как надо презентовать себя.

Я сбрил дреды, я больше не «чуитс», больше не ем [эти конфеты], у меня зубы болят от них, и вот такой альбом получился.

Овчинников: А вот эта смена имиджа и внутренней идеологии: что стало основной причиной? Усталость от этого образа или что?

GONE.Fludd: Люди извратили и потеряли суть этого. Раньше, во времена «Суперчуитс», думал, что это смесь дерзости с придурковатостью и глупостью. А потом это ушло только в чупики и лимонады. Мне это надоело.

Владимир Завьялов: Со стороны есть ощущение, что ты прошаренный меломан, который всюду оставляет отсылки к достаточно неочевидным для ньюскульного рэпера вещам вроде манифеста Грюндига и т. д., и в то же время я был на ваших концертах и видел толпу детей, которые хотят песен вроде «Тупая сука будто питекантроп». Не смущает ли вас это?

GONE.Fludd: Раньше смущало и волновало, сейчас я думаю, что по фигу. Есть песни, которые им нравятся, и я могу их исполнить. А еще у меня есть новое что‑то, и это тоже кому‑то понравится. Когда‑нибудь это [старое творчество] само по себе просто забудется, надеюсь, я перекрою это другим треком хорошим.

Овчинников: Мне весь альбом очень понравился, но почему‑то очень резанул трек «Зелень», где вы очень ярко высказываетесь по поводу того, что деньги — это такая важная часть твоей жизни. Почему это до сих пор является такой целью (или самоцелью)?

GONE.Fludd: Кажется, я во втором куплете объясняю это: «Не знаешь вкус яда — не трогай гадюку, моя наука — это магия вуду». Раньше меня парило что‑то, а сейчас я подумал: да ну, ***** [плевать] на все это. Ну это трек такой: я там не говорю, что это мой компас и я только за деньги топлю. Просто объясняю, почему так.

Завьялов: У вас выходила песня «3:55» про мытье рук. Как пришла идея и чем ты сейчас сам занимаетесь на карантине?

GONE.Fludd: Мы с Cakeboy немножко почитали Франца Кафки и пошли фристайлить к микрофону. Листали его около часа. Получился сорокаминутный фристайл, который мы выложили в телеграм-канал, его опубликовали на The Flow.

Короче, мы просто фристайлили просто по фану (смеется). А клип сняли дома, потому что нечего делать на карантине. Придумали разных идей, написали их на заметках-липучках, расклеили по всей квартире, устроили мозговой штурм, короче. Вот и сняли такой клипос. Чем занимаемся на карантине? Да пишем музыку, играем на гитаре, читаем книги, не так много, как раньше, потому что в дороге читал больше. Да и саморазвитием, такими вот приколами, как и все.

Кафка и «Пустота»

Овчинников: А что ты читаешь сейчас?

GONE.Fludd: Сейчас я увидел на The Flow рекламу книги «Три короля. Как Доктор Дре, Джей-Зи и Дидди сделали хип-хоп многомиллиардной индустрией». А до этого читал Томаса Манна «Волшебная гора» — офигенная книга, очень долго читал.

Николай Овчинников: Это опять же очень сильный диссонанс между образом артиста и тем, что вы знаете Кафку и Манна. Как это все уживается?

GONE.Fludd: Хорошие книги надо читать. С Кафкой это был прикол, ну типа «читали Кафку» (смеется). Ну, а что — такой вкус в книгах. Там очень умные мысли бывают, я их иногда в треках использую, потому что часто меня торкает что‑то сказанное там. И можно думать самому над чем‑то очень долго, а потом быстро прочесть и понять. Поэтому я люблю такую экзистенциальную литературу — когда ты чувствуешь, что у автора все было ***** [удручающе] и с помощью творчества он пытался осмыслить свою жизнь.

Овчинников: Почему это тебя так интересовало?

GONE.Fludd: Потому что я примерно так и жил, был какой‑то подавленный — ну и читал эти книги. Оказалось, что там очень много хороших мыслей. Я до сих пор их читаю, хоть сейчас у меня и все хорошо.

Овчинников: По поводу экзистенциальной литературы: трек и клип «Пустота». Наверное, это одна из самых впечатляющих вещей, которые мы слышали в хип-хопе в 2018 году. Эта рефлексия образа артиста — что это было, почему? И про клип расскажи, пожалуйста, он очень красивый.

GONE.Fludd: Я считаю, что наша музыка, Glam Go Gang!, возможно, отличается от других артистов, потому что мы пишем о том, что чувствуем и треки получаются какими‑то душевными. Иногда хочется вылить душу: некоторые вещи ты не можешь высказать даже друзьям, но можешь написать в песне, и таким образом этот месседж дойдет до людей.

Ну и получилась такая песня, написал ее и как будто какую‑то плохую энергию высвободил. А клип снимали в Северной Осетии, было очень круто, в горах. Первый раз вообще был в Осетии, воздух там [необыкновенный]. Познакомился с клевыми осетинскими, людьми, которые там снялись. Это был очень мощный опыт для меня. Я в горах и музыку начал по-другому воспринимать, уходил в горы, специально слушал один. Это очень круто, если не были в горах, обязательно сгоняйте.

Клип на трек «Пустота», одну из лучших хип-хоп-композиций конца 2010-х, туманную балладу о судьбе популярной личности

Двуязычие и «Одиночная психическая атака»

Овчинников: Две версии трека «Могу Пнуть Это» или «I Can Kick It» — почему?

GONE.Fludd: Изначально планировался трек с bbno$Александр Гумучян, канадский рэпер, певец и автор песен из Ванкувера, и я закинул ему демку. Но из‑за лейбла там случилась какая‑то [неожиданность]. И я не знал, сможем ли мы выпустить его с альбомом. И я закинул i61 демку, потому что давно хотел с ним что‑то сделать, еще со времен YungRussia. И вот наконец получилось, я очень рад, что он запрыгнул. Мне даже больше нравится трек с его куплетом, чем с bbno$, наверное, потому, что я понимаю все. Но я рад, что есть два трека, это круто. До этого я один раз читал с западным артистом на альбоме «Boys Don’t Cry». Получилось странновато, сейчас вроде лучше.

Завьялов: А как вообще случился коннект с bbno$?

Руслан Иванов, менеджер: На самом деле все было просто, мы давно внутри команды задумывались о чем‑то вроде международной коллаборации, потому что Саша уже достиг больших высот внутри нашей индустрии, и нам хочется выходить на новые высоты, брать новые рубежи, и не только внутри нашей страны, но и на международной арене. Соответственно, думали, с кем и как можно записать коллаб, чтобы это было классно.

Мы с Саней ездили на гастроли, и он сказал, что ему очень нравится творчество bbno$. Так как предыдущий трек его, самый известный, выходил на нашем выпускающем лейбле, то мы подумали: было бы клево с ним связаться. Он послушал, сказал, что ему очень нравится творчество Саши, что он посмотрел все клипы. В какой‑то момент даже показалось, что ему этого хочется чуть ли не больше, чем нам. Он очень приятный парень и очень активный. Исключительно положительное впечатление от работы с ним.

GONE.Fludd: Возможно, мы сделаем клип с ним.

Иванов: Вполне, да. А еще он сказал, что слушал первую версию трека вместе со своей мамой. И это добавляет милоты всему процессу.

Овчинников: К слову о маме, я знаю из публикации, по-моему, Esquire, что ты, Александр, своей тоже нередко демонстрировал песни.

GONE.Fludd: Конечно, я скидывал альбом маме послушать последние разы. Она говорит, что ей нравится, прикольно, хорошее впечатление.

Овчинников: Ну и как ей новый?

GONE.Fludd: По-моему, она еще не послушала. Но думаю, ей понравятся больше мелодичные треки, чем жесткие. Но вообще ее прикалывают и треки типа «Я курю лесную дурь», он у нее на звонке стоит (смеется).

Завьялов: «Одиночная психическая атака»: почему выпустил не альбом, продолжающий стилистику «Boys Don’t Cry» и «Суперчуитс», а «жесткую рэпчагу»?

GONE.Fludd: В тот период я себя странновато чувствовал, у меня были проблемы с самоконцентрацией. Я не совсем понимал, кем я теперь являюсь. Потому что интернет-образ, тот, кто я есть, и что от меня хотят видеть люди — все немножко смешалось, я захотел кардинально поменять что‑то.

У меня был период депрессии, я сидел дома, никуда не выходил, читал Кафку, писал этот альбом. Сложновато было, но мне кажется, что, написав его, я вышел из такого неприятного состояния. Теперь все отлично, я полюбил музыку.

До этого я не мог слушать музыку, меня все бесило, все новички-фрешмены для меня были какие‑то одинаковые. Я как будто бы стал похожим по восприятию на чуваков из старого рэпа, которые не воспринимают новое музло. Надо было что‑то делать, и я записал альбом [«Одиночная психическая атака»]. Мне кажется, он стал каким‑то чекпойнтом в жизни. Как и все альбомы — так можно отследить, какие периоды в жизни были.

© Предоставлено артистом

Овчинников: По поводу новой школы в целом: все пишут про кризис, и вот вы тоже говорите про однообразие. А ты сам сейчас чувствуешь какой‑то застой?

GONE.Fludd: Я сейчас открыл для себя много новых исполнителей, мне кажется, застоя нет. Он есть у крупных артистов. А неизвестные чуваки делают очень крутые штуки, но о них пока мало кто знает, и создается такая иллюзия застоя. Мне кажется, выйдет мой альбом, и что‑то изменится.

Овчинников: Новые «чуваки». Кого посоветовал бы?

GONE.Fludd: Из русских или вообще?

Овчинников: Давай из наших

GONE.Fludd: Ну Presco Lucci крутой чувак, слышали? Очень крутой, он делает очень давно, лет пять, наверное, но его мало кто знает. Он экспериментирует с музыкой, у него чувство стиля и все такое. Но у молодых артистов страдает качество: либо сведение, либо еще что‑то.

Кстати, вы понимаете разницу между Платиной и Lil KrystalllУчастники (во всяком случае до последнего момента) объединения «РБН Клуб», считаются главными рэп-новичками прошлого года. У них очень похожая манера исполнения?

Завьялов: Я понимаю разницу, но понятно, что это люди из одного объединения и у них схожая стилистика. Если мне поставят трек Платины, а за ним трек Lil Krystalll, то с вероятностью 95% я их отличу. Хотя бы потому, что у них тембр голоса разный.

GONE.Fludd: Я пытался понять, кто из них лиричнее пишет тексты, и мне кажется, что Lil Krystalll чуть-чуть поэтичнее (смеется). Кто еще… Мне кажется, что КлоуКома очень крутой чувачок — слышали его? МС Сенечка тоже делает свой звук, пишет все свои биты сам, тоже круто. Я думаю, он свои лучшие треки еще пока не написал. Угадайкто — просто псих, потому что он ну очень экспериментально звучит. Слышали его последний альбом с Иглой?

Завьялов: Да, там еще клип был на песню «Крокодиль», тема лютая вообще!

GONE.Fludd: Как он рифмует и как он звучит — просто ********* [поразительно]. Поэтому нельзя сказать, что есть кризис, просто крупные артисты выпускают обычные песни и складывается такое впечатление.

Завьялов: Скучаешь по концертам во время карантина?

GONE.Fludd: Что‑то есть такое, но мне очень комфортно дома писать музыку, здесь идет даже лучше. Я живу вместе с Кейком и с нашими девчонками вчетвером, всегда летают всякие мысли, идеи. Кто‑то снимает видосы, кто‑то еще что‑то. Очень творческая среда такая, в которой интересно что‑то создавать.

Во время туров я сильно меняюсь, вхожу в такую концертную фазу и тогда я уже не могу создавать, я могу только воспроизводить, но я получаю за это энергию, ответ. Это очень круто, но сейчас я написал бы еще побольше музла, мне это очень нравится. Но в тур я бы и не хотел поехать, а вот концерт разок дать было бы прикольно (смеется)

Завьялов: Устаешь от туров?

GONE.Fludd: Да, это очень забирает здоровье и насилует мозг. Еще повышает эго. В турах сложно быть собой и оценивать себя рационально.

Завьялов: Повышает эго — это как?

GONE.Fludd: Ну все кричат: «Го-о-о-он фла-а-а-адд!» — и ты поднимаешься, эго раздувается. Но это надо контролировать, мне кажется. Если пустить на самотек, то не будет хорошо, и это скажется на качестве песен.

Овчинников: А были моменты, когда крышу просто сносило от популярности? Я помню тебя в прошлом году на «Маятнике Фуко»: ты поднимаешься на сцену, все орут, ты по факту там главная звезда. Мне кажется, у меня бы башню снесло в такой момент.

GONE.Fludd: Да, бывает. Но с этим нужно справляться, я считаю.

Овчинников: А что будет с Glam Go Gang?

GONE.Fludd: Glam Go Gang будет расти, процветать, делать больше музыки, скоро Flipper Floyd подключится, я считаю, что он очень крутой текстовик. У Iroh выходит скоро новый альбом, Cakeboy пишет новый альбом. Планируем уехать в Подмосковье на три месяца, запереться в доме и писать совместный альбом там. До этого мы выпускали «Weededed», но такое ощущение, что он прошел как‑то незаметно, а там есть крутые треки. Хотелось бы повторить, но только в полном формате, чтобы это был полноценный альбом, потому что тот мы сделали за три дня.

Овчинников: Но он просто был в тени остальных релизов участников, они слишком крупные были.

GONE.Fludd: Да, наверное. Мы его очень быстро сделали и зарелизили.

Овчинников: Кого‑то нового принимать собираетесь или категорически нет?

GONE.Fludd: Думаю, нет. Мы общаемся все со школьных лет, знаем друг друга очень хорошо, я доверяю пацанам, и это взаимно, мы можем друг другу рассказать о чем угодно. А если мы возьмем кого‑то нового, это уже разрушит нашу дружескую связь и принесет более коммерческую ноту [в творчество]. Поэтому нам комфортно, и мы друг друга очень чувствуем, так и получаются крутые треки. А с другим чуваком возможно придется о чем‑то спорить в плане музыки. Мы никогда не спорим.

Иванов: Я добавлю важный момент. Часто в сети путают понятия: Glam Go Gang — это не лейбл, это творческое объединение, это не то, куда условно можно «принять людей».

Это некая устоявшаяся творческая формация, в которой ребятам очень приятно сосуществовать. Потому что в интернете ходит такое: «А вы берете к себе на лейбл?» Glam Go Gang про объединение людей с одинаковыми взглядами на написание музыки.

GONE.Fludd: Помогает еще совместное времяпрепровождение с бухлишком, когда выпьешь — и разговор по душам. Да и просто все говорят, что думают, очень искренне и правдиво.

Завьялов: По поводу аудитории. У меня есть ощущение, что тебе нравится как‑то развивать, поучать слушателя. Например, очень трогательная была ссылка на Сиксто Родригесаundefined в клипе «Сахарный человек», там прочтения «Манифеста Грюндига» на камеру. Я из твоего твиттера узнал, что Литтл Ричард умер.

GONE.Fludd: Ну это очень интересно, это касается музыки, истории жанра в целом. Я изучаю хип-хоп-культуру до сих пор — что было, как появилось, как все работает. И в русском рэпе сама культура некая, она тоже очень интересная. Сцена 2010-х годов там, нулевых. Были такие мощные рэперы: Def Joint, например. Крип-а-крип наваливал, как просто никто не мог, мне кажется. Сейчас уже не так, конечно, читают. Много музыки хорошей забыто, каких‑то действий крутых, видосов. Поэтому я изучаю культуру. интересно узнать, какие треки вообще существовали, что они принесли и как это можно развить. И хочется показывать это, что есть удивительные вещи.

Я иногда могу строчку из трека «Tahdem Foundation» закинуть, мне просто нравится что‑то такое доставать.

Овчинников: С точки зрения даже не слова, а звука — был какой‑то ориентир на новом альбоме? То есть понятно, что его делали разные битмейкеры, но был ли ориентир: вот хочется как они?

GONE.Fludd: Меня часто просят референс скинуть, но я обычно не кидаю, я не понимаю, как это работает.

Я считаю, что у меня просто есть какая‑то чуйка или вкус, мне просто нравится бит, и я под него делаю. Я исхожу из того, как я это ощущаю и что хочу сказать и на какую музыку это положить. Или просто мне нравится какое‑то сочетание клавишных и появляется идея.

Поэтому изначально я писал альбом, вдохновленный Джими Хендриксом и его пятнадцатиминутным треком. Сессия очень магически звучала, я понял, что хочу делать какую‑то такую музыку, которая была бы волшебной, в хорошем смысле этого слова. В общем, я пытался принести какую‑то мистику и магию в музыку — и получился такой вот альбом.

Он получился таким, каким я и хотел, но изначально я точно не представлял, как он будет звучать. Все настраивается по мере работы, сначала ты пишешь трек, чтобы начать, потом пишешь дальше, смотришь, что получается, чего не хватает, чтобы все было связано и гармонично.

Овчинников: Сколько времени заняла запись в общем?

GONE.Fludd: Месяца три-четыре.

Овчинников: При этом у тебя достаточно короткие периоды получаются, как будто ты не пытаетешься на год уйти в запись, чтобы там думать, мучаться с этой музыкой и все такое.

GONE.Fludd: Я хотел так делать. Первый альбом — «Формы и пустота» — я писал полтора года, «Прилунение» примерно столько же, и чувствуется, что там более продуманно все. Но сейчас так устроена индустрия, что не все могут позволить себе долгое затишье, чтобы потом вернуться в игру обратно. Не знаю, как Фрэнк Оушен провернул это, и многие так делают. Но они просто гигантского масштаба, наверное. Поэтому так.

Овчинников: Боишься затишья?

GONE.Fludd: Я хочу давать музыку аудитории. Они хотят слышать от тебя музыку, и ты ее выпускаешь. У меня очень привлекает Янг Таг и его отношение к делу — как он штампует музло, и при этом всегда находит новые способы удивить слушателей.

Завьялов: Индустрия диктует сейчас какие‑то определенные правила, и ты делаешь что‑то в более сжатые сроки, чем тебе хотелось бы делать?

GONE.Fludd: Да, есть рэп-игра, и есть игроки, есть правила игры, ты просто играешь, и все. Пытаешься опередить соперника.

Овчинников: А кто твои соперники?

GONE.Fludd: Ну, условно говоря «соперники». Я соперниками всех считаю, кто тоже делает музло. А так я не могу сказать, что вот мой враг там Kizaru или еще кто‑то. Просто хочется как‑то расти в этом.

Подробности по теме
Coldplay, Бек, GONE.Fludd и другая музыка за неделю
Coldplay, Бек, GONE.Fludd и другая музыка за неделю